Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

"Бунтарство не в характере наших людей"

Александр Роднянский о работе над "Левиафаном"

Продюсер фильма "Левиафан" АЛЕКСАНДР РОДНЯНСКИЙ ответил на вопросы ЮРИЯ ЯРОЦКОГО.


— Почему вы вместе с режиссером и сценаристом во время работы над фильмом решили изменить финал по сравнению с реальной историей Марвина Химейера?

— Поначалу главный герой, как и Марвин Химейер, садился в укрепленный им бульдозер и погибал, снося выстроенные вокруг его дома ограждения и городские административные здания. Было все продумано до мелочей: к примеру, сцена с другом-гаишником, который в этом варианте стоял на посту и сталкивался с выбором — стрелять или не стрелять в Николая... Но что-то Звягинцева и Негина смущало: если уж ты живешь в современном российском материале, если рассказываешь о своих, раз хочешь быть предельно убедительным, то обязан чувствовать, что органично, а что нет. И они пришли к выводу, что такой финал уж очень жанровая и даже ненашенская история. Такое бунтарство, акт вооруженного сопротивления власти, разгром административных зданий не в характере наших людей. В итоге Звягинцев и Негин пришли к окончательной версии финала, к истории если не покорности, то терпения. Мне кажется, это правильно. А история Химейера не более чем повод для фильма, семя, зароненное в почву, одна из исходных его точек. Не менее серьезно на замысел фильма повлияла и повесть Генриха фон Клейста "Михаэль Кольхаас".

— Сейчас многие считают, что Министерство культуры и министр Владимир Мединский негативно настроены по отношению к "Левиафану" и пытались создать проблемы для проката фильма в России. Это действительно так?

— Есть министр как частное лицо и министр как государственный чиновник. Как частное лицо он абсолютно вправе высказываться, о чем хочет и как хочет. Хотя он делает это, на мой взгляд, излишне часто и подчас жестко и потому несправедливо — например, называть Звягинцева запредельно конъюнктурным. Уж к чему-чему, а к конъюнктуре он никакого отношения не имеет. Вообще. Но наши отношения с министром как с государственным чиновником всегда были системными — такими, как это регламентирует закон. Мы вышли на питчинг, получили поддержку, смогли закончить картину и за это благодарны. Перед Каннским фестивалем, чтобы не было неожиданностей для министерства, мы показали картину Мединскому. Он ее посмотрел, был длинный разговор, он долго спорил с Андреем, высказывая сомнения во многом: к примеру, в том, действительно ли в России так пьют. Сетовал на отсутствие положительного героя и надежды в конце фильма... Но, зная Владимира Мединского как автора книг из серии "Мифы о России", его реакция на фильм "Левиафан" была вполне ожидаема и естественна. В итоге он сказал, что фильм ему не понравился, но режиссер очевидно одаренный. И дальше уже последовательно выступал в этом же ключе.

— Вы ожидали ажиотажа, который возник вокруг "Левиафана" еще до его выхода в прокат?

— Я не сомневался и говорил Андрею, что фильм вызовет неоднозначную реакцию и поляризует социум. Но я был, как ни странно, приятно удивлен — честно говоря, ожидал, что жестких обвинений будет существенно больше. Но фильм, оказавшись пиратским образом в бесплатном доступе в интернете, вызвал раскол даже среди консерваторов: многие из них поддержали картину и приняли ее как важную. Точно так же и среди либералов реакция на фильм оказалось самой неоднородной. Дискуссия пошла не по классической схеме — между государственниками и оппозицией, а по много более интересной и причудливой траектории: общество отреагировало бурно на фильм, претендующий на обсуждение больших вопросов. И раскололось. Фильм превратился в событие общественной жизни.

— Есть ли у вас прогнозы по поводу того, какие результаты будут у "Левиафана" в российском прокате? С одной стороны, интерес к фильму очевиден, но с другой — все, кто хотел, уже посмотрели его в интернете, да и антирекламу он получил довольно большую...

— Ну, то, что вы называете антирекламой, в любом случае большой плюс. Это говорит о том, что все эмоционально вовлечены, а даже заведомо негативное отношение, как правило, стимул к просмотру. Но действительно фильм очень многие уже посмотрели онлайн. Будет очень любопытно проверить, какое влияние это окажет. Интерес со стороны кинотеатров очень большой, а они обычно ориентируются на спрос со стороны зрителей. Но у меня нет никаких прогнозов — возможны самые разные варианты.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение