• Москва, -5...-10 снег
    • $ 64,15 USD
    • 68,47 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ

Век расчета не видать

Глеб Фетисов не расплатится с вкладчиками "Моего банка" до выхода на свободу

На днях в истории банковских банкротств в России чуть не произошло эпохальное событие. Впервые бывший владелец банка изъявил готовность из своих средств погасить все его долги на сумму почти 14 млрд руб. в самом начале банкротства. Но до практической реализации намерения дело не дошло. Как выяснилось, несостоявшийся герой, экс-владелец "Моего банка" Глеб Фетисов, находящийся под стражей по обвинению в мошенничестве с активами банка, готов расплачиваться с кредиторами не безусловно, а только на свободе.


В распоряжении "Ъ" оказалась свежая переписка экс-владельца ныне банкротящегося "Моего банка" Глеба Фетисова c Агентством по страхованию вкладов (АСВ, конкурсный управляющий банка). Из нее следует, что во второй декаде августа господин Фетисов выразил намерение расплатиться по всем обязательствам банка перед всеми его кредиторами. Желание заплатить столь крупную сумму (согласно данным АСВ, размер задолженности перед кредиторами по состоянию на 1 августа --13,7 млрд руб. без учета зареестровых кредиторов, с ними сумма превышает 14 млрд руб.) экс-владелец банка демонстрирует впервые. Свои намерения он не только грамотно обосновал нормой закона "О банкротстве кредитных организаций" (ст. 50.37), но и подкрепил просьбой предоставить реквизиты счета для перечисления средств и сообщить точную сумму.

При предыдущих двух обращениях в АСВ (есть в распоряжении "Ъ") господин Фетисов не был готов на такие траты. В апреле он предлагал выкупить у АСВ его права требования к банку, возникшие в рамках выплаты страховки вкладчикам, то есть компенсировать только затраты государства на страховое возмещение (6,5 млрд руб.), в июле — выкупить имущество и активы банка. По сведениям "Ъ", эти предложения не были приняты АСВ. В первом случае это ущемляло бы интересы прочих кредиторов банка (в том числе вкладчиков с крупными депозитами), во втором — нарушало бы норму закона о банкротстве кредитных организаций: после проведения инвентаризации имущество банка-банкрота должно продаваться на открытых торгах. Кроме того, учитывая, что банк — банкрот, его имущества недостаточно для расчета со всеми кредиторами.

Новое предложение Глеба Фетисова закону полностью соответствует (третье лицо вправе полностью исполнить все обязательства банка-банкрота или предоставить средства, достаточные для этого) и ничьих интересов не нарушает. Но до его реализации дело не дошло.

Через несколько дней после отправки письма господин Фетисов передумал и отправил еще одно, прямо противоположного содержания, рассказал собеседник "Ъ", знакомый с ситуацией. В этом документе (имеется в распоряжении "Ъ") он "уведомляет об отмене инициированной им процедуры исполнения обязательств "Моего банка"". Причина в том, что после отправки первого письма Басманный районный суд Москвы продлил срок его пребывания под стражей до ноября 2014 года. А платить, не будучи на свободе, Глеб Фетисов не может — в силу "изоляции от юридических и финансовых институтов".

В АСВ комментировать переписку с банкиром отказались.

С конца февраля Глеб Фетисов находится под стражей по обвинению в мошенничестве с активами банка более чем на полмиллиарда рублей. СКР обвиняет его в хищении у "Моего банка" хорошего актива — акций компании Altimo. Пакет акций Altimo (всего 3713 бумаг) приобретен банком в 2009 году за $38 млн и впоследствии "продан" аффилированным с господином Фетисовым структурам. Сама по себе сделка вопросов не вызвала, так как обратный выкуп у банка бумаг был предусмотрен договором об их продаже в случае смены собственника банка. Глеб Фетисов продал банк 11 физлицам 19 ноября 2013 года. Но на вырученные от продажи Altimo деньги (почти $39 млн) были приобретены акции компании Spyker Cars N.V., которые, по экспертным оценкам, могут стоить менее 200 тыс. руб. Ранее (см. "Ъ" от 24 января и 11 марта) источники "Ъ" указывали, что деньги за акции Spyker новые владельцы банка перечислили в GF Financial Corporation, якобы связанную с господином Фетисовым, в счет покупки банка. Защита господина Фетисова отрицает его причастность к покупке Spyker, ссылаясь на то, что сделку проводили новые собственники банка.

Противоречивые действия господина Фетисова накануне рассмотрения судом ходатайства следствия о продлении срока содержания его под стражей эксперты связывают с его желанием выйти на свободу. Но перспективы реального внесения им денежных средств они оценить затрудняются. "Скорее всего, это не столько реальные действия по расчету с кредиторами, сколько попытка воздействовать на суд с целью изменения меры пресечения",— говорит председатель Московской коллегии адвокатов "Международное партнерство" Татьяна Проценко. Впрочем, по ее мнению, такой подход малоперспективен — это не прекратит уголовного преследования экс-банкира, но не исключено, что настойчивые попытки расплатиться могут быть учтены при назначении меры наказания при вынесении приговора.

Адвокаты экс-банкира подтверждают подлинность переписки и заверяют в реальности его намерений заплатить "для поддержания деловой репутации". По их словам, Глеб Фетисов по-прежнему не признает своей вины. Один из адвокатов господина Фетисова — Алексей Гуров из "Барщевский и партнеры" — уверяет, что выход его подзащитного на свободу не самоцель, а средство для расплаты с кредиторами: для аккумулирования им полной крупной суммы необходимо его личное участие в ранее начатых по этому вопросу переговорах. Как указывает господин Гуров, от сотрудничества с АСВ Глеб Фетисов не отказывается и сейчас.

Отметим, что если бы господин Фетисов не передумал платить довольно оперативно, напряженная ситуация с вкладчиками могла бы усугубиться (подробнее о том, до чего собственники и руководство банков способны их довести, читайте в интервью с главой АСВ Юрием Исаевым на стр. 10). АСВ уже объявило о первых выплатах кредиторам первой очереди "Моего банка" с 26 августа. При получении уведомления от третьего лица о расплате со всеми кредиторами закон требует приостановить конкурсное производство и уведомить кредиторов о радостном для них событии. Если бы АСВ успело это сделать до того, как экс-банкир передумал, впоследствии пришлось бы снова объявлять, что полной расплаты с кредиторами не будет, что вряд ли бы вызвало позитивную реакцию вкладчиков, многие из которых на фоне расчистки рынка потеряли деньги уже не в одном банке.

Более того, это могло бы поколебать уверенность крупных вкладчиков в действенности нового механизма выплат, дающего им дополнительные гарантии. Дело в том, что назначенные в рамках банкротства выплаты кредиторам первой очереди "Моего банка" должны стать первым случаем практического применения новой нормы закона о приоритетных выплатах крупным вкладчикам сумм, превышающих страховое возмещение в размере до 300 тыс. руб. Таких у "Моего банка" — почти 3 тыс. человек.

Светлана Дементьева


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение