Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Музыка недетского размера

"Репетиция оркестра" в театре Сац

Премьера театр

В Детском музыкальном театре им. Н. И. Сац поставили совсем не детский спектакль. Культовый фильм Федерико Феллини "Репетиция оркестра", снятый итальянским режиссером в 1978 году, превратили в одноименный медиаспектакль, премьеру которого сыграли под занавес фестиваля "Черешневый лес". Рассказывает ЕЛЕНА КРАВЦУН.


Внедрение мультимедийных технологий в современную сценографию сегодня совсем не новость, но в театре Сац решили пойти еще дальше и создать целый спектакль с модной приставкой "медиа" по мотивам нашумевшей в свое время киноленты Феллини "Репетиция оркестра". Создатели этого действа определяют жанр как интерактивную оперу и даже медиашоу. Художественный руководитель театра Георгий Исаакян собственноручно написал более 40 страниц оригинального текста по сценарию Федерико Феллини и Брунелло Ронди. Стоило ли проделывать этот титанический труд — вопрос, который преследует на протяжении всего спектакля. Изменения по сравнению с оригиналом довольно минимальные: место действия, то есть старинную часовню с идеальной акустикой, заменили зрительным залом театра Сац — тоже, кстати, с идеальной акустикой. Вместо старенького переписчика нот — Роксана Сац, с 1969 года возглавляющая литературно-педагогическую часть театра. И (осторожно, спойлеры) арфистку господин Исаакян оставил в живых — спектакль-то заявлен как детский. Имена музыкантов почему-то по-прежнему итальянские, зато вместо "Галопа" Нино Роты, исполнение которого репетируют музыканты в фильме и который служил лейтмотивом кинокартины, звучит классический набор для викторины в детской музыкальной школе — тут и увертюра к "Вильгельму Теллю", и романс Неморино из "Любовного напитка", и даже сцена безумия из "Лючии ди Ламмермур". Не обошлось и без музыки Верди, тем более что дирижера в постановке играет приглашенная звезда Симоне Фермани — праправнук итальянского композитора и практикующий дирижер.

Кинофикация театра по Исаакяну-режиссеру происходит так: зрители сидят прямо на сцене — в полуметре от собственно оркестрантов и актеров, которые играют музыкантов оркестра, места в зрительном зале затянуты полотном цвета пыли, а на проекционный экран то и дело выводится крупный план артистов. Текст произносится с помощью мелодекламации в сопровождении фортепиано, из-за чего, кстати, многие шутки не считываются должным образом. Проводником в мир музыки становится телекамера, которой как бы снимают репортаж об оркестре для местного телевидения. Ведущая во время спектакля обращается не только к музыкантам, но и к маленьким зрителям, ответы которых по уровню, что называется, мимимишности превышают все допустимые нормы.

В лучах софитов становится понятно, что музыканты — живые аллегории инструментов. Недаром возникают дискуссии о половой принадлежности скрипки и особенностях психики флейтистов: тут каждый играет двойную роль. Зритель становится свидетелем мелких пакостей и склок между музыкантами, проникает в самое сердце оркестра. Камера, словно зонд на марсианской поверхности, фиксирует мельчайшие подробности жизни, в которой трагедийное и комедийное образуют мощнейший эмоциональный сплав. Жонглирование образами — любимое занятие искушенного интеллектуала Феллини — переносится в плоскость видеопроекции. К несомненным актерским удачам относится игра Николая Косенко (первая скрипка), Тимофея Крюкова (виолончель) и Людмилы Бодровой (арфа). Однако сам конфликт музыкантов и руководителя оркестра вспыхивает довольно неубедительно и так же неубедительно гаснет, хотя анархические надписи на колоннах зала, танк и гаубица на сцене — это действительно сильно. В зоне катарсиса и одновременно финала оказывается удаляющийся вид со спутника Google Maps под кантилену гениального Верди с пафосным посылом "музыка нас связала".

Раньше функцию знакомства детей с оркестром выполняли "Петя и Волк" Прокофьева, "Дитя и волшебство" Равеля, "Ученик чародея" Дюка — нынешнему же поколению нужен новый позитивный ориентир, и "Репетиция оркестра" театра Сац вполне может им стать. Здесь, как в видеоигре, ребенок может почувствовать себя частью увлекательного процесса создания таинства музыки. Однако продолжительность спектакля может оказаться серьезным испытанием для детей, которые уже к концу первого действия хотели все что угодно, но только не слушать молитву Дездемоны.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение