• Москва, +16....+22 малооблачно
    • $ 64,74 USD
    • 73,09 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Yves Herman / Reuters

«Между Россией и НАТО необходимо конструктивное партнерство»

Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен рассказал “Ъ” о кризисе в отношениях с Россией

На состоявшемся в конце минувшей недели саммите НАТО был принят обширный пакет военных мер, направленных на укрепление восточных рубежей альянса. Необходимость стратегического разворота в блоке объясняют действиями РФ на украинском направлении. Сразу после саммита генсек альянса АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН рассказал корреспонденту “Ъ” ЕЛЕНЕ ЧЕРНЕНКО, почему России не стоит вступать в новую гонку вооружений с НАТО.


— На открытии саммита вы заявили о новых вызовах для НАТО, в том числе и «с Востока». Альянс теперь считает Россию угрозой?

— Мы стали свидетелями агрессии в отношении Украины со стороны России. Россия атакует Украину. Россия незаконно аннексировала Крым. В сложившейся ситуации некоторые члены НАТО действительно испытывают беспокойство по поводу своей собственной безопасности. Ведь Россия также объявила о своем праве вмешиваться в дела других государств для защиты интересов русскоязычных меньшинств. Подобные заявления не могут не вызывать озабоченность у членов альянса, прежде всего у стран Балтии. Именно поэтому в ходе саммита мы предприняли ряд шагов по укреплению нашей коллективной обороны.

— Но власти России неоднократно заявляли, что вооруженные силы страны напрямую не замешаны в украинском конфликте и что речь идет только о добровольцах.

— У нас есть много оснований полагать, что Россия напрямую причастна к дестабилизации обстановки на Украине. Мы же видели, что российские граждане были захвачены на территории Украины (речь видимо идет о десяти российских десантниках.— “Ъ”). Так что я думаю, что мы совершенно очевидно являемся свидетелями российского вмешательства на Украине.

— МИД России говорит, что обвинения НАТО не подкреплены фактами.

— У нас есть точные данные на сей счет, и часть их мы недавно обнародовали. Наши военные органы опубликовали спутниковые снимки, на которых ясно видно, что российские вооруженные силы находятся на территории Украины.

— То есть вы на 100% уверены, что российская армия воюет на Украине?

— Да. Мы на 100% уверены в этом.

— И потому полагаете, что Россия представляет угрозу для НАТО?

— На самом деле, если говорить о членах НАТО, я не считаю Россию непосредственной угрозой для их безопасности. Это потому, что у нас очень сильная коллективная оборона. Россия и любой другой потенциальный агрессор знают, что нападение на одного из членов НАТО будет считаться нападением на весь блок. Думаю, что это оказывает очень сильный эффект сдерживания.

Но, принимая во внимание резко изменившуюся ситуацию в сфере безопасности в Европе, мы предприняли ряд шагов, чтобы усилить нашу коллективную оборону и вновь заверить наших восточноевропейских членов в том, что ст. 5 Вашингтонского договора — это гарантия защиты любой страны, входящей в НАТО, от любой угрозы.

— Не хочу использовать штампы, но многим журналистам атмосфера этого саммита напомнила, казалось бы, давно забытую эпоху. Это новая холодная война?

— Я не хочу новой холодной войны. Я хорошо помню, что такое железный занавес, Берлинская стена и разделенная Европа. События 1989–1991 годов кардинально изменили обстановку в Европе. Открылись новые возможности: Европа наконец смогла стать свободной и жить в мире. И последние 25 лет мы действительно жили в атмосфере оптимизма и надежды.

НАТО сделало многое для выстраивания того, что мы называем подлинным стратегическим партнерством с Россией. Моя первая речь на посту генерального секретаря в сентябре 2009 года была посвящена именно отношениям альянса с Россией. И я тогда подчеркнул, что мы должны развивать крепкое партнерство и активное сотрудничество. И в дальнейшем я лично прилагал все возможные усилия, чтобы добиться реализации этой цели. Именно поэтому я сейчас крайне разочарован тем, что Россия, судя по всему, считает НАТО не партнером, а противником.

Так что нет — я не хочу возвращаться к временам холодной войны. Наоборот, я бы хотел смотреть вперед. И я все еще верю, что то, что нам необходимо,— это конструктивное партнерство между Россией и НАТО. Считаю, что и в интересах России сотрудничать с нами. В экономическом плане Россия только выиграет от укрепления связей с ЕС и США.

В плане безопасности же я могу вам гарантировать, что НАТО не представляет угрозы для России. Если России что-то и угрожает, то эти угрозы исходят из других регионов.

Все это я вам говорю, чтобы вы не подумали, что я стремлюсь вернуться в эпоху холодной войны. Наоборот, я стремлюсь к партнерству с Россией.

— В ходе саммита также было объявлено о существенном укреплении сотрудничества между НАТО и рядом стран, соседствующих с РФ,— Украиной, Грузией, Финляндией. Это попытка изолировать Россию? Именно так это воспринимают в Москве.

— Я знаю, что такое мнение распространено в некоторых кругах в России. Дескать, НАТО пытается взять Россию в кольцо. Но мы эту ситуацию видим иначе. Мы придерживаемся того принципа, что каждая страна имеет суверенное право выстраивать собственную политику в сфере безопасности и принимать решения о сближении с тем или иным альянсом. Это касается и соседей России. И как я уже говорил — НАТО не представляет угрозы для России. У нас абсолютно нет намерения нападать на Россию. Политика расширения НАТО не направлена на изоляцию России и не является попыткой взять ее в кольцо.

Более того, я считаю, что расширение ЕС и НАТО пошло на пользу России: мы ведь создали зону безопасности, стабильности, процветания в Восточной и Центральной Европе. Посмотрите на показатели торгового оборота и объем инвестиций, и вы увидите, что Россия извлекла существенную выгоду от установления мира, стабильности и безопасности в этом регионе. А Россия ведь на протяжении веков стремилась к тому, чтобы на ее западных границах обстановка была стабильной. Мы именно это и гарантировали.

Так что повторю еще раз: России выгодно сотрудничать с НАТО, а не рассматривать евроатлантическую интеграцию в качестве враждебного шага, направленного против нее.

— Но в Москве все же считают иначе. Власти РФ уже дали понять, что не оставят новую стратегию альянса без ответа. Вы не опасаетесь, что НАТО и Россия начнут новую гонку вооружений?

— Это будет абсолютно пустая трата ресурсов, потому что Россия будет инвестировать существенные средства и силы в военный ответ на мнимую угрозу. Это будет противостояние с врагом, которого не существует. Куда эффективнее было бы потратить эти средства на модернизацию промышленности России и на развитие ее общества.

— Ряд западных СМИ накануне саммита сообщали, что некоторые члены альянса предлагали подкорректировать систему противоракетной обороны НАТО так, чтобы она смогла защитить их и от России. Такие планы есть?

— Нет. В наших планах по созданию ПРО нет абсолютно никаких изменений. Мы решили развернуть систему ПРО, потому что считаем ракетные угрозы реальными. А против реальных угроз нам нужна реальная защита. Но эта система предназначена для защиты членов НАТО от угроз, исходящих извне евроатлантического региона. И мы с самого начала объяснили России, что наша система не направлена против нее.

Последние события не изменили нашу позицию. Мы будем развивать систему ПРО в соответствии с теми планами, которые были у нас, когда мы приняли решение о создании этой системы в 2010 году. Вместе с тем мы очевидно — и мы говорили об этом на саммите — предпримем все необходимые шаги, чтобы обеспечить эффективную защиту наших членов, в том числе от ракетных угроз.

— Ряд членов альянса выступают за внесение изменений в Основополагающий акт РФ—НАТО от 1997 года. Но если я правильно понимаю, его нельзя просто подкорректировать. НАТО не собирается расторгать его?

— Нет. Мы ценим архитектуру безопасности, основанную на правилах. Мы не приняли никаких решений, связанных с отказом от Основополагающего акта. Напомню, что в этом документе Россия и НАТО подтвердили, что не будут использовать силу друг против друга и не будут угрожать друг другу. Мы придерживаемся этих принципов. И надеемся, что Россия будет поступать так же.

— А как же объявленное наращивание инфраструктуры НАТО в Восточной Европе? Ведь в Основополагающем акте есть ограничения на сей счет.

— Все шаги, которые мы предприняли, и все шаги, которые мы готовимся предпринять, остаются в рамках Основополагающего акта. Все эти меры носят исключительно оборонительный характер. Они лишь призваны обеспечить эффективную защиту и оборону наших членов в резко изменившейся обстановке в Европе.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение