• Москва, +11....+20 ясно
    • $ 65,99 USD
    • 73,44 EUR

Коротко

Подробно

Фото: qclub.org.ua

«Нам хватит места в трубе для всех»

О том, как Украина намерена превратить свои подземные хранилища газа (ПХГ) в газовый хаб для потребителей ЕС, “Ъ” рассказал зампред правления НАК «Нафтогаз Украины» АЛЕКСАНДР ТОДИЙЧУК.


— Сколько газа сегодня накоплено в украинских ПХГ и на сколько хватит этого объема?

— Сегодня в ПХГ у нас порядка 14 млрд кубометров газа. На какой срок нам хватит этого газа, будет зависеть от того, как мы будем его расходовать. Сегодня мы анализируем несколько сценариев потребления — как при нормальной работе, так и при условии прекращения поставок российского газа. Конечно, во втором случае потребление будет более экономное. Еще одна составляющая — много промышленных предприятий на востоке Украины приостановили деятельность, некоторые частично разрушены, и мы в «Нафтогазе» не знаем, будет ли снижение потребления газа из-за приостановки промпредприятий.

— И до какого срока может хватить объемов газа в ПХГ?

— Скорее всего, до ноября. Но при максимальной экономии, возможно, и до конца года. Именно поэтому кабинет министров Украины обсуждал введение чрезвычайного положения в энергетике. Чтобы нам хватило газа для обеспечения потребителей. Впрочем, ничего нового чрезвычайное положение в энергетике не принесет. Возможность отключать неплательщиков есть и сейчас.

— Но введение ЧП позволяет отключать и тех, кто платит,— скажем, промышленных потребителей…

— Отключение промышленных потребителей ради экономии газа не должно быть внезапным. Предприятия должны знать, в каких условиях они могут быть отключены. И сейчас есть призыв правительства, чтобы они начали готовиться к тому, что могут быть возможные отключения. И необходимо максимально переводить производственные мощности на твердое топливо, электрообогрев, мазут.

— Если словацкий реверс будет введен, то технически Украина готова принимать газ из Словакии?

— У нас практически пять труб в коридоре. И очень часто (к сожалению, и на официальном уровне) идут заявления, что не могут Словакия и Украина качать по одной и той же трубе газ в разных направлениях. Это неправда. Украина никогда не собиралась как-то ущемлять транзитеров или не полностью выполнять свои обязательства по транзиту газа. Нам хватит места в трубе для всех. За последний год трубопроводы в Словакию были загружены максимум на 60% в пиковые периоды зимой. Сейчас и того меньше. У нас много свободного места в трубе, и мы можем организовать поступление газа в обратном направлении.

— Можно ли реверсный газ закачивать в ПХГ?

— Существует возможность физически закачивать газ в хранилища. И наши коллеги в европейских странах заявили, что это не мешает выполнению их контрактов с «Газпромом». Хотя «Газпром» несколько раз высказывал другое мнение.

Сейчас мы готовимся к тому, чтобы максимально наполнить ПХГ. Почему это актуально? Мы говорили о 14 млрд кубометров газа. Сегодня Россия поставляет газ из расчета чистого транзита. То есть мы не получаем от России технологический газ и вынуждены использовать газ из ПХГ для работы компрессорных станций. И в том числе дешевый газ, который мы добываем и должны направлять населению. Этот газ берется у добывающих компаний по цене, установленной Национальной комиссией по регулированию энергетики, а это всего $30–50 за тысячу кубометров. Конечно, это не позволяет им изыскивать средства для инвестиций в увеличение добычи, поэтому Украина сегодня просчитывает возможность повышения тарифа.

— Насколько много места в украинских ПХГ?

— Мощность наших хранилищ порядка 31 млрд кубометров. А храним мы в последние годы 14–16 млрд кубометров. У нас есть гарантированных 10–12 млрд кубометров свободных мощностей, которые мы готовы предложить пользователям. В связи с этим по заданию правительства «Нафтогаз» рассматривает варианты, каким образом мы могли бы создать более комфортные условия для потенциальных пользователей этих ПХГ.

— Что имеется в виду?

— Потенциальные заказчики услуг по хранению этого газа требуют, чтобы у них не было проблем с растаможиванием, ПХГ должны стать складами вне таможенной зоны Украины. Помимо этого там должна быть возможность быстрой закачки и подъема газа. Сейчас система очень инертна. Она рассчитана для работы в советской системе координат, нацелена на закачку в летний период и покрытие пиковых периодов низких температур в Европе. Заказчикам, которые рассматривают наши ПХГ, в режиме спотового рынка нужен более гибкий режим закачки и подъема. Поэтому Украина рассматривает привлечение инвестиций по усовершенствованию системы закачки и подъема газа, чтобы гарантированно обеспечивать необходимые мощности.

— Сколько времени нужно, чтобы перевести ПХГ в режим, необходимый инвесторам?

— Конечно, мы не сразу все ПХГ переведем в такой режим. Будет какая-то очередность перевода этих 13 хранилищ. Для ПХГ, которые критичны для обеспечения транзита, будет предусмотрен особый режим. К осени мы получим четкий план реформы ПХГ, а потенциальные пользователи получат данные по техническим и ценовым показателям — стоимость закачки, сбережения и подъема.

—Можно ли говорить, что создание такой системы — это первый шаг к созданию газового хаба?

— Да. Но газовый хаб — это еще и биржа со всеми возможными атрибутами. Для нас в первую очередь важно обеспечить качественное оказание услуг по хранению и транспортировке. Потому что работа с ПХГ будет разновекторная: кто-то будет закачивать, а кто-то — поднимать газ. В новых условиях это будет осуществляться фактически одновременно. Система учета должна одновременно работать на закачку и на подъем газа. Сейчас инициативная группа изучает и юридические, и технические аспекты работы хаба.

— Почему в принципе украинский газовый хаб нужен? Ведь есть множество других устоявшихся площадок, тот же Baumgarten в Австрии, например.

— Главный наш козырь — то, что у нас уже есть сеть существующих ПХГ, которые не требуют больших инвестиций, это позволяет сделать очень привлекательной стоимость хранения. Кроме того, газ из этих ПХГ может поставляться как минимум в восемь стран.

— А какие компании выразили интерес?

— Немецкие компании и компании США, которые планируют прийти на рынок Восточной Европы со своим сланцевым газом. Для них это возможность закрепиться в регионе. Наши ПХГ интересны и для продавцов, и для покупателей газа. Поэтому потенциально все, кто интересуется созданием хаба, говорят о нашем высоком потенциале в этом деле.

— Вы планируете достраивать интерконнекторы (соединительные газопроводы) для работы хаба?

— Да, конечно. Если с Венгрией и Словакией у нас хватает трубопроводных мощностей, то с Польшей нам нужен отдельный интерконнектор мощностью 7–10 млрд кубометров газа, который мы в перспективе планируем построить. Речь идет о том, чтобы связать терминал по приему сжиженного газа в Свиноуйсьце с Украиной.

— Как повлияет глобально на транспортировку газа South Stream?

— Мы уже потеряли часть транзита после введения Nord Stream и можем еще больше потерять, если будет введен South Stream. Поэтому для нас хорошо, что ЕС начал переоценку ранее достигнутых договоренностей на предмет, насколько они соответствуют Третьему энергопакету, насколько увеличивают зависимость от монопольного поставщика — России. В принципе этот процесс повышает актуальность модернизации и совершенствования украинской газотранспортной системы (ГТС). Заверения же со стороны России, что украинская ГТС бесперспективна, что это куча ржавого металлолома,— это пропаганда с целью протолкнуть South Stream и посеять недоверие к украинской ГТС. Я не исключаю, что частью этого плана является недавний взрыв на нашей ГТС (17 июня взорвалась одна из труб газопровода Уренгой—Помары—Ужгород.— “Ъ”). Это часть кампании по дискредитации украинской ГТС.

— А какие планы по строительству обходных газопроводов кроме South Stream рассматривает Россия?

— Россия добивается строительства перемычки из Польши в Словакию в обход Украины. Такие предложения впервые появились еще порядка десяти лет назад. Но Польша не один раз отказывалась от этой идеи. Учитывая, что это откровенный обход Украины и, несмотря на обещанные им выгоды, поляки не рассматривают такой интерконнектор как перспективный.

— Почему было принято решение выделить в отдельные компании транспортирующее подразделение и подразделение по хранению газа?

— Эта реформа даст больше финансовой независимости, экономической и юридической свободы каждому подразделению «Укртрансгаза» — трубопроводному и по хранению газа. Сейчас объем транзита российского газа через Украину продолжает падать, ПХГ загружены только наполовину. При этом мы несем затраты на обслуживание хранилищ. Реформа поможет привлечь новых клиентов, загрузить трубопроводы и ПХГ. Если мы сможем использовать свои ПХГ полностью, доходы страны увеличатся на миллиарды долларов. Могу сказать, что это в интересах государства, поскольку таким образом мы сможем больше зарабатывать на ГТС и ПХГ. Но хочу заметить, что окончательного варианта реформы пока нет. План реформы будет опубликован, мы хотим, чтобы все было открыто. И хотим услышать мнение всех потенциальных пользователей.

— Когда вы планируете закончить разработку реформы «Нафтогаза» и нового порядка использования ПХГ?

— Я надеюсь, что уже до осени. Мы заинтересованы в этом как никто другой. Тем более что мы получили жесткое задание от кабмина максимально быстро работать в этом направлении.

— Кто может быть партнером Украины при создании газового консорциума?

— Исходя из сегодняшних реалий нежелательно, чтобы это был «Газпром». Его поведение сегодня не является конструктивным. Получение любого блокирующего пакета будет использовано против нас. Поэтому консорциум, возможно, будет создан, но с потребителями газа, с западными компаниями. Создание такого консорциума выровняет отношения двух сторон. До сих пор мы имели в газовой сфере рынок продавца. Но в цивилизованном мире на рынке доминирует покупатель. И такая конструкция позволит на более равноправных условиях работать с «Газпромом».

— Подразумевает ли изменение рынка газа установку дополнительных точек его учета?

— В перспективе да, мы планируем поставить такие измерительные станции на своей территории. Сейчас мы думаем, как это сделать дешевле, например, установить ультразвуковое измерительное оборудование. Но в контрактах России с западными странами нет Украины, там есть только пункты передачи на границе с ЕС. Чтобы договариваться о внесении в контракт нового пункта передачи газа, нужна поддержка одной из сторон, европейских потребителей газа. В принципе физическая установка новых измерительных станций необязательна. Если ЕС согласится с тем, что все газовые вопросы там решают с Украиной как с ассоциированным членом Евросоюза, то мы отработаем механизм, как это сделать на первых порах без строительства измерительных станций. В частности, мы можем вместе со специалистами ЕС посещать измерительные станции в России и Европе и таким образом контролировать транзит.

— Объем транспортировки нефти через Украину продолжает падать. Как можно остановить эту тенденцию?

— Так же как и в газе: найдя новые пути транспортировки через территорию страны, загрузив трубопровод Одесса—Броды и другие маршруты. Шанс продлить трубопровод до Гданьска также существует. Надеюсь, этому поспособствует подписание соглашения об ассоциации с ЕС.

— Но из отдельных трубопроводов была извлечена технологическая нефть, и нет физической возможности возобновить прокачку.

— Мы отправили в Минэнерго обращение о создании стратегических запасов нефти. Эти запасы должны быть созданы на базе «Укртранснафты». И компания должна иметь возможность как поставить их на любой НПЗ, так и направить в любой момент в качестве технологического сырья на те нефтепроводы, где технологической нефти нет.

Интервью взял Олег Гавриш


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Тэги:

Обсудить: (0)

"Коммерсантъ" от 02.07.2014, 00:15

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы