• Москва, +17....+21 небольшой дождь
    • $ 63,74 USD
    • 70,30 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

"Ни у кого нет четкого плана действий"

Говорит исполняющий обязанности главы Крыма Сергей Аксенов

Временно исполняющий обязанности главы Крыма Сергей Аксенов рассказал "Власти", как сделать регион самоокупаемым, зачем республике самооборона и почему он занялся политикой.


Олеся Герасименко, Артем Галустян


«Украинское руководство полностью действует под руководством цэрэушников»


Прошло пять месяцев с момента референдума. Как идет интеграция Крыма? Какие у вас результаты?

Наверное, сказать, когда полностью произойдет процесс адаптации, не может никто. Мы делаем все возможное, чтобы этот процесс прошел как можно быстрее. Конечно, не все так гладко. Не все получается так, как задумали первоначально. Дело в том, что мы решаем задачи, которые никто никогда не решал. И ни у кого нет четкого плана действий, ни у одной структуры ни на каком уровне вообще. Подобных ситуаций нигде не случалось.

Сколько российских паспортов получили жители Крыма? На момент выборов сколько осталось за бортом?

Федеральная миграционная служба докладывала на совете министров о том, что выдано 1 миллион 380 тысяч паспортов. По их данным, с учетом поданных заявок было 93%. Это практически полный объем.

Вы ведете мониторинг общественных настроений, держится ли эйфория после референдума? Или уже есть разочарование?

Дело не в том, что эйфория. Эйфория была потому, что все прошло бескровно. С учетом того что сегодня все наблюдают картину, которая на юго-востоке происходит, все понимают, что если бы мы были более, немного более…

Более конфликтными?

Не то чтобы конфликтными, если бы были менее организованными. И например, решили бы проводить референдум 25 мая, то это могло бы для нас обернуться теми же самыми последствиями. Наверное, это основной момент, за который люди благодарны, что мы ушли от военных действий. От разрушения инфраструктуры и потери человеческих жизней.

А потенциальный конфликт вы видели между кем и кем?

Ну Украина могла бы пытаться мобилизовать опять же «Правый сектор». И пытаться вооруженным путем воспрепятствовать проведению данного мероприятия. Я уверен, что так бы и было, если бы мы только сказали, что референдум будет 25 мая. Сегодня украинское руководство объективно недееспособно и полностью действует под руководством цэрэушников. Никто же не скрывает, что Госдеп руководит сегодня администрацией президента Украины. В этом сомнений нет.

Вы не видите для Донбасса крымский сценарий?

Почему не вижу?

Это вопрос.

Вопрос сегодня в одном. У нас есть президент, который принимает такие решения. Только Владимир Владимирович может сказать, какой он видит в этой части сценарий. С точки зрения самоопределения, жители любой территории Украины имеют право высказать свое мнение. С учетом того что там результаты были под 89% за самоопределение в этой части, чтобы Донецкая и Луганская республики были независимыми. Не вижу абсолютно ничего плохого или противоестественного, что люди имеют на это право, и это право должно всеми признаваться. Если дальше они изъявят желание войти в состав РФ, это будет право президента — принимать решение, положительное или отрицательное. Я уверен, что у президента сегодня достаточно мудрости, чтобы он выверил решение, которое выгодно России.

Вы говорили, что есть план в течение шести лет сделать Крым из дотационного региона самоокупаемым. Что в этом плане?

В рамках федеральной целевой программы должны быть эффективно использованы те средства, которые пойдут на строительство объектов инфраструктуры, на здравоохранение, энергетику и так далее. Мы просто должны правильно определить болевые точки, которые нам позволят после этого увеличить поступления в бюджет по всем направлениям. При этом во многом речь идет и о частно-государственном партнерстве по различным направлениям.

А какие основные точки? Чем Крым может заработать?

Сельское хозяйство у нас есть. Привлечение туризма, инфраструктура которого была полностью уничтожена. Особенно государственные объекты, которые принадлежали различным ведомствам на территории Украины, — они не могли оказывать реальные услуги. В данном случае у нас сегодня конкуренция со стороны Турции огромная. Правила, которые сегодня работают на территории Турции, по приему туристов и по качеству сервиса гораздо выше, чем в Крыму. У нас задача — перейти на круглогодичное обслуживание в этой части. Наши природные возможности, особенно на южном берегу, позволяют излечивать даже туберкулез в тяжелых формах. Здесь же всегда были уникальные здравницы всесоюзного значения. Уже принято решение о создании туристического кластера, скоро будет подводиться инфраструктура за бюджетный счет. Можно будет использовать лечебные грязи, это сегодня известный бренд во всем мире. Я уже не говорю о том, что надо устранить коррупционные схемы с точки зрения экономии средств на закупках и на всем остальном. На Украине это был второй теневой бюджет: все, что касалось госзакупок, оценивалось в 35 млрд гривен.

Вопрос в связи с сельским хозяйством. Вы приветствуете санкции против Европы в сфере пищевой продукции?

Это вынужденный шаг. Мы никакие санкции не приветствуем, но раз кто-то хочет Россию поставить на колени, шантажировать, то это неприемлемая ситуация. Как ответную меру, несомненно, приветствую.

А есть в этом году проблемы с урожаем?

У нас на сегодняшний день интервенция будет по ячменю и по пшенице: государство у частников должно выкупить по 150 тысяч тонн. И еще 100 тысяч тонн подсолнечника. Всего в Крыму собран 1 миллион 100 тысяч тонн зерновых. А для потребностей Крыма необходимое количество зерна — 250 тысяч тонн.

Еще вы говорили, что готовится программа по импортозамещению и поддержке местного производителя. Как она будет работать?

Крымским сельхозпроизводителям будут выделять деньги на начало бизнеса и предоставлять льготы. Проводили упрощение получения земли под посевные. Есть у нас проблема с подачей воды в Северо-Крымский канал, но все равно она вечно не будет стоять. Пока Украина не дружественное государство, проблема есть. Но я уверен, что воду из Днепра мы все равно в перспективе получать будем. Здесь ведь все трубы были выкопаны за последние четыре года, пошли на металлолом. Это был доходный бизнес предыдущих чиновников.

Продавали?

Полностью все системы орошения во всех районах и сдавали на металлолом.

А вы почему молчали?

Я не молчал. Я один тут выступал. Все время вступал в противостояние с местными властями.

Вернемся к вопросу о последних пяти месяцах. Что удалось сделать?

Банковская сфера заработала в полном объеме. Сегодня у нас работает больше 500 отделений банковских.

При этом очереди в банкоматы огромные.

Я понимаю. Банкоматов еще не достаточно, сейчас сеть выстраивается. Были сложности, поскольку все крупные банки владеют в том числе филиалами и на территории Украины, и на Западе. И все боятся санкций. Поэтому привлекались банки средней руки, даже те, что стоят не в первой сотне банков России. Но нам было все равно: была задача, чтобы население качественно обслуживалось, принимались платежи и так далее. В два раза уменьшились комиссионные в банках за обслуживание. И я уже не говорю о том, что главным достижением стала безопасность в регионе…

Цены поднялись?

Да, но дело в том, что поднялись и зарплаты, и пенсии.

Только у бюджетников, у частников ведь нет.

У частников нет. Но все равно, это естественный процесс. У нас только пенсионеров 560 тысяч, бюджетников под 200 тысяч, то есть половина работающего населения уже поднялась. Практически вдвое. Поэтому и есть тенденция на рост цен. При этом, конечно, есть спекуляции. Сейчас ФАС работает с прокуратурой, и каждый день дают мне сводку по ценам.

«Нашей вины перед крымскими татарами нет»


Давайте поговорим о крымских татарах и меджлисе. Как вы оцениваете статус этой организации, перспективу сотрудничества с ней?

С точки зрения юридического поля для меня такой организации не существует. Какой меджлис? Организация не была зарегистрирована должным образом. Ее нет.

Но де-факто она существует и имеет авторитет среди крымскотатарского населения.

Относительно небольшой авторитет. Если бы вы провели социологический опрос, то убедились бы, что меджлис пользуется поддержкой от 15% до 20% крымских татар. Поскольку ничего из тех программ, которые заявлялись с 1991 года на Украине, меджлис не выполнил. По всем проектам, которые касались капитального строительства, есть вопросы. Сметы увеличены практически вдвое. Просто у нас на сегодняшний день законодательство еще не отрегулировано. И мы опять же решаем, как это правильно сделать. Поскольку нельзя расследовать дела, по которым не был причинен ущерб РФ, есть определенные юридические препоны. Опять же, мы решаем вопрос, чтобы принять законопроект, по которому ущерб, нанесенный Украине, можно будет признать ущербом Крыму. Тогда у нас возникнет возможность в том числе и дальше запрашивать достоверную информацию. Пока у силовиков нет необходимой законодательной базы.

С точки зрения юридического поля для меня такой организации не существует. Какой меджлис? Организация не была зарегистрирована должным образом. Ее нет

По каким принципам вы будете строить общение с крымскотатарским народом?

Все руководители меджлиса знают меня с 1991 года. Мы здесь все собирались, когда были представители администрации президента. Я им говорю: вот вы меня знаете 20 лет, я хоть раз в жизни вас обманывал? Они говорят: никогда. Мы и сейчас сдержим слово, решим все ваши проблемы. Но все действия, которые будут направлены на непризнание присоединения Крыма к России, непризнание руководителя страны, будут преследоваться по закону, и будет очень жесткая позиция. Всех, кто будет лбами сталкивать людей на межнациональной почве, я тем или иным способом либо из Крыма выдворю, или они получат оценку в уголовном порядке. Но никто этим заниматься безнаказанно не будет. А конструктивных людей очень много и среди крымских татар. Я, например, являюсь президентом федерации крымской борьбы. Там три четверти человек — крымские татары. У меня нет никаких различий по национальном признаку с точки зрения проведения сборов, финансирования различных ситуаций. Я на свои средства финансирую федерацию последние четыре года. Без бюджетных средств.

То есть сейчас малый бизнес в Крыму в основном работает по серым схемам?

Мы сейчас проверяем все объекты без исключения. Вчера и позавчера были выездные мероприятия в Алуште, в Евпатории, завтра в Ялте будет по выявлению незаконной торговли. Результатом этих проверок будут представления на снятие прокуроров, начальников милиции, начальников налоговой. В Бахчисарае нет даже генплана. И 70% объектов, которые там, на главной улице возле дворца, не оформлены. Мы дали месяц тем, кто хочет легализовать свою деятельность, в отношении остальных будем действовать. У нас по этому поводу никаких различий нет. Почему сегодня русским нельзя торговать без документов, а татарам можно? Так не будет.

Земли крымских татар, которые до сих пор не были оформлены, признаете?

Не все. Вот сейчас закон в первом чтении прошел в госсовете. Вторым чтением сейчас будут внесены существенные поправки. Моя позиция такая, что есть дома, которые уже были построены лет десять назад, по которым уже были оформлены коммунальные книжки, где платят за электроэнергию, за воду, за свет. Смысла их сносить нет, мы понимаем, у людей это была, возможно, единственная собственность. Надо по этим владениям принять решение по упрощенной форме и сразу их оформить. Вторая категория — это те, которые начали строить, но не достроили без разрешительных документов на самозахваченных территориях. Возможно, к ним стоит подойти с такой же стороны, только дать им возможность полностью подготовить техническую документацию уже согласно закону РФ. И третья категория — эти сараи на полях. По ним однозначно нужно зачистить всю ситуацию. У нас есть массивы, которые готовы для выделения, причем не по национальному признаку. Там будут и крымские татары, и русские.

А они не будут упрекать вас в том, что вы их ассимилируете?

У нас нигде в законе не написано, что мы должны крымским татарам давать жилье только рядом друг с другом.

Многие крымские татары жалуются на отмену митинга 18 мая и обыски в медресе и частных домах. Это новая манера общения или случайности?

При чем тут манера общения или новый стиль? Это прежде всего забота о гражданах, о русских и о крымских татарах. Если у меня будет вероятность полпроцента, что при какой бы то ни было акции с кем-то может произойти несчастье, я ничего не буду проводить.

Но они 20 лет мирно собирались.

Все эти 20 лет мероприятия использовались как шантаж действующей власти с целью продемонстрировать силу и сказать, что татары готовы на все. И после каждого митинга власть трусливо шла на уступки. Это были не траурные мероприятия. У нас практически перед каждым 18 мая вставал вопрос о том, ходить ли детям в школу, последние два года не пускали. Закрывали все магазины. Крымские татары, особенно молодые, шли толпой, вызывающе себя вели, ездили с крымскотатарскими флагами, реально пытались морально унизить русских, никаких сомнений здесь нет.

Всего будет выделено около 10 млрд рублей до 2020 года. Никогда еще столько денег не выделялось. Наша задача сегодня — не допустить разворовывания этих средств

После указа Путина о реабилитации депортированных ожидаются финансовые льготы или какие-то выплаты?

Я могу сказать четко и свою позицию выражал на протяжении всех предыдущих лет: нашей вины перед крымскими татарами нет. Мы не виноваты в том, что произошло. При этом я осуждаю сам процесс депортации. Денежных компенсаций никаких не предусмотрено. При этом на программы по обустройству мест компактного проживания, на инфраструктуру, школы, больницы, выделено в три раза больше, чем на Украине. Сейчас идет первое распределение, 450 миллионов рублей уже выделено на строительство жилых домов и т. д. Всего будет выделено около 10 млрд рублей до 2020 года. Никогда еще столько денег не выделялось. Наша задача сегодня — не допустить разворовывания этих средств.

«Если бы у меня были скелеты в шкафу, то в политику бы не пошел»


Насколько мы понимаем, основные проблемы Крыма сейчас в том, что старые чиновники остались на местах. И пока никакой чистки рядов не было. Она планируется?

Она сейчас планируется. И завтра у нас будут выноситься вопросы, связанные с наказанием должностных лиц за неисполнение различных решений — тех, которые не выполняют непосредственно мои поручения, поручения государственного совета, которые занимаются отписками. Отставки будут и среди тех руководителей, которые завышают цены госзакупок по различным направлениям. На прошлом совете министров уже дали поручение поувольнять начальников отделов образований четырех райгосадминистраций…

А что, они учебники дорогие купили?

Они продукты питания для школ и детских садов закупают по ценам на 40% выше розничных. В больницах сейчас будут увольняться главврачи. Например, в нашем онкологическом диспансере вообще сумасшедший дом — полностью коррумпированная схема закупок.

Какой статус сейчас у отрядов самообороны, которые весной создавались на площадях?

О самообороне принят закон, мы ее легализуем статусом народной дружины. Пойдем по пути Краснодара, где казачество легализовано с точки зрения выплат зарплаты из бюджета.

А какая зарплата?

Мы сейчас определяем параметры. Могу сказать, что сегодня самооборона эффективнее, чем органы госвласти, это без всяких сомнений. По всем вопросам предупреждения различных вариантов правонарушений у нас везде срабатывает только самооборона.

Есть много жалоб, что они перегибают палку.

Все бывает, мы иногда на эти вещи смотрим сквозь пальцы. Главное, чтобы это не было в корыстных целях, и без вреда здоровья и жизни граждан.

Пару раз были избиения.

Это единичные случаи. Когда в самообороне более пяти тысяч человек, а таких эпизодов один или два за полгода…

А полиция, что, неэффективно работает?

В полиции был переходный период три месяца, шел процесс переаттестации сотрудников, принимали по новой на работу. Люди были подвешены между небом и землей. Кто-то работает, кто-то нет. У нас только в июле были оформлены все заместители министров и т. д. Службы технического наблюдения не было. Часть сотрудников была деморализована действиями, которые были на Украине. Когда милицию наказывали за то, что она выполняла свои должностные обязанности на площади. Хорошо, крымский «Беркут» в зачистках не участвовал.

Как набирали самооборону?

Официально были объявления через партию «Русское единство». Во всех крымских газетах давали объявления о мобилизации, о записи в пунктах обороны. Уже к 23 февраля у нас было массовое построение, сборка-разборка автоматов. Было набрано и построено 25 рот. Мы к Киеву неоднократно обращались с требованием дать оценку действиям националистов по захвату воинских частей на западной Украине, по захвату зданий, но наш призыв не был услышан. Что можно одним, можно другим. Если по Киеву ходят люди с оружием и их никто не проверяет, значит, и нам можно.

А кто выдавал оружие самообороне?

У них было частное зарегистрированное оружие, около 300 единиц. У кого гладкоствольное, у кого нарезное. У всех были каски, противогазы, бронежилеты — их закупили за деньги предпринимателей.

Не думаете, что легализация самообороны встревожит местных жителей?

Я сам заинтересован в том, чтобы у нас такого не было. При этом самооборона была настроена наиболее патриотично, и никто из них, когда шел на блокирование, не требовал ни денег, ни должностей, это делалось без ресурсов. Если они не украли ни одного предмета и не было ни одного факта нарушения закона, почему мы должны не доверять им сейчас? Притом что милиция деморализовалась, половина убежала, половина никак не участвовала в процессе. А многие потом просто переобулись и сказали: все, теперь мы служим России.

А что вы думаете о сотрудниках СБУ, милиции, всех силовиках, которые дали новую присягу? Они ведь не так давно присягали другому государству.

Всем силовикам, которые готовы были перейти на сторону Крыма, давались гарантии, что они будут приняты на работу. С их стороны не раздалось ни одного выстрела, это тоже дорогого стоит. Только за одно это их можно перевести.

Вы не боитесь, что при любом удобном случае они так же переметнутся обратно?

Дело в том, что они не нарушили присягу. Государства, в котором они присягали президенту Януковичу, в том виде уже не было. Кто-то захватил в Киеве власть вооруженным путем.

А много народа уехало из Крыма?

Всего человек пятьсот, по нашим данным. Да не было никакого оттока.

С федеральным центром вам тяжело работать?

Что-то на расстоянии видится по-другому, чем когда находишься здесь. Но у меня полностью конструктивные отношения с начальством, наш куратор руководит очень эффективно. Медведев нас поддерживает по всем проектам, всегда прилетит и занимает сторону Крыма, тем более она всегда обоснована. И мы нигде не просим денег на отделку зданий мрамором. Мы говорим о проектах, которые обеспечивают жизнедеятельность различных учреждений. С президентом я регулярно без всяких стеснений общаюсь, всегда могу позвонить с вопросами. Бывает, с Минфином долго спорим по вопросам выделения средств, может быть обосновано, может быть нет. В среднем звене есть такая же проблема с исполнением, как и у нас здесь. Кадров-то сегодня везде не хватает, и в Москве, и в Симферополе.

Не ждете приезда федеральных чиновников на места?

Здесь люди не дурнее, чем москвичи, и лучше знают проблематику. Я еще сказал, что не дам зайти никаким чужим подрядчикам, всяким деятелям… Для этого у нас есть самооборона. Для того чтобы деятельность могла вестись на территории Крыма, есть одно условие: регистрация в Крыму, налоги в Крыму, рабочие места для крымчан, менеджмент может быть московский, два-три человека. Но рабочие места должны быть за крымчанами, плюс вложение в инфраструктуру.

Чем вы до политики занимались?

Бизнесом. Недвижимость, магазины и торговые объекты.

А почему пошли в политику?

Я видел, что нами управляют махровые коррупционеры. Не мог платить 50% откатов за свои объекты, у нас начали вымогать деньги. Но позиция была такая — я платить никому не буду. Тем более что я знал всех этих людей — местные дураки, пьяницы, которые ничего в жизни рационального не сделали.

Вы судились с председателем Верховного совета Автономной республики Крым Михаилом Бахаревым, который заявил, что вы причастны к деятельности ОПГ, были бандитом и кличка у вас была Гоблин. Почему проиграли суд во второй инстанции?

Судебное решение, если вы внимательно почитаете, не говорит о том, что информация была достоверная, а только о том, что должен судиться с источником в интернете, где все это было опубликовано. При этом против меня выступал спикер Гриценко, у которого все было куплено, и я в суде априори и не мог никак выиграть.

Все опубликованное неправда?

У Бахарева спросите. Все это вранье. Если бы у меня были скелеты в шкафу, то в политику бы не пошел — я знал, что против меня работали первые лица. В 1990-е годы все знали всех, просто каждый по-разному ходил. Я ни у кого ничего не вымогал и даже свидетелем ни по делу не проходил. Никогда.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" №37 от 22.09.2014, стр. 16

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение