• Москва, +11....+14 небольшой дождь
    • $ 63,40 USD
    • 70,93 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Getty Images/Fotobank

Контракт многогазового использования

Россия и Китай заключили сделку тридцатилетия

Вчера в Шанхае "Газпром" и китайская корпорация CNPC заключили беспрецедентный контракт на покупку российского газа стоимостью $400 млрд на 30 лет, сделав таким образом, по мнению российских переговорщиков, кроме всего прочего реверанс в сторону западных партнеров. О том, каким драматичным стал процесс заключения контракта во время работы саммита СВМДА в Шанхае, рассказывает специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Первая встреча в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) началась для Владимира Путина поздно вечером 20 мая беседой с генсеком ООН Пан Ги Муном, другом российского народа, который стал им после того, как другие друзья ввели санкции против России и ее чиновников в связи с событиями на Украине.

Пан Ги Мун, в отличие от них, сохраняет спокойствие и только спокойствие.

Генеральный секретарь ООН в начале встречи назвал Владимира Путина трудолюбивым человеком, приверженным делу поддержания мира и безопасности на всей планете (включая, значит, Украину и Крым).

Некоторое время они посвятили обсуждению "несчастного случая на железной дороге в России" (грузовой поезд, как известно, столкнулся с пассажирским, погибли несколько человек; см. "Ъ" от 21 мая).

— Мне уже доложили,— сообщил президент России.— Принимаем все необходимые меры, чтобы помочь раненым. Обязательно окажем помощь семьям погибших. Сейчас идут ремонтные работы на железнодорожном полотне. Конечно, будет проведено тщательное расследование этого инцидента.

Казалось, Владимир Путин может посвятить этой истории всю встречу, но Пан Ги Мун решил, видимо, что ответ российского президента и так был незаслуженно подробным для вопроса вежливого человека, и он буквально прервал Владимира Путина:

— У нас ограничено время, и поэтому я хотел бы продолжить обсуждение ситуации на Украине, и если позволит время, вернуться к обсуждению ситуации в Сирии.

Время, по данным "Ъ", не позволило.

Впрочем, на Украину уходит все последнее время у большинства международных лидеров.

Как же шокирующе приятно, когда все начинается вовремя. Так, например, вчера началась встреча лидеров СВМДА. Все одиннадцать глав стран, один премьер и одиннадцать лидеров международных организаций в хорошем темпе поздоровались с председателем КНР и сфотографировались с ним. Владимир Путин стоял рядом с китайским лидером (с другой стороны, где же еще он мог стоять — разве что вместо него).

Совещание оказалось между тем почти полностью закрытым, притом что совершенно секретных тем, как стало известно "Ъ", не обсуждалось. Речь председателя КНР в основном состояла из разнообразных китайских пословиц и поговорок, свидетельствующих о том, что, во-первых, Си Цзиньпин знает их, а во-вторых, что глубокой реке нужен глубокий источник — так безопасность в Азии должна начинаться с такого саммита.

Нервная обстановка в пресс-центре, связанная с отсутствием информации, усугублялась тем, что в это же время, закрыв трансляцию, китайцы продолжали за $5 выдавать для желающих наушники; а между рядов журналистов время от времени ходили китайцы в гражданском и фотографировали корреспондентов прямо в лицо, не пропуская ни одно из этих лиц.

Тут же, по пресс-центру, проходил взвод людей в гражданском без фотоаппаратов: они шли в колонне по двое хорошим строевым шагом в одинаковых черных пиджаках и галстуках, словно подчеркивая лишний раз, что совещание посвящено мерам безопасности в Азии, создавая 4D-эффект этой идее.

Пока лидеры обсуждали итоговую декларацию, удалось выяснить, что за несколько дней до саммита из ее проекта был вычеркнут пункт, предложенный в свое время Турцией, о том, что участники СВДМА осуждают эскалацию насилия на Украине и требуют деэскалации.

После событий в Одессе, когда в Доме профсоюзов погибли около 50 человек, и в Мариуполе, когда в здании УВД погибли милиционеры, российские эксперты предложили исключить этот пункт, так как, по их мнению, он запоздал на несколько недель и теперь нужны другие формулировки, а кроме того, на встрече в Шанхае по этому поводу все равно не удалось бы достичь консенсуса: формулировки итоговой декларации по определению туманны, вызовут вопросы, а любые уточнения — еще больше вопросов.

В результате с Россией согласился Китай, и проблемный абзац перестал существовать.

Против такого решения был только член украинской делегации, которая присутствует на саммите в качестве наблюдателя. Этот член делегации и являлся единственным наблюдателем, олицетворяющим Украину в Шанхае (предположительно он — посол в КНР, но в точности в этом никто тут, кажется, не уверен).

Между тем около двух часов дня ограниченной группе российских журналистов было предложено подняться на седьмой этаж здания Expo, где проходил саммит, для того чтобы эта группа смогла стать свидетелем некоего исторического события. Историческим здесь могло быть только одно: подписание все того же тридцатилетнего газового контракта между Россией и Китаем, которое было отложено накануне. То есть прогноз, данный в прошлом номере "Ъ", мог сбыться.

Впрочем, после некоторого ожидания нам было объявлено, что подписание переносится с 14:30 на после 17 вечера.

Уже все формальности, кажется, были урегулированы, но в последнюю секунду появились новые, и мы вынуждены были спуститься вниз, в пресс-центр.

Интрига газового контракта продолжала биться в стенах Expo.

Около пяти часов дня по местному времени мы снова были на седьмом этаже. Здесь, в одном из конференц-залов, стояли два роскошных кресла, длинный стол, розочки в вазочках...

Через некоторое время появились люди. Это были члены китайской делегации. Интересно, что, даже выстроившись в линейку, очевидно для подписания газового соглашения, они до сих пор о чем-то совещались, держа в руках помятые листочки. Кажется, они до сих пор не были уверены в формулировках. Но, видимо, хотели подписать и, более того, окончательное решение было принято. В угол поставили четыре узорчатые красные папки, две из которых востребовали российские переговорщики, тоже появившиеся в зале.

Между китайцами и россиянами начался оживленный разговор и даже спор. Это удивительно, но переговоры продолжались, судя по всему, прямо на наших глазах.

Наконец все, кажется, в очередной раз устроилось. Были собраны вместе и уложены на столе четыре папки.

Тут-то в зале и появился глава Росатома Сергей Кириенко, улыбчивый и приветливый. А я подумал, что вот все и прояснилось, соглашение с китайской стороной подписывает Росатом.

Демонстрация таких намерений была еще накануне, когда стороны уже обменялись такими же красными папками, но, так сказать, условно: реально руководители разнообразных ведомств ставили свои подписи до или после церемонии (в ней накануне участвовали больше сорока соглашений).

Если бы в конце концов и оказалось, что контракты на глазах у публики подписывает всего-навсего Росатом, интрига закончилась бы выше всяких похвал: триумфально обманули бы ожидания всех.

Но все-таки еще через несколько минут в зал вошли и министр иностранных дел Сергей Лавров, и министр энергетики Александр Новак, и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, и главное — глава "Газпрома" Алексей Миллер.

По внешнему виду появившихся китайцев тоже было понятно: эти люди решают вопросы, причем те, которые, кроме них, не решает никто. Последними вошли президент России и председатель КНР.

Министр энергетики Александр Новак и его китайский коллега подписали меморандум о взаимодействии по поставкам российского газа в Китай по восточному маршруту.

После них Алексей Миллер и глава CNPC Чжоу Цзипин подписали то, что все и ждали столько времени: договор о купле-продаже газа между "Газпромом" и CNPC по восточному маршруту.

Алексей Миллер не мог больше скрывать своих чувств. Он буквально вырвал из рук коллеги красную папку, в которой уже стояла его подпись, и не сразу отдал свою.

Таким образом, некоторое время в руках у него были сразу две папки и он не сразу с ними расстался. Они были дороги ему обе (еще две папки, "резервные", были подписаны позже).

— Просили подать бокалы... вернее, рюмки...— смешался переводчик.

В рюмках оказался, по признанию тех, кто их осушил, маотай — злой китайский напиток крепостью в 56 градусов.

Владимир Путин и Си Цзиньпин сделали это в один вздох, встав напротив друг друга в позы горнистов (так в первый раз молодые люди употребляют спирт). Они, видимо, понимали, что второго вздоха им не дано.

Я поблагодарил Алексея Миллера, что он, как теперь выяснилось, откровенно ответил мне накануне на вопрос, почему не подписан газовый контракт ("Саммит продолжается",— сказал он тогда; см. вчерашний "Ъ").

Он рассказал, что вчера встал в четыре утра по Москве, почти во столько же лег, обсуждая этот контракт, "и сегодня — то же самое".

На мой вопрос, сколько будет стоить тысяча кубометров российского газа для Китая, он не ответил:

— Это коммерческая тайна. Цена взаимовыгодная.

Впрочем, один из источников "Ъ" в российской делегации рассказал мне, что цена выше $350 (но не выше $400) за тысячу кубометров. Между тем российских переговорщиков она и в самом деле полностью устраивает: контракт заключен на 30 лет, и в нем заложены параметры изменения этой цены. Она может вырасти (шансы, что снизится, тоже есть).

В инфраструктуру проекта на российской стороне "Газпром" должен будет вложить $55 млрд, причем господин Миллер добавил, что, скорее всего, будет получен значительный аванс на это от Китая.

Первые поставки газа начнутся через четыре года, а работа на новых месторождениях для восточного направления — уже завтра.

Господин Миллер подтвердил, что будет обнулен налог на НДПИ на этих месторождениях.

— Таких контрактов,— вдруг не выдержал он,— у "Газпрома" не было и нет ни с одной страной мира!

— Это событие года или десятилетий? — спросил я.

— Это — по крайней мере десятилетия! — воскликнул он.— Притом что контракт будет работать тридцать лет!

То есть, как я понял, все-таки тридцатилетия.

— Работа велась и днем, и ночью,— продолжил Алексей Миллер.

— И когда закончилась?

— Это было,— помедлил он,— вчера по местному времени в четыре утра... в основном.

— То есть сегодня?

— Вчера!..— задумался он.— А, ну, конечно, сегодня!.. И представьте, только за полтора часа до подписания оттачивались окончательные формулировки!..

То есть когда нас внезапно отозвали с седьмого этажа, их и начали оттачивать снова.

Глава "Газпрома" добавил, что уже завтра начнутся переговоры о поставках газа по западному маршруту. Китайцы заинтересованы в нем не меньше, чем в восточном. Для России это разработка новых месторождений в Западной Сибири. Предполагается, что по восточному маршруту пойдет 38 млрд кубометров газа в год, по западному — 30 млрд.

— Поздравляем вас, Алексей Борисович! — послышались с разных сторон голоса журналистов.

— Поздравляю, ребята, и вас тоже! — расчувствовался и он.

— А нас-то с чем? — поинтересовался я.

— А не с чем? — остановился он.

Между тем событие и в самом деле следует признать вполне грандиозным. Пока мы вместе с господином Миллером искали в бесконечных просторах здания Expo комнату, в которой намерен был поговорить с журналистами и президент России (Алексей Миллер хотел, судя по всему, еще о чем-то переговорить с ним после пресс-конференции), глава "Газпрома" рассказал к тому же, что общая сумма контракта близка к $400 млрд.

— И главное — вовремя! — не удержался он.

Господин Путин, казалось, тоже испытывает воодушевление по поводу газового контракта.

— Газовая отрасль России и СССР не знала такого соглашения,— сказал он.— Мы вчера работали до четырех утра, а утром опять начали с центра поля, но в итоге нашли решения, удовлетворяющие обе стороны. На ближайшие четыре года это будет самая крупная стройка, без преувеличения. Одна разработка месторождений, создание новых предприятий, гелиевого завода привлечет десятки миллиардов долларов и создаст тысячи рабочих мест. Начнем прорабатывать западный маршрут, в перспективе свяжем восточную и западную часть добычи.

И едва ли не главное — все это назло надменному соседу со всеми его санкциями, не сказал Владимир Путин.

Но уж точно не исключено, что подумал.

Конкретную цену за газ Владимир Путин не назвал, заявил, что она привязана к цене на газ и газомоторное топливо, но потом поправился: "Оговорился — конечно, к цене на нефть и нефтепродукты. Существует общая формула исчисления цены".

Правда, многое тут, как уже можно было убедиться в истории с Украиной, зависит от скидок на эту справедливую формулу цены.

А вернее, от их отсутствия.

После этого Владимир Путин ответил на вопросы про отвод российских войск от границы с Украиной: "Это сделано не потому, что мы стесняемся держать там наши войска... Но чтоб не создавать лишнего беспокойства..."

— А кто этого не видит, пусть лучше посмотрит...— добавил президент России.— При хорошей погоде они скоро увидят... из космоса.

То есть либо пока погода плохая, либо войска пока не отведены.

На вопрос о предстоящих президентских выборах на Украине Владимир Путин заметил, что лучше, конечно, было бы сначала провести всеукраинский референдум, но уж как вышло, но "нам сложно будет строить отношения с людьми, которые кроме всего прочего препятствуют работе прессы" (имеется в виду прежде всего история с задержанием журналистов LifeNews.— А. К.).

То есть Владимир Путин, судя по всему, готов признать президентские выборы на Украине легитимными.

Только журналистов надо и в самом деле отпустить.

Андрей Колесников, Шанхай


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение