• Москва, +5....+12 облачно
    • $ 63,86 USD
    • 71,59 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Юлия Гукова

Роботы вместо ларьков

Каких торговцев сегодня ждут на улицах Москвы

Московские власти решили поставить на улицах киоски-автоматы, поскольку их же победоносная война с обычными киосками обернулась тем, что за бутылкой воды нужно идти в супермаркет. Бизнес, однако, не торопится подхватывать новую инициативу, с интересом наблюдая за экспериментом первых смельчаков.


АНАСТАСИЯ ДЕМИДОВА, ОЛЕГ ХОХЛОВ


По киоскам из автоматов


В этом месяце в Москве, на Пушкинской площади, открылась первая палатка-робот. Вместо окошка продавщицы у киоска экран, с которого на покупателя смотрят мультяшные глаза. На широком козырьке пиксельным шрифтом набрано: "Все сам" (автомат изготовило и установило одноименное ООО), на двух витринах — 200 видов товаров, от воды и шоколадок до наушников и обувных щеток.

Аттракцион роботизированной торговли должен был проработать неделю. Киоск установили в качестве эксперимента, чтобы показать мэру Сергею Собянину. Мэру понравилось. 22 июля, когда "Деньги" отправили на Пушкинскую площадь фотографа, киоск был закрыт, его собирались увозить. Но почему-то оставили, и на следующий день он опять работал.

Московские власти еще два года назад рассказали о планах развития вендинговой торговли. Война с традиционными киосками тогда была в самом разгаре. В 2010 году во время "выездного совещания" у входа на станцию метро "Улица 1905 года" Собянин возмутился по поводу множества палаток и лотков, и через несколько дней по всему городу началась их ликвидация. Однако только в 2011 году Москомархитектура разработала единую схему размещения палаток, в которой их число было сокращено вдвое. До реформы в городе было 22 тыс. объектов, после — около 10 тыс. (8,5 тыс. круглогодичных и 1,8 тыс. сезонных).

При участии "Опоры России" и Национальной ассоциации автоматизированной торговли (НААТ), которая объединяет производителей и операторов вендинговых машин, городской департамент торговли и услуг разработал новую концепцию уличной торговли — современную и даже футуристичную. В течение нескольких лет предлагалось установить десятки тысяч уличных вендинговых киосков: 26 тыс.— на улицах, в парках и скверах, столько же — на остановках общественного транспорта, в метро и переходах, 10 тыс.— во дворах, а также рядом с супермаркетами или торговыми центрами.

Департамент торговли и услуг Москвы собирался разработать нормативную базу, которая позволила бы устанавливать торговых роботов на улицах. Документов до сих пор нет. В общем виде установку торговых автоматов регулирует постановление городского правительства "О размещении нестационарных торговых объектов, расположенных в городе Москве на земельных участках, в зданиях, строениях и сооружениях, находящихся в государственной собственности". Из текста понятно только, что, как и в случае с обычными палатками, департамент торговли и услуг (или, если речь о подземной торговле, Московский метрополитен или "Гормост") будет проводить аукционы.

"Все префектуры представили адресные перечни мест возможного размещения торговых аппаратов, и сейчас Москомархитектура на основе этих данных рисует схемы конкретного размещения автоматов на улицах города",— сообщила в прошлом году пресс-служба департамента торговли и услуг. Впрочем, тогда же руководитель департамента Алексей Немерюк отметил, что пока заинтересованность в новом формате уличной торговли не проявляют ни бизнес, ни горожане. "Думаю, в ближайшие годы он не будет иметь успеха, в частности, из-за того, что наш климат не позволяет реализовывать продукцию",— сказал чиновник.

Возможно, проект так долго набирал ход потому, что вендинговая концепция — идея прежнего руководителя департамента торговли и услуг. Алексей Немерюк, его преемник, говорит, что "Все сам" — единственная компания, которая взялась развивать подобный формат, другие производители вендинговых автоматов не готовы или не хотят заниматься изготовлением уличных киосков.

Через неделю после начала работы первый киоск-робот закрылся

Через неделю после начала работы первый киоск-робот закрылся

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Первый смелый


Киоск "Все сам" c Пушкинской площади — видимая часть проекта предпринимателя Александра Золотарева. Свой первый кофейный автомат он установил еще в 1996 году, а сейчас возглавляет группу компаний ЭПС, которая производит торговые и кофейные вендинговые машины.

Сейчас уличный вендинг для Золотарева любимая игрушка. Экстерьером, интерфейсом и фирменным стилем киосков "Все сам" занималась студия Артемия Лебедева, которой в последнее время везет на городские проекты (она оформляла парковочные терминалы и адресные таблички, разрабатывала новую схему линий и напольную навигацию для метро, участвовала в создании дизайн-кода, регулирующего размещение вывесок на центральных улицах). Сколько потрачено на "Все сам", Золотарев не рассказывает, но очевидно, что много.

Участники рынка оценивают стоимость одного киоска (их собирают на предприятии в Клину) в €30 тыс. "Город мне не дал ни копейки: я предложил этот проект как москвич, потому что считаю, что он украсит столицу,— говорит Золотарев.— То, что кисок работает, не означает, что мы получили какие-то гранты или что мы теперь золотые партнеры и нам будут выделять места без конкурса. Если завтра город скажет, что ему это не нужно в рамках городских программ, компания все равно будет работать".

Впрочем, Алексей Немерюк сообщил "Деньгам", что город по-прежнему готов выделить места под новые киоски. В ближайшее время появится еще несколько (в течение двух недель производитель может установить четыре автомата), но тоже временно, в рамках пилотного проекта. До конца года компания готова произвести 60 киосков, а если будет нужно, то и все 100. "Задача — проверить, будут ли люди бояться нашего киоска, правильно ли они будут на него реагировать,— рассказывает Золотарев.— 200-300 покупок в день говорят, что люди его совсем не боятся".

По мнению президента НААТ Бориса Белоцерковского (он возглавляет и одну из крупнейших российских вендинговых компаний Uvenco), если вендинговые киоски и станут заметным каналом уличной торговли, то не раньше чем лет через пять. Он отмечает, что большинству вендинговых компаний киоски вроде того, что поставили на Пушкинской площади, не по карману. В то время как самый дорогой торговый автомат для помещений в каталоге компании ЭПС Александра Золотарева стоит 345 тыс. руб.

Впрочем, Золотарев и не собирается продавать свои машины. Сначала "Все сам" хочет их устанавливать самостоятельно, а позднее, возможно, разработает партнерскую программу для желающих работать на условиях франчайзинга. Потребность города в киосках-роботах Золотарев оценивает скромнее, чем департамент торговли и услуг, но все равно довольно смело — в 7,5 тыс. По его подсчетам, один киоск "Все сам" окупается за полтора-два года (при условии, что будет продавать около 200 товаров день). Продолжительность жизни робота — 15 лет.

Япония — одна из стран-лидеров автоматизированной торговли

Япония — одна из стран-лидеров автоматизированной торговли

Фото: Reuters

"Роботорговля"


Доля вендинга в общем обороте розницы в России исчезающе мала, хотя мировой опыт подтверждает, что этот показатель может достигать 5%, а в некоторых товарных группах — 10%. Лидеры автоматизированной торговли — Европа, США и Япония. В Европейском союзе около 4 млн торговых автоматов, в Японии — 6 млн, а в Штатах — 7 млн. В Париже на 2,5 млн жителей — 120 тыс. вендинговых машин, в Нью-Йорке на 8 млн — 200 тыс., а в Токио на 13 млн — 500 тыс. В США, где каждые 15 минут роботам-продавцам скармливают 3,5 млн монет, объем продаж посредством вендинга составляет около $23 млрд в год. И продается все что угодно, в том числе на улице. Весной в Колорадо установили первый вендинговый автомат, торгующий марихуаной (только в медицинских целях).

В России, по данным НААТ, оборот рынка вендинговых аппаратов составляет около 22 млрд руб. Число автоматов — 139 тыс., большая часть их установлена в помещениях. Как и во всем мире, они продают не только напитки и закуски: уже давно есть агрегаты для покупки контактных линз, корма для животных, цветов, чехлов для айфонов и всего на свете. Операторы автоматов были бы рады выйти на улицу, но их останавливает отсутствие правил игры. "Первые этажи домов не рассчитаны для размещения магазинов: в советское время первые этажи были жилыми, потому что одного универсама на микрорайон было достаточно,— говорит президент Коалиции киоскеров Владлен Максимов.— В Москве втрое меньше торговых площадей, чем нужно. Пусть будут автоматы! Сейчас торговля недоразвита, и чем больше будет разных форм торговли, тем лучше. Дайте только людям работать". Впрочем, даже когда условия для работы появятся, не стоит ждать ажиотажа: опыт киоскеров показывает, что город с поразительной легкостью меняет решения в сфере уличной торговли.

В 2011 году после очистки улиц от палаток конкурсы на их размещение заменили денежными аукционами. К внешнему виду ларьков предъявили новые требования, их разработала Москомархитектура.

В 2013 году город решил избавиться от палаток, расположенных в зонах транспортно-пересадочных узлов. Киоски, установленные в соответствии с недавно принятыми правилами, перевели на другие, менее привлекательные участки. Компенсации никто не получил (только на прошлой неделе Минпромторг предложил законопроект, который обязывает власти находить в таких ситуациях равноценные места для замены). Весной этого года власти решили кардинально изменить принципы установки торговых павильонов в подземных переходах, в результате резко увеличилась стоимость аренды (подробнее об этом см. материал "Крутой переход" в номере "Денег" от 7 апреля 2014 года).

Даже общее направление продолжающейся реформы нестационарной розницы просматривается с трудом. Чиновники мечтают о десятках тысяч вендинговых киосков и одновременно утверждают, что москвичам достаточно 7,5 тыс. действующих палаток. Еще в мае сообщалось, что только в центре Москвы киосков должно стать в 2,5 раза больше. К ноябрю власти собирались разработать схему размещения 1,4 тыс. новых ларьков. По словам Немерюка, всего было закрыто только около 4 тыс. ларьков. "Убрали киоски, которые стояли незаконно,— объясняет чиновник.— Их и раньше сносили, каждый по несколько раз. Но они открывались снова. Теперь система более жесткая". В департаменте торговли и услуг "Деньгам" сказали, что в ближайшее время массовых закрытий не будет.

Большинство операторов вендинга — малые и средние предприниматели. Только 9% американских компаний имеют более двадцати сотрудников, более чем у половины нет и пяти. В России — то же самое. По оценке участников российской индустрии, опрошенных "Деньгами", у нас на долю пяти крупнейших компаний — Uvenco, "СИБА-Вендинга", "Комм Пасса", "Ассорти" и "Вендекса" — приходится около трети рынка. Лидер — Uvenco, которая управляет сетью из 10 тыс. автоматов. Прочие компании — в основном малый бизнес, которому пока комфортнее в помещении. Там — все просто. Участники рынка рассказывают, что инвестиции на единицу техники раньше составляли 200-500 тыс. руб., а в последние годы, после появления российских аппаратов приемлемого качества,— 150 тыс. руб. Средняя выручка автомата, по подсчетам одного из крупных российских операторов, составляет 7-15 тыс. руб. в месяц (все зависит от трафика). Текущие расходы — около 60% выручки автомата, арендная плата — 5-10%. Средний срок окупаемости — год-полтора.

В этой ситуации к эксперименту Александра Золотарева участники вендингового рынка присматриваются с интересом, но вслед за ним не торопятся.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение