• Москва, +9....+17 дождь
    • $ 64,91 USD
    • 72,50 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

Реформа с оговорками

Первые итоги работы новой высшей инстанции по экономическим спорам

Реформа по объединению Верховного и Высшего арбитражного судов уже привела к тому, что общий срок рассмотрения дел увеличился, а количество арбитражных разбирательств, получивших шанс на пересмотр в высшей инстанции, снизилось. Надежда юристов и их клиентов на то, что высшая инстанция все исправит, постепенно тает, в связи с чем эксперты прогнозируют рост числа третейских оговорок.


Предложенная президентом в июне 2013-го и завершившаяся 6 августа 2014 года судебная реформа сделала Верховный суд (ВС) единой инстанцией для всех категорий споров, включая экономические. Под лозунгом единых подходов в практике Высший арбитражный суд (ВАС) был упразднен, а решения по бизнес-спорам (по аналогии с уголовными и гражданскими) получили новую систему обжалования — сначала во "второй кассации" в Коллегии по экономическим спорам (КЭС) ВС, а затем в президиуме суда. Реально заработала пока только коллегия — президиум ВС по экономическим вопросам ни разу не собирался.

За полгода, отведенные ему на передачу дел, ВАС не успел рассмотреть шесть споров, уже переданных в президиум для пересмотра. По закону "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс" от 28 июня они должны были достаться президиуму ВС, и юристы уже готовились изучать его решения, но зря. Пересмотр в президиуме устраняет "лишь фундаментальные нарушения", в порядке же кассации судебные коллегии проверяют правильность применения правовых норм — с таким объяснением "в целях предоставления в полном объеме права на судебную защиту" дела были приняты к рассмотрению КЭС. "Юристы не питают иллюзий относительно нынешней надзорной инстанции в ВС. Как ни крути, именно коллегия пришла на смену президиуму ВАС и ситуация вряд ли изменится, несмотря на объединение высших судебных инстанций",— говорит партнер практики по разрешению споров юридической фирмы Goltsblat BLP Рустам Курмаев.

Проблемы количества


Поскольку бремя рассмотрения арбитражных споров легло именно на плечи КЭС, "Ъ" изучил показатели ее деятельности и сравнил их с ВАС по числу отказов и числу пересмотренных дел. В целом статистика переходного периода нового ВС показывает заметное снижение "производительности". Официальных сведений ВС по количеству рассмотренных жалоб и переданных в КЭС дел нет. Но в базе решений арбитражных судов с 6 августа по 30 ноября 2013 года есть 9407 актов, вынесенных ВАС. ВС за тот же период 2014 года вынес лишь 3411 актов по арбитражным делам. По данным сайта arbitr.ru (официальная статистика), в 2013 году ВАС рассмотрел 21 378 жалоб, передав 438 из них в президиум. Также вынесено 254 отказа в передаче дела в президиум, но с указанием на возможность его пересмотра по новым обстоятельствам, исходя из позиции ВАС по аналогичным делам. У КЭС отсутствует подобный инструмент, позволяющий пересмотреть дело в нижестоящих инстанциях.

Итоговая доля пересмотренных ВАС дел в 2013 году составила 3,23% от общего числа, в 2012 году — 3,7%. Это немного, "нужно пересматривать порядка 5% судебных дел — именно такое количество судебных актов экс-глава ВАС РФ Антон Иванов называл требующими внимания высшей инстанции", указывает управляющий партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры" Дмитрий Черняков. Но доля передаваемых на рассмотрение КЭС экономических споров еще ниже, по оценкам юристов,— менее 2%. Дмитрий Черняков оценивает число отказов в передаче дела в КЭС примерно в 1,86% поступивших жалоб, Рустам Курмаев — в 1,7-1,8%. Официальной статистики ВС не ведет, но, согласно базе "Консультант+", с августа по октябрь ВС вынес 2046 отказов, а передал на рассмотрение КЭС 41 дело, то есть 1,9%. В ноябре ситуация немного улучшилась: за месяц в КЭС передано 40 дел, отказ получили 1165 жалоб. Всего с августа по ноябрь в КЭС было передано для рассмотрения 81 дело (2,4%). По существу коллегия за четыре месяца успела рассмотреть 48 арбитражных дел, отправив из них 20 на новое рассмотрение. Для сравнения: за аналогичный период работы в 2013 году (даже с учетом отпуска в августе) президиум ВАС рассмотрел 126 дел.

Небольшой процент рассматриваемых сейчас КЭС дел руководитель практики по корпоративным спорам юридической фирмы Freshfields Bruckhaus Deringer Максим Кульков связывает с перегруженностью суда, полагая, что с этим еще долго не удастся справиться. В первую очередь мешает неукомплектованность: в ВАС судейский корпус в последний год составлял порядка 50 человек, а в КЭС занято лишь 15 кресел, перспективы пополнения до штатных 30 сомнительны из-за жестких требований к кандидатам. "Надо помнить, что ВС — это экстраординарная инстанция, которая вмешивается и исправляет что-то в исключительных случаях. Я надеюсь, что спустя пару лет, когда будут уже решены все технические, организационные и кадровые вопросы, ВС заработает более эффективно",— говорит управляющий партнер адвокатского бюро "Дмитрий Матвеев и партнеры" Дмитрий Матвеев. В целом юристы сходятся во мнении, что пока серьезных изменений наработанной ВАС практики нет, а намеченная упраздненным судом тенденция к поддержке госорганов в спорах с бизнесом будет только усиливаться.

Проблемы качества


Помимо того что в ВС передается мало арбитражных дел, единообразия судебной практики не создается и потому, что в текстах определений КЭС не хватает четких правовых позиций. "Многие дела рассматриваются каузально, как частный случай, а как поступать в аналогичных спорах — неясно",— отмечает управляющий партнер адвокатского бюро "Бартолиус" Юлий Тай. "Снижение количества прецедентных решений подтверждает предположения многих юристов о главной цели реформирования судов — борьбе с законотворческой функцией судебной власти",— говорит Максим Кульков. При этом юристы обращают внимание, что тексты определений о передаче дел для рассмотрения в КЭС стали значительно короче, а юридическая техника деградирует. "Акты о передаче дела в КЭС, как правило, лишь утверждают, что позиция заявителя заслуживает внимания. Сам объем текста значительно уменьшился, а если убрать описательную часть с позициями сторон, остается порой несколько предложений",— отмечает Юлий Тай. В определениях КЭС редки ссылки на постановления пленума ВАС и еще реже на постановления его президиума.

Большие опасения вызывает и другая сторона работы высшей инстанции, обеспечивающая единство практики,— выпуск разъяснений по применению законодательства. "КЭС лишена данной функции, а будут ли активно заниматься этим вопросом президиум и пленум, остается загадкой",— говорит Дмитрий Черняков. За первые четыре месяца работы нового ВС президиумов по экономическим спорам не было. За август--ноябрь президиум ВС собирался шесть раз и рассмотрел всего 29 дел, исключительно уголовных. Юристы сомневаются, что активность и результативность президиума ВС по экономическим спорам будет сопоставимой с президиумом ВАС. "Во-первых, из-за объективной низкой пропускной способности, а во-вторых — из-за его персонального состава",— поясняет Юлий Тай. "Президиум ВС включает на сегодня лишь двух цивилистов, из которых только один представляет арбитражную систему. В таком составе президиум не может выступать высшей инстанцией для экономических споров. Это неэффективно и нецелесообразно",— добавляет Дмитрий Черняков. Юристы считают необходимой реформу президиума ВС, например разделение его на уголовную и гражданскую палаты, в которых профильные специалисты могли бы рассматривать дела отдельно друг от друга. "Такую структуру имеют высшие судебные инстанции ряда европейских государств (Франция, Испания). При необходимости решения смежных вопросов, важных как для экономического правосудия, так и для уголовного процесса, палаты могли бы заседать совместно",— предлагает Дмитрий Черняков.

От общего к частному


Длительность рассмотрения дел, снижение доверия к системе государственных судов, местами излишняя формальность процесса и высокие расходы не идут на пользу арбитражным судам. Ряд юристов уже теряют надежду на ВС. "Мы рекомендуем нашим клиентам КЭС как последний этап и предупреждаем о невысоких шансах попасть на рассмотрение",— отмечает Рустам Курмаев. Тех же, кто все-таки добился пересмотра дела КЭС, беспокоит огромное количество проверочных инстанций в ВС, число которых для арбитражных споров существенно увеличилось. Сначала дело рассматривает судья ВС, если оно передано для рассмотрения — КЭС, а если отказано — можно обжаловать зампреду и главе ВС, далее можно подать надзорную жалобу в ВС, после чего надзорное решение можно опять же обжаловать зампреду и главе ВС. "Если проходить по всем уровням, общий срок процедур обжалования по АПК может достигать 30 месяцев",— отмечает Юлий Тай.

На этом фоне все большее значение, особенно в связи с последним решением Конституционного суда (КС), начинает приобретать третейское правосудие. Роль третейских судов усиливает недавнее постановление КС, 20 октября признавшего, что третейские суды могут рассматривать споры с участием своих учредителей и контролирующих их лиц (ВАС считал, что это нарушает принцип "объективной беспристрастности" суда). "Можно ожидать роста числа третейских оговорок в договорах. Арбитражным судам сейчас начинают все меньше верить, а КС дал дорогу третейским судам, поэтому объем рассматриваемых ими дел, безусловно, вырастет",— полагает Юлий Тай.

Для юристов же последствия реформы начинают затмевать более насущные проблемы — санкции, падение курса рубля, ужесточения в налоговой сфере. "Из-за экономического кризиса объем работы увеличивается, особенно по делам о неисполнении договоров и о банкротстве",— поясняет господин Тай. Опрошенные "Ъ" юристы рассказывают, что из-за кризиса и неопределенности многие бизнесы сокращают бюджеты на юруслуги и стараются обходиться силами штатных юристов. Это вынуждает юрфирмы снижать цены или вообще демпинговать.

Анна Занина, Андрей Райский



  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение