• Москва, +19....+29 дождь
    • $ 67,05 USD
    • 74,38 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Агенты ушли из полиции к следствию

Помощники сотрудников ГУЭБиПК просят осудить их в особом порядке

Как стало известно "Ъ", сразу три фигуранта скандально известного уголовного дела об организации преступного сообщества в ГУЭБиПК МВД ходатайствовали о выделении эпизодов с их участием в отдельное производство с последующим рассмотрением судом в особом порядке. В СКР и Генпрокуратуре с этим согласились. В результате к моменту завершения основного дела уже будут вынесены как минимум три обвинительных приговора, имеющих для него преюдиционное значение.


По данным источников "Ъ", агенты ГУЭБиПК Алексей Клюшкин и Александр Леонов, сотрудничавшие с антикоррупционным ведомством на платной основе с 2013 года, а также предприниматель Сергей Ласкин полностью признали свою вину, попросив рассмотреть их дела в особом порядке без проведения судебного следствия. В СКР и Генпрокуратуре уже пошли им на встречу, тем более что все трое, в отличие от полицейских, не обвиняются в таком особо тяжком преступлении, как организация преступного сообщества или участие в нем (ст. 210 УК),— инкриминируемая им ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ (пособничество в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий) предполагает заключение на срок от 3 до 10 лет, тогда как ОПС — 15-20 лет лишения свободы.

Каждый из соискателей особого порядка обвиняется по одному из эпизодов преступной деятельности. Господин Клюшкин, по версии следствия, в июне 2013 года был использован сотрудниками ГУЭБиПК в так называемом оперативном эксперименте по пресечению коррупции в подмосковном управлении Федеральной регистрационной службы, который следствие сейчас считает провокацией. Агент Клюшкин сообщил полицейским, что и. о. руководителя службы Ольга Жданова через посредника требует у него деньги за регистрацию недвижимости. В ходе операции, которую одобрил тогдашний замначальника ГУЭБиПК Борис Колесников, а проводили сотрудники 19-го отдела управления "Б" ведомства, агент Клюшкин передал посреднику 1 млн 300 тыс. руб. После задержания посредник, как считает следствие, под психологическим давлением согласился передать деньги госпоже Ждановой, которая была арестована по заявлению того же господина Клюшкина. Тяжкие последствия, считают в СКР, наступили из-за привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного человека.

Кстати, в СМИ сообщалось, что суперагент Клюшкин поучаствовал в десятке подозрительных оперативных экспериментов, в том числе под другими фамилиями, и не только в Москве, но и в Саратовской области. Однако, по сведениям "Ъ", в его итоговое дело вошел только один эпизод. Связано это, в частности, с тем, что уголовное дело о преступном сообществе в ГУЭБиПК охватывает период с 2013 по 2014 год, а в Саратове господин Клюшкин работал до этого.

Александр Леонов, в свою очередь, участвовал в незаконном, как считают в СКР, эксперименте 2013 года, в ходе которого бывший глава администрации Смоленска Константин Лазарев должен был получить откат в 5 млн руб. за участие коммерсантов в подготовке празднования 1150-летия этого города. Чиновник, обвиняемый в крупном мошенничестве и превышении должностных полномочий, был оправдан судом и является теперь потерпевшим по делу о преступном сообществе полицейских. Отметим, что агент Леонов выступал свидетелем обвинения в суде над господином Лазаревым.

Кстати, оба агента вначале заявляли, что не могли знать о незаконности проведенных с их участием мероприятий, так как не обладали юридическими познаниями для оценки действий сотрудников полиции.

Наконец благодаря Сергею Ласкину, занимавшемуся оснащением улиц Подмосковья системами видеонаблюдения и сотрудничавшему с ГУЭБиПК, оперативники в прошлом году задержали начальника управления организации деятельности Минтранса Московской области Сергея Найденова, который якобы вымогал у него 17 млн руб. Господин Ласкин, считает следствие, одновременно являлся заявителем и участником совершенной против чиновника провокации.

В соответствии с УПК ходатайствовать об особом порядке можно еще на стадии следствия, однако окончательно решение утверждается уже во время предварительных слушаний уголовного дела в суде. Чтобы обвиняемые получили минимальный срок, их ходатайство, помимо прокурора, должны поддержать потерпевшие и суд. Источник "Ъ", близкий к следствию, полагает, что с этим проблем возникнуть не должно, так как к соглашению пришли уже все участники расследования.

Напомним, что ранее соглашения о досудебном сотрудничестве были заключены тремя оперативниками во главе с экс-начальником управления "Б" ГУЭБиПК Салаватом Муллаяровым. Полицейские, в отличие от агентов, не просто признали свою вину, но дали показания на предполагаемых организаторов ОПС покойного Бориса Колесникова и бывшего руководителя антикоррупционного ведомства Дениса Сугробова. С учетом того, что они оказали помощь расследованию, их эпизоды также будут выделены в отдельное производство и рассмотрены судом в особом порядке. Но, в отличие от агентов, они могут рассчитывать не только на смягчение наказания в пределах двух третьих от максимального срока по вмененным им статьям, но и даже на срок ниже низшего предела.

Таким образом, к завершению расследования основного дела следствие получит сразу несколько приговоров, которые оно может использовать как доказательство вины других фигурантов. Защитники экс-сотрудников ГУЭБиПК, не признавших свою вину, заявили "Ъ", что они ожидали подобного развития событий. При этом они рассчитывают, что договоренности, достигнутые на досудебном этапе, не будут признаны судами.

Сергей Машкин, Николай Сергеев


Тэги:

Обсудить: (2)

Газета "Коммерсантъ" №121 от 15.07.2014, стр. 4

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы