Коротко


Подробно

2

Пляски беженцев, клонов и мясников

Татьяна Кузнецова о «Балете Москва» и его премьерах

"Балет Москва", переживший года два назад кесарево сечение тотальных реформ, возродился таким прытким, что за ним не уследить. Пожалуй, сегодня этот скромный по количеству и качеству танцевальных кадров коллектив является самым креативным и плодовитым во всей Москве: просто диву даешься изобилию идей, имен и названий спектаклей, которым фонтанирует эта современно-классическая труппа. Современно-классическая в самом буквальном смысле: в составе "Балета Москва" есть и тридцать четыре "классика", и "контемпоренщики", коих набралось 13 душ. Работают они и вместе, и порознь - в зависимости от воли приглашаемых на постановки хореографов. А танцуют то, что не идет больше ни в одном российском театре: "москвичи" либо показывают неизвестный у нас репертуар, либо пекут мировые премьеры — партиями, как пироги.

В апреле, например, этих премьер целых четыре — причем чрезвычайно амбициозных. "Классики" в союзе с "Новой Оперой" (14 танцовщиков, три оперных солиста и 80 человек хора) отважились на "Кармину Бурану". Знаменитая кантата Карла Орфа чуть ли не с момента своего рождения любима балетно-музыкальным театром из-за своего романтического драматизма — яркого и легко перелагаемого на сценический язык. Постановщик "московской" версии Мартин Форсберг, в приватных кругах именующий "Кармину Бурану" не иначе как "конкурс "Евровидение"", решил избавить шлягер от возвышенных красот.

Хореограф работает преимущественно в скандинавских странах, а в этих суровых краях живописных страстей не одобряют. Новая "Бурана" будет аскетична: сцена ободрана до кирпичей, свет — прямой и безжалостный, как на допросах в застенках. Хореограф препарирует экзистенциальное понятие "другой": герои спектакля — беженцы, жертвы катастроф, политических и природных. Люди, вырванные из привычной среды, поставленные в экстремальные условия и озабоченные лишь тем, как выжить во внезапно разверзшемся аду. Полураздетые, босые, они жаждут нащупать способ коллективного спасения — пытаются петь, танцевать, затевают спортивные игры. Цель режиссера Форсберга — пробить рампу и оркестровую яму, заставить зрителей почувствовать себя на месте несчастных "других".

В одной программе с "Карминой Бураной" пройдут премьеры еще двух репертуарных хитов: молодые хореографы Анастасия Кадрулева и Артем Игнатьев замахнулись разом на равелевское "Болеро" и "Половецкие пляски" Бородина. С Равелем, растянувшим одну музыкальную тему на 20 минут, такого еще никто не проделывал: хореавторы перевели его "Болеро" в медико-биологическую плоскость, поставив балет о проблеме клонирования. Нарастание темы, разработка ее все новыми и новыми музыкальными инструментами вызвала у них ассоциации с делением клетки, с бесконечным воспроизводством живых организмов и, наконец, с появлением "венца творения" — человека. "Болеро" танцуют девять одинаковых танцовщиц — плоды творческо-научной работы главного героя, который под крещендо финала осознает всю грандиозную тщетность своих трудов.

"Половецкие пляски" у Кадрулевой и Игнатьева не имеют ничего общего ни с половцами, ни с балетной этнографией. В музыке Бородина хореографы расслышали тему избранности и предопределенности. И разработали ее жестко и однозначно: в современном мире экстраординарные способности опасны — талантам, выделившимся из толпы, грозит неизбежная гибель. Для пущей убедительности хореографы готовы обрядить толпу артистов в фартуки мясников. Но, возможно, побоятся слишком уж выделиться и не решатся.

А с "современниками" "Балета Москва" поработал знаменитый израильский дуэт хореографов. "Золотомасочник" Гай Вайцман и его соавтор Рони Хавер поставили спектакль "Oп-арт" на тему оптических иллюзий. Вообще-то с техническими и визуальными возможностями у танцтеатра в России полная беда, но хореографы, работающие в супероснащенной Голландии, могут прорваться и на этой стезе. Кроме иллюзорно-оптических достоинств и прилагающихся к ним философских рассуждений новая постановка обещает бешеный танцевальный драйв — фирменное качество работ израильского тандема, а также музыку от композитора-диджея Sasha DZA и костюмы от Славны Мартинович, известной тем, что одевала саму Pink и Aerosmith.

"Кармина Бурана", "Болеро", "Половецкие пляски": "Новая Опера", 23 апреля, 19.00
"Оп-арт": Центр имени Мейерхольда, 24, 25 и 26 апреля, 20.00

Татьяна Кузнецова


Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение