• Москва, +17....+21 небольшой дождь
    • $ 63,74 USD
    • 70,30 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Подоходный арест

У генералов Сугробова и Колесникова арестована недвижимость на 300 млн руб.

Басманный райсуд Москвы по ходатайству СКР арестовал объекты недвижимости бывшего главы ГУЭБиПК МВД Дениса Сугробова и его экс-заместителя Бориса Колесникова, обвиняемых в организации преступного сообщества. Общая их стоимость превышает 300 млн руб. Под санкцию, как стало известно "Ъ", среди прочего попали лофт-апартаменты "для свободного художника" площадью 1,5 тыс. кв. м, в которые, по версии следствия, планировал заселиться генерал Сугробов, и средних размеров гастроном, якобы приносящий доход семье господина Колесникова. Защита обвиняемых утверждает, что суд арестовал без разбора недвижимость всех родственников и друзей генералов.


Как рассказала "Ъ" помощник председателя Басманного райсуда Москвы Анна Фадеева, арест по ходатайству ГСУ СКР был наложен на 11 объектов недвижимости, "фактически и юридически" принадлежащих Денису Сугробову, и 2 объекта, владельцем которых следствие считает Бориса Колесникова. Последний, напомним, погиб 16 июня в результате падения с балкона здания СКР, но уголовное дело в его отношении продолжает расследоваться, так как родственники не согласились на прекращение по нереабилитирующим обстоятельствам уголовного преследования покойного генерала.

По словам госпожи Фадеевой, арест недвижимости стал необходимой мерой для обеспечения интересов потерпевших по уголовному делу ОПС. В эту категорию, как уже сообщал "Ъ", были включены преимущественно чиновники, необоснованно, с точки зрения СКР, задержанные бывшими гуэбовцами,— сейчас многие из них уже подали к обвиняемым гражданские иски, исчисляемые в миллионах рублей. Так, например, бывший помощник министра транспорта и президент Федерации триатлона России Сергей Быстров планирует взыскать с экс-сотрудников ГУЭБиПК 18 млн руб.

По данным близкого к следствию источника "Ъ", недвижимость арестовывалась не только для обеспечения интересов потерпевших — главной целью СКР было разрушить экономическую базу предполагаемой полицейской ОПС. Собеседник "Ъ" сообщил, что на самом деле все арестованное имущество было юридически оформлено не на генералов Сугробова и Колесникова, а на их родственников и близких людей. Однако у следователей и сопровождающих расследование оперативников ФСБ "появились основания полагать", что в недвижимость были вложены денежные средства, добытые самими обвиняемыми в результате их противозаконной деятельности. Данные об этом, по сведениям источника "Ъ", появились у следствия еще месяц назад после обысков и допросов, проведенных в риэлторских агентствах, продавших недвижимость господину Сугробову.

Главным и наиболее дорогостоящим приобретением экс-начальника ГУЭБиПК Дениса Сугробова следствие считает роскошные лофт-апартаменты площадью 1,5 тыс. кв. м в комплексе Studio 8 в проезде Аэропорта в Москве стоимостью 214 млн руб. Как пояснили "Ъ" задействованные в продажах Studio 8 риэлторы, это элитное жилье, построенное на основе реконструированного здания КБ, рассчитано на успешного и свободного от стереотипов человека, способного организовать свой быт вопреки сложившимся традициям. Например, жить на третьем уровне своего лофта, на втором — принимать гостей, а из первого сделать офис, чтобы не тратить время на поездки на работу.

По данным источников "Ъ", 1,5 тыс. м свободной пока планировки в Studio 8 господин Сугробов оформил на трех близких ему людей — адвоката Георгия Антонова, водителя Дмитрия Грешнева (он вез экс-начальника ГУЭБиПК с рыбалки из Астраханской области, когда того задержали сотрудники ФСБ) и дизайнера Бориса Юдина, которому как раз предстояло обустроить генеральский лофт.

В "арестный" список попал и другой интересный объект недвижимости господина Сугробова — квартира площадью 72 кв. м в элитном жилом комплексе "Город яхт" в районе Северного порта на Ленинградском шоссе. К услугам жителей "Города" предоставляются собственные бары, рестораны, бассейн, сигарный клуб, персональное место на пирсе для парковки яхты и, конечно, неповторимый вид из окон, перед которыми только Химкинское водохранилище.

Покупка жилища на большой воде, совершенная в 2012 году, как полагает источник "Ъ", стоила семье господина Сугробова большой нервотрепки. Дело в том, что реально за квартиру было отдано 49 млн руб., а обосновать такую сумму в декларации о доходах молодой глава ГУЭБиПК, получающий зарплату порядка 200 тыс. руб. в месяц, никак не мог.

В итоге стоимость покупки пришлось искусственно занизить до 27 млн руб., а в отчетной ведомости сослаться на супругу, получившую, согласно декларации, в 2012 году доход в размере 23 млн руб. Недостающие же несколько миллионов господа Сугробовы, согласно декларации главы семьи, получили в результате продажи оставшихся от родственников квартир.

Финансовый отчет экс-главы ГУЭБиПК за 2012 год, напомним, выделялся на фоне деклараций, поданных его коллегами, и вызвал тогда множество пересудов. Зато с покупкой Studio 8, совершенной в 2013 году, как выяснилось, можно было и вовсе не стесняться, ведь уволившемуся в начале 2014 года, вскоре после возбуждения уголовного дела об ОПС, господину Сугробову подавать декларацию за 2013 год не пришлось.

Остальные девять арестованных объектов недвижимости, напрямую или через доверенных лиц принадлежащих господину Сугробову, по данным источника "Ъ", не представляют большого интереса — это участки земли под застройку, гаражи, места на многоярусных парковках и проч. При этом совсем уж скромно на фоне экс-главы ГУЭБиПК выглядит арестованное имущество его заместителя. По данным "Ъ", у погибшего господина Колесникова были арестованы только два нежилых помещения, которые его семья уже много лет сдавала в аренду: в одном из них расположены продовольственные склады, а в другом — гастроном.

Защитники и родственники господ Сугробова и Колесникова, не оповещенные, кстати, о принятых Басманным райсудом решениях, отреагировали на эту новость с негодованием. "Да, у моей супруги есть нежилые помещения, которые она сдает в аренду,— пояснил "Ъ" отец генерала Иван Колесников.— В свое время она получила крупное наследство, которое мы решили вложить в покупку недвижимости. Однако на допросе моя жена прямо сказала следователю, что Борис не имеет никакого отношения к ее бизнесу, а она, соответственно, к тем преступлениям, в которых его обвиняют. Поэтому мы считаем принятое решение беспределом".

Защитник господ Сугробова и Колесникова Георгий Антонов, в свою очередь, заявил, что ему действительно принадлежат апартаменты в Studio 8, однако он впервые слышит о том, что является лишь номинальным владельцем недвижимости. "Я для Дениса Сугробова формально посторонний человек,— пояснил адвокат.— Иначе говоря, если я, например, умру, то он даже не сможет претендовать на наследство. Да наконец, просто продам недвижимость и сбегу за границу. Какие ко мне претензии? Поэтому чиновники никогда не оформляют свои покупки на водителей и дизайнеров — только на близких родственников". Защитник, так же как и отец Бориса Колесникова, пообещал в самое ближайшее время обжаловать принятое Басманным судом решение.

Сергей Машкин


Тэги:

Обсудить: (2)

Газета "Коммерсантъ" №151 от 26.08.2014, стр. 1

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы