• Москва, +15....+26 малооблачно
    • $ 64,26 USD
    • 71,21 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ

У генерала Сугробова появилось кавказское алиби

СКР проверяет все дела, к которым имел отношение экс-руководитель ГУЭБиПК

Как стало известно "Ъ", СКР, расследующий уголовное дело о преступном сообществе в ГУЭБиПК МВД, проводит ревизию практически всех уголовных дел, возбужденных по материалам оперативников, начиная с сентября 2011 года. Именно тогда антикоррупционное ведомство возглавил Денис Сугробов, которого следствие считает создателем ОПС. Сам генерал-лейтенант от дачи показаний отказывается, требуя, чтобы ему для начала разъяснили сущность предъявленного обвинения.


О том, что СКР намерен далеко выйти за рамки возбужденного уголовного дела о создании оргпреступного сообщества в ГУЭБиПК (ст. 210 УК), на одном из судебных заседаний заявил расследующий это дело следователь Сергей Новиков. По его словам, первое преступление бывший глава ГУЭБиПК Денис Сугробов совершил еще в сентябре 2011 года, то есть почти за полтора года до предполагаемого создания оргпреступного сообщества в антикоррупционном ведомстве. Про версии следствия, ОПС действовало с января 2013 года по февраль 2014 года.

О каком именно эпизоде идет речь, в СКР не говорят. Не знает этого и защита господин Сугробова. По словам адвоката Юрия Вострикова, в предъявленном его клиенту обвинении об этом нет ни слова.

Между тем, как следует из заявлений все того же Сергея Новикова, следствие располагает информацией, что еще до создания ОПС господин Сугробов "организовал и совершил не менее четырех тяжких преступлений против государственной власти и интересов государственной службы".

Одним из таких эпизодов следствие, очевидно, считает дело сити-менеджера Смоленска Константина Лазарева, который как раз был арестован в 2011 году по обвинению в мошенничестве, а затем оправдан судом. Организатором незаконно преследования чиновника в СКР считали заместителя господина Сугробова Бориса Колесникова. Но, после того как последний покончил с собой, а часть обвиняемых по делу ОПС пошла на сотрудничество со следствием, СКР вполне может отвести роль организатора уже экс-руководителю ГУЭБиПК, который возгласил ведомство в июле 2011 года.

Более того, по данным источников "Ъ", в СКР проводят ревизию не только дел, возбужденных по материалам ГУЭБиПК с 2011 года, но и на прежнем месте службы генерала — в главном управлении МВД по Центральному федеральному округу, которое он покинул в 2007 году. Нескольких бывших сотрудников ГУ МВД по ЦФО (ведомство было недавно ликвидировано по указу президента), уже вызывали на допросы. Одному из них даже предъявили обвинение по ст. 286 УК (превышение должностных полномочий), но уже в составе ГУЭБиПК. Правда, под стражу его брать не стали.

При этом сам Денис Сугробов показания давать отказывается. По словам представителей его защиты, генерал настаивает на том, чтобы ему разъяснили сущность ранее предъявленного обвинения по ст. 210 УК. Например, в чем заключается прямая материальная выгода, без которой непонятна цель создания ОПС. Следствие считает, что участники сообщества действовали из личной заинтересованности. Совершая должностные преступления (прежде всего провокации взяток через агентов), они стремились улучшить "количественные показатели своей работы", создать у руководства страны и МВД "впечатление о себе как о грамотных, исполнительных и высококвалифицированных специалистах", получая за это премии, государственные и ведомственные награды, а заодно и продвигаясь по службе.

Неясно господину Сугробову и то, в чем заключается превышение им должностных полномочий (в деле с десяток эпизодов ст. 286 УК РФ). "Если комплекс оперативно-разыскных мероприятий проводили определенные должностные лица, то какое к этому отношение имел экс-начальник ГУЭБиПК, осуществлявший общее руководство ведомством, а не конкретными операциями?" — спрашивает адвокат Востриков. По его мнению, 286-я статья УК следствием "абсолютно не конкретизирована".

Кроме того, как выяснил "Ъ", сейчас следствие, помимо поиска новых эпизодов, занимается и проверкой алиби генерала Сугробова. Так, его защита настаивает на том, что, например, некоторые приказы о проведении так называемых оперативных экспериментов, которые следствие считает незаконными, их клиент отдать просто не мог, поскольку в обозначенный следствием период времени находился в командировках, в частности на Северном Кавказе.

Олег Рубникович


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №131 от 29.07.2014, стр. 1

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы