• Москва, +15....+26 малооблачно
    • $ 64,26 USD
    • 71,21 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Апсны сбываются

Для Сухума Москве ничего не жалко

Вчера в сочинской резиденции "Бочаров ручей" президент России Владимир Путин и президент Абхазии Рауль Хаджимба подписали договор о союзничестве и стратегическом партнерстве, который для Абхазии стал многострадальным: специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ сообщает, что в первоначальном варианте бывший президент Абхазии Александр Анкваб категорически отказался подписывать его, а новому президенту страны удалось вынести его на общественное обсуждение, благодаря чему договор в конце концов принял приемлемую для Абхазии форму, содержащую 5 млрд руб.


Московских государственных деятелей на подписание договора в Сочи приехало гораздо меньше, чем абхазских государственных деятелей. Можно даже сказать, что, судя по всему, вчера в "Бочарове ручье" были все государственные деятели Абхазии, то есть оба ряда в зале для подписания торжественных документов были заняты (а в каждом ряду все-таки не меньше шести мест точно).

Среди российских государственных деятелей можно было заметить помощников президента Юрия Ушакова, отвечающего за отношения России с окружающим (и берущим ее во все более тесное кольцо) миром, и Владислава Суркова, отвечающего за отношения с Абхазией, а также пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, отвечающего за отношения с президентом России.

Президент России в начале встречи с президентом Абхазии заявил, что "эксперты и члены парламентов пришли к выводу, что необходимо предпринять дополнительные шаги для того, чтобы создать наилучшие условия и для развития экономических связей, и для того, чтобы гарантированно обеспечить безопасность Абхазии и главным образом решить основную задачу — улучшить жизнь людей".

Он таким образом объяснил, зачем нужен новый договор между Россией и Абхазией. Правда, это так и осталось непонятным.

Прежний договор сроком на десять лет пока в силе и, более того, рассчитан на пятилетнюю автоматическую пролонгацию. Тем не менее, по данным источников в абхазской делегации, новый вариант договора привез в Сухум помощник президента Владислав Сурков, когда президентом Абхазии был еще Александр Анкваб, которому этот вариант категорически не понравился, так как, по словам абхазских государственных деятелей, не то что ущемлял абхазскую государственность, а стирал понятие о ней вместе с российско-абхазской границей, которая фактически отодвигалась до абхазско-грузинской (граница с Россией называлась неприятным словом "прозрачная").

Фрустрированные идеей потери независимости абхазские власти и в самом деле могли быть озабочены идеей появления нового документа.

Тем более что в первом варианте содержалась идея создания в рамках МВД Абхазии некоего контролирующего органа, глава которого должен был назначаться из России. Это обстоятельство привело абхазов в состояние повышенной боевой готовности прежде всего потому, что за органом в проекте были записаны полномочия фиксировать экстремистские организации, а ими можно при желании назвать любой народный сход: были бы люди, а экстремисты среди них всегда найдутся.

Впрочем, Владислав Сурков на мой вопрос, действительно ли это он привез проект договора, категорически опроверг само это предположение в зародыше:

— Это МИД России передал соответствующую ноту МИД Абхазии!

Те же абхазские переговорщики рассказали, что будто бы каждому из кандидатов в президенты Абхазии предложили перед не такими уж давними выборами согласиться с тем, что договор будет подписан. И Рауль Хаджимба согласился. Впрочем, когда стал президентом, вынес этот документ на общественное обсуждение, благодаря чему договор стал просто неузнаваемым и готовым к подписанию.

Честно говоря, трудно сказать, в чем состоят такие решительные перемены. Окончательный вариант договора опубликован на сайте правительства России. В нем граница продолжает называться прозрачной (тем не менее документы людей и грузы будут, как и раньше, проверяться). Сохранился, как и в первоначальном варианте, пункт о создании совместной российско-абхазской группы вооруженных сил для обеспечения безопасности границ.

Правда, новый орган МВД теперь называется не контролирующим, а информационно-координирующим центром. Это действительно можно назвать победой абхазских переговорщиков. Впрочем, по данным источников "Ъ", им не было оказано никакого сопротивления (в конце концов какая разница, как назвать?).

Более того, были учтены все возможные замечания — Россия хотела подписать этот документ, и то, что Абхазия называла своей победой, для России не являлось даже уступкой.

К тому же Россия, в соответствии с документом, берет на себя почти все расходы по его реализации.

— Владимир Владимирович, и я не меньше рад! — откликнулся Рауль Хаджимба в начале встречи.— ...С подписанием этого договора мы, несомненно, увеличим те возможности, которые были ранее предоставлены Российской Федерацией!

— Тем более что мы с вами знаем, что запланировано как раз двукратное увеличение помощи по сравнению с прошлым и даже текущим годами,— не удержался господин Путин (позже он назвал и сумму: в 2015 году Абхазия получит от России 5 млрд руб.).

— Несомненно, это даст нам соответствующие возможности развития нашего экономического потенциала! — расцвел Рауль Хаджимба.— Если в предыдущие годы мы все-таки нацеливались на социальные проекты, то сегодня как раз стоит задача поднять уровень экономических возможностей нашей страны!

— Отлично,— кивнул российский президент.

А я спросил у помощника президента Владислава Суркова, правда ли, что с утра в столице Абхазии проходят митинги.

— Действительно,— подтвердил он.

— Точнее, два митинга: один — за договор, а другой — против,— добавил я.

— В основном за,— нахмурившись, поправил господин Сурков.

После того как документ был подписан, Владимир Путин сказал не только про 5 млрд руб. в 2015 году, но и про железную дорогу сообщением Сухум--Тбилиси:

— Считаем возможным подумать и при общем согласии осуществить.

Потом он разъяснил, что "с одной стороны она пойдет на Армению, с другой стороны — на Россию".

То есть идея в том, чтобы соединить железнодорожным транзитом Армению и Россию.

Господин Сурков на мой вопрос сказал, что этим он не занимался (хотя бы этим он не занимался), но что, по его сведениям, "Тбилиси никогда и не был против этой дороги".

Но, видимо, и за тоже не был, так как такая дорога до сих пор не функционирует, хотя была построена еще во времена Сталина (и теперь ее надо восстановить, а не строить заново).

Рауль Хаджимба уехал из Сочи с чувством исполненного долга перед всеми сторонами бывшего когда-то проблемным договора.

Почти вся его делегация задержалась: а куда спешить-то? Теперь надо в спокойной обстановке решать, как деньги перераспределять. Это ведь целая история: как лучше перенаправить-то? С социальных проектов на экономическое развитие?

Тут думать и думать.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №213 от 25.11.2014, стр. 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение