• Москва, +14....+25 ясно
    • $ 65,89 USD
    • 73,45 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Отложенный мир

На какие уступки пошли Киев, Москва и непризнанные республики

Марафонские переговоры в Минске привели к подписанию документа о «комплексе мер по выполнению Минских соглашений», предусматривающего прекращение огня и отвод тяжелой техники, оговаривающего статус «мятежных регионов» в составе Украины, а также конституционную реформу, которую должен провести Киев. “Ъ” попытался определить, на какие уступки пошли Украина, Россия и ополченцы и какие спорные вопросы до сих пор остаются непроясненными.


Уступки Киева


— Украинские власти фактически признают, что в обозримом будущем не смогут осуществлять контроль над территорией нынешних ДНР и ЛНР, названных в документе «отдельными районами Донецкой и Луганской областей». Конфликт фактически превращается в замороженный — по примеру приднестровского.

— За «отдельными районами» признается право участвовать в назначении судей и прокуроров, создавать «отряды народной милиции» (в которой почти наверняка будут состоять сегодняшние ополченцы). Кроме того, Киев обязуется содействовать «трансграничному сотрудничеству отдельных районов Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации».

— Украинская сторона обязалась провести конституционную реформу, цель которой, как выразился президент Франции Франсуа Олланд, обеспечить «соблюдение прав жителей восточных регионов». Новая конституция должна быть принята до конца текущего года. При обсуждении соответствующих законопроектов в Верховной раде, где сильны позиции радикальных «патриотов», у Петра Порошенко могут возникнуть серьезные проблемы. После Минска президент Украины вступает на минное поле. Его политические противники получают повод обвинить главу государства в «пренебрежении национальными интересами», что может повлечь за собой вначале «парламентский мятеж», а затем массовые акции протеста с привлечением добровольческих батальонов.

— Обещание амнистии для участников боевых действий со стороны ДНР и ЛНР, в том числе лидеров непризнанных республик. Фактически это означает легализацию людей, которых до этого в Киеве называли исключительно «террористами» и «военными преступниками».

— Выполнение социальных обязательств перед жителями «мятежных территорий», выплата им пенсий и пособий. Для стоящей на пороге дефолта Украины это дополнительная нагрузка, не предусмотренная бюджетом.

Уступки Москвы и непризнанных республик


— Прекращение наступления ополченцев, которое в целом развивалось успешно и позволило им с начала января установить контроль над 600 кв. км территории. Украинские вооруженные силы получают возможность избежать разгрома в «дебальцевском котле», что представлялось практически неизбежным. Впрочем, прекращение огня должно вступить в силу не немедленно, а лишь 15 февраля. То есть для решения неотложных боевых задач у сил ДНР и ЛНР остается еще два с половиной дня.

— Признание, пусть пока чисто формальное, ДНР и ЛНР частью Украины. Москва, впрочем, на официальном уровне всегда придерживалась такой позиции, однако лидеры обеих республик до сих пор настаивали на полной независимости, не допуская компромиссов в этом вопросе.

— Проведение еще одних местных выборов — на сей раз в соответствии с украинским законодательством. Этот пункт ставит под сомнение легитимность выборов, прошедших в ДНР и ЛНР 2 ноября 2014 года, и сформированных по их итогам органов власти.

— Пункт о выводе иностранных вооруженных формирований и техники. Тем самым косвенно признается, что такие формирования на территории ДНР и ЛНР были. При этом крайне сложно будет определить, какая техника подлежит выводу, а какая — нет. Не слишком понятно, какими критериями при этом будут руководствоваться. Не до конца ясен и пункт о «разоружении всех незаконных групп». Для Киева все формирования, противостоявшие ему в Донбассе, незаконные.

— «Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины» в той части, где она соприкасается с территориями ДНР и ЛНР. Если теоретически представить, что самопровозглашенные республики будут изолированы от России, со временем у Киева может возникнуть соблазн вновь попытаться решить проблему «сепаратизма» военным путем, как летом прошлого года. Впрочем, на практике перекрыть 450-километровую границу будет крайне сложно, к тому же эта мера начнет реализовываться не сразу, а лишь после проведения в «отдельных районах» местных выборов.

Для Владимира Путина, учитывая внутриполитическую обстановку, потенциальный риск неизмеримо меньше, чем для Петра Порошенко. Рейтинг президента РФ может серьезно пострадать лишь в том случае, если киевская «партия войны» воспользуется перемирием для укрепления вооруженных сил и в какой-то момент попытается повторить опыт президента Хорватии Франьо Туджмана, силой решившего проблему Сербской Краины в августе 1995 года. В этой ситуации Кремлю пришлось бы столкнуться с обвинениями в «предательстве Новороссии». Однако пока никаких предпосылок для маленькой победоносной войны у Украины нет.

Максим Юсин

Тэги:

Обсудить: (0)

"Коммерсантъ" от 12.02.2015, 14:20

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение