• Москва, +12....+22 облачно
    • $ 67,05 USD
    • 75,03 EUR

Коротко

Подробно

Фото: РИА НОВОСТИ

Непродовольственная программа

В ответ на санкции Россия отказывается от западных продуктов

Президент Владимир Путин подписал указ о введении секторальных ограничений на импорт агросырья и продовольствия из ЕС, США и других стран, присоединившихся к санкциям против нее. В известном “Ъ” проекте списка, который будет опубликован сегодня,— плодоовощная и молочная продукция, частично — мясо. Логика решения, которое затронет не менее 10% агроимпорта РФ ($4 млрд),— необходимо дать быстрый импульс импортозамещению: в Белом доме уверены, что так или иначе экспорт в Россию продовольствия был бы ограничен Западом позже. Отменять ограничения, как предполагается, будет ВТО: решения его арбитражей Россия намерена выполнять. Торговые споры должны дать аграриям время на заполнение освободившихся рынков, а ритейлерам — на поиск новых торговых партнеров, в первую очередь в Азии и Южной Америке.


Сразу после визита в Воронеж (регионом руководит экс-глава Минсельхоза Алексей Гордеев) президент Владимир Путин подписал указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ», ссылаясь на нормы законов №281 от 30 декабря 2006 года «О специальных экономических мерах» и №390 от 28 декабря 2010 года «О безопасности». В рамках указа сроком на год вводятся запреты и ограничения на импорт «отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия» со страной происхождения «государства, принявшего решение о введении экономических санкций» в отношении российских юрлиц и физлиц или «присоединившегося к такому решению».

По данным “Ъ”, список запрещенного импортного продовольствия будет опубликован правительством сегодня: по данным “Ъ”, предварительный проект списка передан в Белый дом, во избежание лоббистских противодействий он пока не раскрывается. По словам собеседников “Ъ” в правительстве, знакомых с его содержанием, речь идет о «секторальных» контрсанкциях: в списках группы продовольственных товаров, а не конкретные товары или сырье, по двум группам — полный запрет и ограничение. Предусмотрены исключения — например, для всех продуктов детского питания, могущих попасть под ограничения. В списке фигурируют все молочные продукты, плодоовощная продукция, рыба, под ограничения (вторая группа) частично подпадают мясо и мясная продукция, злаки. Алкогольная продукция, во всяком случае, в первом списке (полный запрет) отсутствует. Страны, импорт из которых ограничивается,— США, страны ЕС, Австралия, Канада, Япония (Швейцария и Норвегия, присоединившиеся к санкциям де-факто, в списках, по сведениям “Ъ”, не фигурируют) и Украина, крупнейший агроэкспортер в РФ.

По словам одного из собеседников “Ъ” в правительстве, логика «специальных защитных мер» и сроки введения таковы. С одной стороны, речь идет об обеспечении «продовольственной безопасности»: развитие ситуации с санкциями таково, что в перспективе нескольких месяцев РФ все равно может подпасть под национальные ограничения экспорта продовольствия «стран-санкционеров» или столкнуться с проблемами оформления импортных контрактов. Превентивные ограничения импорта призваны по этой логике уже сейчас дать импульс национальному агропроизводству. Россия готова к искам в рамках ВТО и готова уважать решения арбитражных механизмов организации: предполагается, говорит собеседник “Ъ”, что низкая скорость принятия решений ВТО даст аграриям несколько лет и свободный от конкурентов рынок для того, чтобы после отмены отдельных решений они уже были готовы конкурировать с поставщиками из ЕС.

Таким образом, речь идет о своеобразной программе «шоковой терапии» для продовольственного рынка РФ, ориентировочно сроком на год-два. К очевидным недостаткам стратегии можно отнести проблемы основного проводника господдержки в банковской сфере РСХБ (под санкциями США и ЕС), высокую закредитованность агропроизводителей, явно не преодолимую за год зависимость логистики поставок продовольствия в РФ (порты северо-запада и централизация складов в Москве) на импорт из ЕС, а также ожидающийся рост кредитной ставки. Все это делает идеи «опережающего импортозамещения» крайне сомнительными, даже при условии возможного вливания в агросектор РФ дополнительных госсубсидий в 2014–2015 годах на уровне $5–6 млрд.

Говорить о том, какая доля импорта продовольствия и агросырья объемом $43 млрд в 2013 году будет затронута ограничениями, до появления списка невозможно: по предварительным оценкам “Ъ”, это не менее 10% объема импорта, то есть около $4 млрд в год. Очевидно, что это в первую очередь Украина (от 2% до 9% импорта в РФ продовольствия из предполагаемого списка без мяса и мясной продукции), США (от 1% до 9%, крупнейшая статья импорта помимо мяса — фрукты и орехи, $230 млн) и Австралия. Возможные потери Украины — до $1,3 млрд. Отдельный вопрос — стратегия правительства при ограничении импорта мяса: кроме фруктов, на импорт которых, по данным Института комплексных стратегических исследований, приходится до 70% внутреннего потребления, говядина и свинина — наиболее объемные и наиболее уязвимые статьи национального импорта продовольствия (30% внутреннего потребления).

Президент ГК «Дикси» Илья Якубсон говорит, что решение потребует от ритейлеров оперативного пересмотра ассортиментной политики и пула поставщиков: «В любом случае наша сеть приложит все силы для недопущения резкого роста цен или возникновения дефицита». Начальник управления по связям с общественностью X5 Retail Group Владимир Русанов отмечает, что в ассортименте ритейлера доля импортных товаров занимает примерно 35–40% по всем категориям: «В продовольствии доля импорта намного ниже и меняется в зависимости от сезона. Объем поставок из США, например, крайне мал». В Х5, по его словам, серьезного дефицита не ожидают. «В последние годы мы активно расширяем закупки у отечественных поставщиков, теперь будем расширять контакты и с поставщиками из Таможенного союза, Юго-Восточной Азии»,— обещает он. Представитель другого крупного ритейлера признается, что с сельскохозяйственной продукцией ситуация может быть довольно тяжела: нет технологий длительного хранения овощей и фруктов в условиях, когда к зиме розничным магазинам приходится наращивать объем импорта даже самых простых и дешевых продуктов — картофеля, моркови, огурцов, помидоров, лука. «Российское сельское хозяйство пока не готово в полной мере обеспечить сети необходимыми фруктами и овощами»,— говорит собеседник “Ъ”.

Де-факто опасения правительства оправданны. Введение США санкций против Сбербанка, РСХБ и Газпромбанка уже сейчас привели к росту времени расчетов через эти банки до трех-четырех суток, признается руководитель крупной промкомпании. В дальнейшем развитие ситуации даже с торговым бизнесом непредсказуемо. При этом чувствительно, в первую очередь для промышленности, может быть ограничение импорта молока, но более — старт торговой войны: Россия не только импортирует, но и экспортирует продукцию переработки агросырья. Эмбарго на импорт кондитерской продукции не отразится на российском рынке, уверен президент Ассоциации предприятий кондитерской промышленности Сергей Носенко (достаточно будет российским крупнейшим игрокам увеличить объемы производства на 2–3%), но ЕС может ввести зеркальные меры: в 2013 году, по его словам, экспорт российской кондитерки, в том числе российскими «дочками» международных концернов, уже превысил импорт — возможно, им придется работать только на рынок РФ, то есть сокращать производство в России.

Указ Владимира Путина предписывает правительству принимать меры по ограничению роста цен — и это наибольшая проблема «специальных экономических мер». Продукты питания, напомним, занимают около 29% потребительской корзины для расчета потребительской инфляции (35,6%, включая алкоголь). Продовольственный и агропромышленный импорт в РФ из США, ЕС, Канады и Японии составлял $14,8 млрд, которые, по оценкам ING Eurasia, обеспечивали 5,2% всех розничных продаж продовольствия (без учета табака, алкоголя и прохладительных напитков). Если этот разрыв не будет компенсирован поставщиками, а только ценовым скачком, то дополнительные темпы инфляции к годовому показателю 2014 года могут составить 1,5 процентного пункта, считает экономист банка ING Eurasia Дмитрий Полевой. C такой оценкой соглашается Елена Абрамова из ЦМАКП, но отмечает, что инфляционный шок можно сгладить в случае, если, как прежде, правительство договорится с розничными сетями об ограничении роста цен на социально значимые товары.

Дмитрий Бутрин, Алексей Шаповалов, Олег Трутнев, Анастасия Дуленкова, Анна Зиброва


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (87)

"Коммерсантъ" от 06.08.2014, 23:30

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы