• Москва, +17....+22 ясно
    • $ 64,74 USD
    • 73,09 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ

Следствие деактивировало Глеба Фетисова

Имущество экс-владельца "Моего банка" арестовано

В уголовном деле против экс-владельца "Моего банка" Глеба Фетисова появился материальный аспект. По данным "Ъ", суд по ходатайству следствия наложил арест на ряд его российских активов. Потенциально это в интересах кредиторов обанкротившегося банка. Оспорить арест будет непросто, считают эксперты.


Об аресте активов Глеба Фетисова "Ъ" рассказали несколько источников, знакомых с ситуацией. Адвокаты господина Фетисова это подтвердили. В частности, адвокат Игорь Дунаев сообщил "Ъ", что арест наложен на днях на часть принадлежащих господину Фетисову активов, деталей он не уточнил. 11 июля Басманный суд Москвы по ходатайству следствия наложил арест на активы Бутурлиновского ликеро-водочного завода (Воронеж), уточнил адвокат Самвел Караханян. Завод считается подконтрольным Глебу Фетисову. Как сообщал в феврале "Воронеж", в конце декабря 49% акций завода приобрела ООО "Первая фондовая брокерская компания". Источник "Ъ" в администрации Бутурлиновского района указывал, что компания "близка к Глебу Фетисову". По данным "Картотеки", в числе миноритарных собственников — Фетисова Татьяна Борисовна. Остальная часть этого пакета записана на целую цепочку компаний. Ряд источников "Ъ" указывает, что арестован не только этот актив, но и недвижимость господина Фетисова. Адвокаты это не комментируют. По словам господина Караханяна, процесс наложения ареста проходил без участия представителей обвиняемого. Получить комментарии у следствия вчера не удалось.

По сведениям "Ъ", арест наложен в рамках уголовного дела. Напомним, господин Фетисов обвиняется главным следственным управлением СКР в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой). Дело было возбуждено ГСУ СКР по факту хищения активов ООО "Мой Банк" 22 февраля 2014 года, лишившегося лицензии в конце января и впоследствии обанкротившегося. Глеб Фетисов был бенефициарным владельцем банка до 19 ноября 2013 года. Банк был продан группе из 11 физлиц (среди них — бывший зампред ЦБ Ренат Сетдиков, совладелец концерна "Никохим" Михаил Баранов, экс-глава Российского фонда федерального имущества Владимир Малин). В ухудшении положения банка, приведшем к последующему отзыву лицензии, новые и старые владельцы обвиняли друг друга. Ущерб, по оценкам следствия, составил 555 млн руб. Сейчас господин Фетисов находится под арестом, его срок истекает 22 августа.

По мнению юристов, арест имущества свидетельствует о том, что уголовное дело движется. "Арест как шаг, связанный с ограничением прав, накладывается вообще с осторожностью, и если это сделано, значит делу дан ход,— говорит председатель Московской коллегии адвокатов "Международное партнерство" Татьяна Проценко.— Впрочем, учитывая, что сроки заключения обвиняемого под стражу ограниченны, следствие заинтересовано в продвижении расследования".

С практической точки зрения пользу из ареста имущества могут вынести кредиторы "Моего банка". По данным на сайте Агентства по страхованию вкладов (конкурсный управляющий "Моего банка"), размер установленной задолженности перед кредиторами банка по состоянию на 1 июля — 13,2 млрд руб., в том числе 1-й очереди — 9,5 млрд руб. (1530 кредиторов), 3-й очереди — 3,7 млрд руб. "Арест имущества может быть полезен в случае, если до вынесения судом приговора по уголовному делу потерпевшая сторона (в рамках уголовного дела ею признан банк.— "Ъ") заявляет гражданский иск. В случае его выигрыша арестованное имущество продается с торгов, средства от этой реализации поступают в удовлетворение имущественных требований потерпевшей стороны",— указывает руководитель практики по уголовно-правовой защите юридической компании "Налоговая помощь" Сергей Самойлюк.

В АСВ, которое, по идее, должно заявлять гражданский иск, ситуацию не комментируют. Впрочем, собеседники "Ъ", ссылаясь на некий отчет конкурсного управляющего, раздававшийся на недавнем собрании кредиторов "Моего банка", рассказывают, что в нем содержалась информация о подаче такого иска. Правда, как сообщил "Ъ" адвокат Роман Бирулин, ни он сам, ни его коллеги, насколько ему известно, такого иска не видели.

Как бы там ни было, для кредиторов банков-банкротов арест имущества экс-владельца — заметный прецедент. "В рамках уголовных дел по фактам банкротства банков аресты обычно накладываются либо крайне редко, либо поздно, так что к моменту получения решений по гражданским искам имущества уже нет",— говорит один из собеседников "Ъ". Впрочем, источники c другой стороны не исключают, что арест активов может быть элементом давления на обвиняемого. "Он предлагал рассчитаться с частью кредиторов, но это предложение не принималось, с арестом же имущества возможности для этого в принципе закрываются",— говорит один из собеседников "Ъ". "Такой аргумент для снятия ареста вряд ли будет принят,— считает госпожа Проценко.— Раз следствие предъявило обвинение, то считает, что преступление уже совершено, поэтому расплата с потерпевшей стороной мало на что влияет". Кроме того, аресты, наложенные правоохранительными органами в рамках дел по экономическим статьям УК РФ, в принципе снимаются крайне редко.

Светлана Дементьева, Олег Рубникович


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение