• Москва, +12....+22 облачно
    • $ 65,89 USD
    • 73,45 EUR

Коротко

Подробно

Рисунок: Виктор Чумачев / Коммерсантъ

Санкции подбираются к шельфу

Российских нефтяников и газовиков могут ограничить в технологиях

США и Европа могут ввести в отношении России новые санкции, которые затронут ключевую для бюджета страны нефтегазовую промышленность. Речь идет о запрете для иностранцев применять при работе с российскими компаниями в этой отрасли новые технологии. Санкции могут повлиять на освоение шельфа и трудноизвлекаемых запасов. Подобные проекты находятся на ранних стадиях, так что эффект от ограничений будет отложенным, риски россиян при этом в полной мере разделят их западные партнеры. Но в более долгосрочной перспективе новые технологии российским нефтяникам и газовикам необходимы, а развивать их сами компании не спешат.


США и Евросоюз обсуждают возможность введения запрета на поставку наиболее современных технологий и оборудования для российских нефтегазовых компаний, сообщила вчера The Financial Times. В США такой запрет может быть введен в виде нового дополнительного лицензирования экспорта — аналогично тому, как это уже работает в сфере поставок военных технологий. Существующие нефтегазовые проекты могут оградить от санкций, однако новые, вероятно, будут или подвергнуты дополнительному контролю, или заблокированы, пишет газета. Ввести санкции предполагается в случае, если западные страны сочтут, что Москва пытается сорвать президентские выборы на Украине.

Российские нефтегазовые компании и их основные партнеры — ExxonMobil, Statoil, Eni, Shell — отказались комментировать ситуацию. Источник "Ъ", близкий к "Роснефти", отметил, что подобные санкции, в отличие от объявленных по отношению к главе компании Игорю Сечину, могут стать серьезной проблемой при реализации многих ее проектов, в особенности на шельфе. "На данный момент почти все работы в рамках офшорных проектов или с трудноизвлекаемыми запасами ведутся либо крупнейшими мировыми нефтесервисными компаниями, либо в партнерстве с ними",— пояснил "Ъ" источник в Schlumberger.

У подавляющего большинства российских компаний, вовлеченных в подобные проекты, есть совместные предприятия с зарубежными инвесторами, где последние рассматриваются в первую очередь как источники новых технологий. Так, "Роснефть" разделила риски на шельфе с американской ExxonMobil, норвежской Statoil и итальянской Eni (они являются операторами проектов с долей 33,3% и несут все расходы на сейсмику и геологоразведку), кроме того, компания обсуждает вовлечение в офшорные проекты азиатских партнеров, среди которых китайская CNPC. Партнером "Газпрома" на шельфе Сахалина является англо-голландская Shell, "Газпром нефть" сотрудничает с ней же в рамках двух СП — "Салым Петролеум" и Ханты-Мансийский нефтяной союз (разрабатывают наиболее перспективную для добычи трудноизвлекаемой нефти территорию — Баженовскую свиту с запасами 284 млн тонн по категории ABC1), а ЛУКОЙЛ планирует уже в ближайшее время стать партнером французской Total.

Однако, несмотря на столь тесную работу с западными компаниями, на трудноизвлекаемые запасы пока приходится менее 1% от совокупного объема добычи углеводородов, напоминает Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research. Так, из 523 млн тонн нефти на трудноизвлекаемую пришлось около 1 млн тонн. По мнению эксперта, в среднесрочной перспективе, учитывая, что крупные шельфовые проекты будут постепенно вводиться в эксплуатацию только с 2018 года, отсутствие новых технологий при сохранении использующихся на данный момент не приведет к снижению уровня добычи.

В то же время, добавляет господин Нестеров, для поддержания стабильности добычи в течение 20-25 лет отечественным компаниям придется значительно увеличить инвестиции в НИОКР. Пока российские компании не форсируют вложения в новые разработки: "Газпром" направляет на эти цели около 0,16% годовой выручки, в то время как инновационный бюджет PetroChina составляет 0,7% выручки, а Petrobras — 1%. В денежном эквиваленте траты в 2011 году китайской компании оцениваются в $2 млрд, бразильской — почти в $1,5 млрд, в то время как "Газпрома" — в 8 млрд руб., "Роснефти" — в 9,2 млрд руб.

Как Европа ответила на вопрос референдумов на Украине


ЕС отреагировал на референдумы о статусе Луганской и Донецкой областей. Упрекнув Москву в том, что она не воспрепятствовала их проведению, главы МИДов стран ЕС 12 мая внесли в санкционный список еще 13 граждан РФ и Украины, а также две крымские компании. Но главное — Брюссель потребовал от Москвы не мешать проведению президентских выборов на Украине 25 мая, пригрозив в противном случае перейти к экономическим санкциям. Читайте подробнее

Почему Россия не торопится с официальной реакцией на просьбу Донецка


12 мая официальной реакции на просьбу самопровозглашенных властей Донецка о включении республики в состав РФ не последовало. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил “Ъ”, что реакции «пока нет». В Кремле ограничились заявлением, что рассчитывают на «диалог между представителями Киева, Донецка и Луганска». Читайте подробнее

Анна Солодовникова, Ольга Мордюшенко


Тэги:

Обсудить: (2)

Газета "Коммерсантъ" №80 от 14.05.2014, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы