• Москва, +14....+25 ясно
    • $ 65,89 USD
    • 73,45 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Игорь Сечин переходит в другую реальность

Он сможет принимать решения по сделкам до $500 млн

Как стало известно "Ъ", полномочия главы "Роснефти" Игоря Сечина могут резко расшириться. Новые изменения в уставе компании позволят ее президенту решать судьбу сделок ценой в десять раз больше, чем сейчас,— $500 млн. Правление будет одобрять сделки на сумму до $1,5 млрд. В частных компаниях такие полномочия встречаются, но госструктуры не столь доверяют своим руководителям. В самой "Роснефти" изменения объясняют переходом в "иную финансово-экономическую реальность", но, по сути, речь идет о том же. Ограничения в уставе компании были введены, когда ее прежний президент Сергей Богданчиков "утратил доверие" тогда вице-премьера Игоря Сечина.


Совет директоров "Роснефти" в конце апреля предложил внести ряд изменений в ее устав, рассказали "Ъ" источники, знакомые с ситуацией. В частности, речь идет об увеличении полномочий президента компании. Сейчас он имеет право утверждать сделки ценой до $50 млн, поправки увеличат сумму до $500 млн. Для правления "Роснефти" сумма вырастет с $500 млн до $1,5 млрд. В компании подтвердили "Ъ" возможность внесения таких изменений в устав. "Расширение финансовых полномочий президента обусловлено масштабом работы компании",— пояснили там. Изменения должны быть одобрены на годовом собрании акционеров, которое состоится 27 июня в Хабаровске.

Как говорят источники "Ъ", с инициативой по изменению устава выступила сама "Роснефть". В правительстве (владеет 69,5% акций) от комментариев отказались. Прежняя редакция устава была принята в 2009 году, и ограничения ввели, поскольку возглавлявший тогда "Роснефть" Сергей Богданчиков "утратил доверие" Игоря Сечина (был председателем совета директоров компании и профильным вице-премьером). "Уже встал вопрос о смене президента, но это было непросто, и изменения в уставе позволяли контролировать его работу",— говорит источник "Ъ".

Сергей Богданчиков покинул "Роснефть" в 2010 году, его сменил Эдуард Худайнатов. Но только с приходом в госкомпанию Игоря Сечина в мае 2012 года вновь встал вопрос о том, что она "должна больше управляться президентом", говорят источники "Ъ". Это фактически подтверждает и представитель "Роснефти": "Сделки, проходящие одобрение только президента, относятся к категории оперативных, но с учетом размеров реализуемых компанией задач на данный момент уже могут выходить за пределы 2009 года. "Роснефть" живет в иной финансово-экономической реальности". В компании заверяют, что нововведения поддержал и представитель крупнейшего частного акционера "Роснефти" — британской ВР (19,75%) Боб Дадли.

Источники "Ъ" считают, что, по сути, полномочия Игоря Сечина будут распространяться на суммы до $1,5 млрд: "Стиль управления в "Роснефти" жесткий, и решения принимаются только одним человеком". Один из собеседников "Ъ" добавляет, что "президент "Роснефти" сможет проводить реально крупные сделки фактически самостоятельно". В то же время на Игоря Сечина в "Роснефти" "и так замкнуто очень много, что усложняет работу компании". Но источник "Ъ", близкий к "Роснефти", не считает суммы столь уж крупными, поясняя, что действительно большие сделки остаются в полномочиях совета директоров.

По закону об АО советы директоров компании утверждают сделки на 25-50% от балансовой стоимости активов, свыше 50% — в компетенции собрания акционеров. По словам партнера юридической фирмы ЮСТ Евгения Жилина, ограничений по поводу принятия решений о сделках на сумму меньше 25% от стоимости активов нет. "Чаще всего порядок зависит от масштабов бизнеса и возможного недоверия к руководителю",— поясняет юрист. Стоимость активов "Роснефти" в первом квартале этого года составила 5,5 трлн руб. То есть закон позволяет "Роснефти" оставить на усмотрение президента сделки стоимостью до $40 млрд.

Реальные ситуации, отмечает юрист, разнообразны, но в частных компаниях полномочия руководителя часто "довольно широкие". Например, в ЛУКОЙЛе президент может одобрять сделки до 10% от стоимости активов компании (то есть чуть больше $800 млн). Госкомпании же обычно подходят к руководству строже. Так, в "Ростехе" сделки стоимостью от 1% балансовой стоимости активов происходят с одобрения набсовета. К полномочиям предправления относятся решения о заключении сделок дешевле 1% от балансовой стоимости активов (на 2012 год — 3,7 млрд руб., или $106 млн), говорят в госкомпании. В "Интер РАО" руководитель одобряет сделки ценой до 150 млн руб. ($4,3 млн), правление — до 3 млрд руб. Правление "РусГидро" может принимать решения по сделкам ценой до 207 млрд руб. Но, говорят в компании, почти все "материальные сделки" проходят через совет директоров. Председатель правления, уточняют в "РусГидро", подписывает хозяйственные сделки лишь на миллионы рублей.

Кирилл Мельников, Егор Попов


Тэги:

Обсудить: (5)

Газета "Коммерсантъ" №82 от 16.05.2014, стр. 1

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы