• Москва, +15....+24 облачно
    • $ 65,20 USD
    • 72,84 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Последний Майдан отступает

Петр Порошенко получил власть над Украиной

Вчера на Украине прошли президентские выборы, на которых победу в первом туре одержал Петр Порошенко. Уставший народ сделал отчаянный рывок к избирательным урнам и поверил еще одному человеку, что тот поможет всем и каждому. О том, как избранный президент Украины пообещал отказаться от конфет, из Киева специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Там, где раньше голосовал действовавший президент Украины Виктор Янукович, в здании Дома федерации профсоюзов на углу Крещатика, сейчас подгоревший остов и зеленый забор, на котором сушатся красные и желтые матрасы (так их сушат после маленьких детей). Это матрасы из палаток на Майдане, метров через пятнадцать.

На палатках обозначены все, кажется, украинские и уже не очень украинские места: Мариуполь, Одесса, Николаев, Львов, Крым... Спокойствие палаток охраняют бронированные машины Приват-банка с "тонированными окнами". Попытка достучаться до людей за этими окнами, чтобы спросить, где тут поблизости работающий избирательный участок, беспомощна, но небезобидна: водитель глушит мотор, вглядывается в тебя, но ясно, что у него нет полномочий раскрывать дверь, а значит, и себя.

Мимо проходит юноша в майке "Дякую тобi, Боже, що я не москаль!", и на вопрос, за кого он проголосовал сегодня, охотно объясняет, что за Ляшко (лидер Радикальной партии Олег Ляшко.— "Ъ"), потому что все остальные скурвились и предали идеалы Майдана, а потом интересуется, не из Москвы ли я, не москаль ли.

Майка его не внушает мне оптимизма, но я признаюсь честно и обреченно, а он взамен рассказывает, что два года жил в Москве и скучает, блин, по этому городу, а вернее, по пацанам, которых там встретил.

— Зря вы от нас отделились,— говорит он и потом с удовольствием объясняет, что недалеко отсюда есть один избирательный участок, на котором большая давка до сих пор: — Там сегодня Гриценко (экс-министр обороны Анатолий Гриценко.— "Ъ") голосовал, так два часа в очереди простоял, ругался страшно, зато обещал безопасность в стране обеспечить, если его изберут.

В Украинском доме для жителей Майдана выдавали открепительные талоны, но ими воспользовались далеко не все; есть люди, которых не сломала послемайданная жизнь.

— Проголосовали, да, многие, но есть у нас такие, как я. Принципиально не голосую,— сказал мне Евген Титов, "завiдуючий громадьскоi приймальноi координацийноi ради Майдана" (так он назвал себя, ни разу не запнувшись).

— Почему? — спросил я.

— Выборы подтасованы,— объяснил он,— идеалы Майдана преданы — какой смысл.

Я уж не стал спрашивать, кем подтасованы, не хотел ставить человека в неудобное положение, а то пришлось бы ему сказать, что действующей властью, которую дал стране Майдан.

— Нужна люстрация власти,— как мантру повторял он.

Это и была его мантра, которую он, видимо, произносит по многу раз в день. А когда не произносит вслух, она звучит у него в голове: видно же по человеку.

В это время, около четырех часов дня, я узнал первые данные экзит-полов — из штаба Петра Порошенко: за него уже проголосовали 56-58%, за Юлию Тимошенко — 13-14%, за Ляшко и Гриценко — 5-6%. Данные были, мягко говоря, предварительными и уж не то что официальными, а просто антиофициальными, на этот-то час.

На избирательном участке на Тургеневской улице, несмотря на время явно не раннее, тоже были очереди из избирателей. Управлял ими, казалось, один человек, и очень уверенно. Он был весь в черном и медленно прохаживался по залу, изредка делая замечания избирателям — не так стояли. Его беспрекословно слушались. Нам он категорически запретил снимать в помещении, объяснил, что на избирательных участках Украины фотографировать категорически запрещено.

— А вы кто? — спросил я.

— "Правый сектор",— отрекомендовался он. Ну и пресса "Правого сектора" тоже, конечно.

Мы все-таки решили поговорить с главой участковой избирательной комиссии. Она, мне показалось, обрадовалась нам.

— Говорят, снимать нельзя у вас?

— Почему? — удивилась она.— Кто говорит?

— А вот юноша весь в черном, из "Правого сектора".

— Из какого сектора? — она очень удивилась.— А, этот?.. Странный молодой человек: весь день ходит здесь, всем говорит разное и не уходит. Он вообще-то никто. Нам сначала смешно было, а теперь не знаем, что с ним делать: у него какое-то удостоверение журналиста, даже и печать есть, вроде и не выгонишь.

Можно было и снимать, и разговаривать. Я подошел к наблюдателям. Их тут было четверо, и трое — от партии УДАР. Они рассказали, что "настроение хорошее, но дюже велика нагрузка".

Чтобы разгрузить себя, они пили чай из термосов (день у них и в самом деле получался разгрузочный: сидеть им тут было до глубокой ночи).

— Нарушения зафиксированы? — спросил я.

— Нет! — хором ответили они.— Помогаем членам избирательной комиссии. А то тут люди идут в основном старые, в таких длинных бумагах не разбираются.

Выбирали в этот день не только президента, но и мэра Киева.

Один из избирателей вышел из кабинки для голосования потрясенный:

— Тут же Дарт Вейдер в списках!

— Так это же за мэра! — успокоили его члены избирательной комиссии.

— 87-го года рождения он! — расстраивался тот.— И отчество, что ли, у него есть!.. не запомнил, правда... вы во что выборы превращаете?! Я же за него проголосую!

Его так толком и не успокоили. Чуть не плача, он протолкнул бумаги в щель урны и ушел, горько качая головой.

— А вы кто? — подошли наконец ко мне две пожилые наблюдательницы.— Мы-то вам все рассказали!

Я представился.

Они ахнули.

— Ну и что нам теперь с вами делать?! Вы ж с Москвы!

Я пожал плечами: выбор у вас небольшой.

— Та сидите, раз пришли! И не волнуйтесь вы! Нам экстрасенсы сказали, что все будет добре!

— То есть кто выиграет? — попробовал уточнить я.

— Украина! — предсказуемо и искренне ответили они чуть ли не хором.

Предвыборный штаб Петра Порошенко находится в арт-центре "Арсенал". На входе — совершенно театральная полукруглая вывеска: Петр Порошенко. Виталий Кличко. "Жити по-новому".

Первый лозунг или, вернее, название пьесы должно, на мой взгляд, насторожить избирателя и даже журналистов: как, опять по-новому?!

Но, видимо, придется.

За час до обнародования результатов национальных экзит-полов зал на четыреста человек вместил в себя примерно вдвое больше людей.

Известная на Украине светская журналистка, ищущая себя в политике или, вернее, в разговорах с политиками, Катя Осадчая в чем-то ослепительно жовто-блакитном рассказала, что еще вчера не собиралась голосовать за Петра Порошенко, но увидела его на спектакле "Гамлет" ("Быть или не быть, в общем") Шекспировского театра, который взял да и приехал на гастроли в Киев, а спектакль дал через дорогу от предвыборного штаба господина Порошенко, так что тому с женой и детьми и спешить-то было некуда, тем более что вопрос "быть или не быть?" все равно решался на следующий день. После спектакля госпожа Осадчая записала с господином Порошенко часовое интервью для своей телепрограммы и вчера покорно пошла и проголосовала за него — по-другому свои чувства к нему она выразить не смогла.

Мимо прошел еще один яростный сторонник господина Порошенко — господин Луценко, в белой вышитой рубахе (а не так уж давно ходил в форме министра внутренних дел, а чуть позже — в форме заключенного). Он только что дал небольшую жизнеутверждающую пресс-конференцию, и казалось, что этот человек, успевший присягнуть на верность уже очень многим на Украине, наконец снова нашел себя в этой вышитой косоворотке и готов опять начать жить по-новому.

В восемь вечера по украинскому времени, в тот момент, когда закрылись избирательные участки, объявили результаты экзит-полов: господин Порошенко получал больше 57% (это дает победу уже в первом туре), госпожа Тимошенко — 12,38% (это дает, увы, отставку из украинской политики — по крайней мере, на длительную перспективу). Олег Ляшко набирал 8,69%, Анатолий Гриценко — 5,98%, Сергей Тигипко — 4,42%, Дмитрий Ярош — 1,08%. Все остальное, в том числе, безусловно, и результат господина Яроша, являлось статистической погрешностью.

Было бы преувеличением сказать, что зал вздрогнул: примерно этого и ждали. Не все верили в победу господина Порошенко в первом туре — но и они не удивились. Все говорили одно и то же: стране сейчас выбирать больше не из кого.

И теперь все ждали выхода победителей, Петра Порошенко и Виталия Кличко, баллотирующегося на должность киевского мэра.

Нет, это, конечно, было не то, что раньше, например, в 2004 году, когда победил Виктор Ющенко, и даже не то, что когда победил Виктор Янукович: оба те раза люди радовались как-то поактивней.

Уставшие журналисты уставшей страны готовились встретить президента, который собирался вместе с ними (но, не исключено, без некоторой части своей страны) жить по-новому.

— Ну, ты рад? — спросил своего соседа сидевший рядом со мной украинский журналист.

— А ты? — переспросил его товарищ.

— Я — как ты,— ответил тот ему.

— Я тоже — как ты...— вздохнул (хотелось бы, чтоб с облегчением, но и так нельзя было сказать.— А. К.) тот, и они даже не рассмеялись.

С интересом обсуждали, пожалуй, только одно: разгромное поражение "Правого сектора". Госпожа Осадчая намерена была сразу после пресс-конференции Петра Порошенко поехать в штаб Дмитрия Яроша и подробно расспросить его о впечатлениях от итогов народного волеизъявления. Ее отговаривали, но только потому, что, может, интересней будет съездить в "Президент отель", где штаб Юлии Тимошенко (как назло, и название гостиницы сыграло в этот раз против нее).

— Выборы завершились в один тур, и Украина имеет нового президента,— произнес Петр Порошенко, появившись на сцене вместе с Виталием Кличко, и первый раз раздались аплодисменты (к сцене они шли в тишине).

Господин Порошенко повторил свои предвыборные лозунги, но уже как президентские: унитарное, а не федеративное государство, ориентация на европейские ценности... Уже после пресс-конференции он сказал окружившим его в несколько рядов журналистам, что для реализации этих ценностей в качестве своего советника он пригласит одного грузина. Имени он не назвал, и все решили, что это, конечно, Михаил Саакашвили. Между тем, по данным "Ъ", им, скорее, станет Каха Бендукидзе.

Кроме того, тогда же Петр Порошенко сказал, что на следующий день после инаугурации будет подбирать компанию, которая начнет искать покупателя для всего его бизнеса.

На пресс-конференции между тем Петр Порошенко рассказал, что в этот день, по его мнению, голосовала вся Украина: из Крыма для этого выехало много украинцев, а жители Донбасса и Луганской области сумели найти для себя избирательные участки и на местах.

И Киев, столица Украины, заметил он, получил нового мэра, Виталия Кличко.

Новый мэр (о том, что он действительно мэр, тоже можно говорить в целом с уверенностью) подивился высокой явке, пожелал всем европейских реформ, добавил, что откладывать их нельзя ни на час и что промедление смерти подобно (впрочем, ускорение тоже, причем в прямом смысле.— А. К.).

На вопрос, как будут строиться отношения с Россией, господин Порошенко заявил, что "сегодня, 25 мая, народ свой выбор сделал, и этот выбор — европейская интеграция... Я уверен, что сегодня мы можем вести переговоры с Российской Федерацией при участии США, ЕС... Есть два принципиальных вопроса: Украина никогда не признает нелегитимный референдум и никогда не признает оккупацию Крыма..."

Кроме того, господин Порошенко очень категорично высказался за досрочные парламентские выборы. Виталий Кличко назвал Петра Порошенко "паном президентом" — в конце концов, если тот называет его самого "паном мэром" и тоже еще до инаугурации, Виталию Кличко ничего другого и не остается.

Я спросил господина Порошенко, готов ли он разговаривать с Владимиром Путиным так же, как Владимир Путин — с избранным президентом Украины (президент России не в первый раз заявил об этом накануне, во время Петербургского экономического форума).

Ответ был отлит из гранита:

— Россия — это наш самый большой сосед, и невзирая на противоречивость многих позиций (если не всех.— А. К.), существует много форматов, которые позволяют приступить к решению возникших вопросов.

Поскольку у украинской стороны главный вопрос к России — присоединение Крыма, можно предположить, что станется с этими форматами.

Но разговаривать-то все равно придется.

Андрей Колесников


Украина в цифрах
Политический кризис в стране привел к экономическому упадку и поставил ее на грань гражданской войны. Чем богата Украина и как в стране распределялись бюджетные средства, в каких областях упали доходы населения и выросла преступность, какие электоральные предпочтения в разных регионах Украины и с какими проблемами столкнется будущий президент — в спецпроекте «Ъ».
0
  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (19)

Газета "Коммерсантъ" №88 от 26.05.2014, стр. 1

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы