• Москва, +8....+9 небольшой дождь
    • $ 63,95 USD
    • 71,57 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

«Между нами установлен контакт»

Министр энергетики Александр Новак об энергоснабжении Крыма

Одним из ключевых вопросов совещания премьера Дмитрия Медведева в Симферополе стало энергоснабжение Крыма, почти полностью зависящего в этом от Украины. Министр энергетики РФ АЛЕКСАНДР НОВАК подробно рассказал “Ъ”, как полуостров может избавиться от зависимости в течение двух лет примерно за 100 млрд руб. Источник инвестиций пока не определен, но по крайней мере часть затрат ляжет на «Газпром», который, по одной из схем, проложит в Крым ответвление от газопровода South Stream и готов строить в регионе генерацию.


— Какова текущая ситуация с энергоснабжением Крыма? Какая часть потребностей удовлетворяется за счет поставок с Украины, с какой помогает Россия завезенными мобильными мощностями, какую часть полуостров обеспечивает самостоятельно?

— Крымская энергосистема довольно развита с точки зрения электросетевого комплекса, но при этом не располагает достаточной собственной генерацией. При фактических пиках — примерно 1400 МВт — переток в Крымскую из Украинской энергосистемы колеблется в пределах 70—90% от потребления.

За последние три недели мы провели большую работу по повышению надежности крымской энергосистемы в случае возникновения каких-либо незапланированных чрезвычайных ситуаций. Как вы знаете, на два дня, 23 и 24 марта, Украина вводила так называемый график аварийных ограничений с требованием снизить ограничения потребления на мощность около 300 МВт. Я думаю, такие ситуации не исключены и в будущем — либо ввиду аварий, либо диспетчеры могут дать такое указание… по разным причинам.

— Вы считаете, ограничения были введены по объективным причинам?

— На наш взгляд, неадекватен сам объем введенных украинской стороной ограничений — на 300 МВт. По нашим оценкам, после вывода двух линий электропередачи в ремонт две оставшиеся технически способны были обеспечить необходимый для полнофункционального энергоснабжения региона переток. К слову, таких ограничений не было никогда, во всяком случае, за последние семь лет точно. Принятие подобного решения, скорее всего, было связано не столько с технической проблемой, сколько имело политическую подоплеку.

— А какой в нём смысл? Через два дня все обратно подключили.

— Смысл в том, чтобы показать, что в любой момент нас могут «слегка ограничить».

— А инициатива по снятию этих ограничений исходила от украинской стороны?

— Да, конечно. Мы с украинским министром энергетики Юрием Проданом разговаривали, он мотивировал ограничения тем, что идут ремонтные работы, а на мой взгляд, это было просто административное решение и все. В любом случае, мы оказались готовы к таким форс-мажорам. При поддержке администрации города Севастополя и Республики Крым было передислоцировано 1400 дизель-генераторных установок в Крым общей мощностью 300 МВт. Их достаточно, чтобы в критической ситуации обеспечить потребности социально значимых объектов.

— А откуда их взяли?

— Во-первых, у ОАО «Россети». Плюс у нас было сконцентрировано большое количество дизель-генераторов для проведения Олимпиады. За три недели мы смогли их привезти и разместить, завершается работа по подключению. Но даже в те моменты, когда были введены ограничения со стороны Украины, нам не пришлось их использовать. За счет оставшейся генерации и перетоков была обеспечена работа социально значимых учреждений.

— А мобильные газотурбинные электростанции (ГТЭС) уже перевезли?

— Мы приняли решение перевезти в Крым 13 мобильных ГТЭС — 9 из Сочи и 4 из Москвы общей мощностью 300 МВт. В настоящее время четыре мобильных ГТЭС уже в Крыму. Три площадки под установку этих станций выбраны в непосредственной близости к узловым питающим центрам: подстанциям Севастопольской, Симферопольской и Западно-Крымской. Бригады ведут строительно-монтажные работы, заливку фундамента. Первую ГТЭС на Симферопольской площадке мы введем в строй уже в первой декаде мая, затем в течение одного-двух месяцев будут введены в эксплуатацию остальные. Преимущество мобильных ГТЭС состоит в том, что это не дизель-генераторные установки, а передвижные электростанции, которые обеспечивают электроснабжение потребителей посредством существующей распределительной сети.

Еще одна важная задача связана с обеспечением региона необходимым количеством топлива. Мы провели переговоры по выстраиванию логистики поставок с нашими крупнейшими компаниями — «Роснефтью», ЛУКОЙЛом, «Газпром нефтью». В качестве приоритетных выделено две цели: снабжение потребителей нефтепродуктами (бензином, дизтопливом) в обычном режиме и формирование резервов топлива для дизель-генераторных установок и мобильных ГТЭС. Сейчас запасы на нефтебазах составляют 50 тыс. тонн дизтоплива и 15 тыс. тонн бензина. Этого достаточно для обеспечения текущей работы.

В начале апреля планируется произвести плановые поставки, покрывающие месячную потребность регионов во всех видах топлива. Мы также согласовали договоры на поставку дополнительных объемов морским транспортом либо через железнодорожные переправы. В настоящее время такой необходимости нет, поскольку в работе не задействованы ни дизель-генераторные установки, ни ГТЭС. Мера предусмотрена на случай перебоев в поставках электроэнергии со стороны Украины.

— Перемещение четырех ГТЭС из Москвы не нарушит надёжность Московской энергосистемы? Ведь они устанавливались на случай аварий, вроде той, что случилась на подстанции Чагино в 2005 году?

— Эти мобильные ГТЭС в данный момент не задействованы. Тем более что у нас зимний максимум уже пройден. Я хочу сказать, что вообще у нас в стране 17 таких крупных мобильных ГТЭС — в Туве, в Калининграде, других регионах — и если понадобится, мы все перебросим. Пока мы не видим такой необходимости.

— Они подключены к местному газу в Крыму?

— Предусмотрено снабжение двумя видами топлива — газом и дизтопливом. В настоящее время для ускорения процесса мы планируем снабжение дизтопливом. Но ещё раз хочу подчеркнуть: мы не собираемся отказываться от поставок с Украины. Это наиболее понятный и дешёвый способ. С украинской энергосистемой в рамках СНГ мы работаем в синхронном режиме еще со времён Советского Союза, и это касается и других приграничных областей. Мы считаем, что нужно развивать этот опыт.

— Как выстроены отношения Крыма с Украиной в отношении поставок электроэнергии?

— На Украине своя система. Продажа электроэнергии идёт через госпредприятие ГП «Энергорынок». На полуострове Крым ведут хозяйственную деятельность три электросетевые компании, которые работают как покупатели и поставщики электроэнергии. В частности, «Севастопольэнерго» и «Крымэнерго» владеют распредсетями и являются гарантирующими поставщиками, они заключают договоры с потребителями. Зона ответственности «Укрэнерго» — сети высокого напряжения 220–330 кВ. Сейчас часть магистральных сетей «Укрэнерго» расположена уже на российской территории.

Вся производимая в Украине электроэнергия поставляется ГП «Энергорынок», далее «Крымэнерго» и «Севастопольэнерго» ее покупают и продают потребителям. Они же являются и сбытовыми компаниями. Плата за электроэнергию централизованно перечисляется в ГП «Энергорынок», а оттуда осуществляются расчёты с сетевыми компаниями.

Вторая задача, которая перед нами стоит, — приведение нормативно-правовой базы Крымской республики и Севастополя в соответствие с российским законодательством. По сути, будет создана изолированная энергосистема, такая же, как у нас в пяти субъектах (Чукотка, Сахалин и так далее). Приказом утверждена рабочая группа во главе с моим заместителем. В нее вошли специалисты Минэнерго, ФСТ, «Системного оператора», «Совета рынка», наших сетевых компаний. Они должны оперативно создать филиалы нашего «Системного оператора», региональную энергетическую комиссию, которая будет заниматься тарифообразованием. Для ускорения процесса рабочая группа вылетела в Крым.

Мы также прорабатываем вопрос, связанный с поставками и оплатой электроэнергии. По нашему мнению, перетоки, которые идут по четырем линиям в Крым, должны продаваться и покупаться на границе в рамках экспортно-импортных операций. Так уже делает «Интер РАО» при поставках за границу. Представители компании вошли в нашу рабочую группу и начали переговоры по организации работы в этом направлении.

— Это будут денежные расчёты или какая-то разновидность свопа?

— Я думаю, в целях упрощения процедуры это будет купля-продажа. В перспективе мы можем все это объединить с учётом всех остальных экспортно-импортных операций с Украиной по другим территориям.

— Сейчас «Крымэнерго» и «Севастопольэнерго» закупают электроэнергию у ГП «Энергорынок». Между ними существуют какие-то контрактные отношения, которые могут прекратиться: например, истекает контракт, который нельзя возобновить? Когда может наступить момент отказа?

— Речь идет о бессрочном контракте. К примеру, российские участники рынка, которые получили статус в «Совете рынка» и зарегистрировались в АТС, не заключают контракт на месяц, а каждый день покупают электроэнергию на рынке. Расчеты осуществляются на ежемесячной основе. На повестке дня вопрос об организации купли-продажи в рамках экспортно-импортных операций. Для его урегулирования проводятся обсуждения с Минэнерго Украины.

— А оно идёт навстречу?

— Мы ведём такие переговоры с моим коллегой Юрием Проданом. Пока, к сожалению, у него нет четкой позиции по этому вопросу.

— Но господин Продан давал понять, что ни о каких экспортно-импортных операциях речь идти не может, потому что Крым — территория Украины. Он с этой позиции сошёл?

— Какие бы разговоры ни велись, де-факто Крым стал субъектом Российской Федерации. Минэнерго Украины могло бы стоимость киловатт-часа для Крыма привести к экспортной, а фактически поставляет по своим внутренним ценам.

— О каких ценовых показателях идёт речь в рамках экспортно-импортных операций?

— Наш анализ показывает, что в пересчете на рубли средняя стоимость 1 кВт*ч для бытовых потребителей составляет порядка 1,5 руб. Цены, по которым Украина осуществляет экспорт, в среднем в 2–2,5 раза выше. Я думаю, что с учётом заявлений о поставках электроэнергии России по рыночным ценам стоимость вырастет. Но мы в любом случае сохраним действующие сегодня в Крыму цены для населения и промышленности. Повышение будет обеспечиваться за счёт субсидирования республикой Крым разницы в стоимости электроэнергии.

— Субсидии будут предоставляться из федерального бюджета?

— Нет, из бюджета республики Крым, поскольку это субъектовые дотации между экономически обоснованным и действующим тарифом. Параллельно Минфин решает вопрос об оказании помощи самому субъекту федерации, которая уже сегодня идет со стороны РФ.

— «Крымэнерго» и «Севастопольэнерго» останутся в сегодняшнем виде? Или, например, будут разделены на сети и сбыт? Или лишатся права продавать электроэнергию, а это право будет распределено по конкурсу?

— Сейчас мы изучаем нормативно-правовую базу, чтобы определить, как это лучше сделать. Я считаю, что необходимо найти оптимальный вариант, который может отличаться от того, что у нас есть в ценовых зонах. В России есть примеры компаний — «Татэнерго», «Иркутскэнерго», «Сахалинэнерго» — где и магистральные линии, и распределительные, и сбыты рассматриваются в комплексе. В изолированной энергосистеме можно так и оставить. Но пока идет процесс обсуждения, делать окончательные выводы преждевременно.

— Ведутся ли переговоры с «Укрэнерго» о покупке крымских участков магистральных линий, которые ведут с Украины?

— Еще 17 марта вышло постановление Государственного совета республики Крым «О независимости Крыма». В нем предусматривается, что все учреждения, предприятия и иные организации, учрежденные Украиной или с ее участием на территории Крыма, становятся учреждениями, предприятиями и иными организациями, учрежденными республикой Крым. Сейчас нужно решать вопрос об их оформлении, последующей эксплуатации, которая будет либо осуществляться республикой самостоятельно, либо сдана в аренду или управление какой-либо российской сетевой компании. Возможно, по высоковольтным линиям это будет Федеральная сетевая компания (ФСК). Но, скорее всего, это будет не собственность, а управление.

— Но фактически сейчас диспетчер украинской энергосистемы «Укрэнерго» управляет Крымской энергосистемой, отдает команды Крыму...

— Поскольку преобразований не произошло, пока работает старая система. Мы должны перевести ее в новую конфигурацию, при которой диспетчер будет работать уже в рамках российской энергосистемы. Субъект РФ сейчас должен оформить сетевое хозяйство в казну, затем передать его в оперативное или хозяйственное ведение государственному предприятию, которое будет заниматься эксплуатацией этих сетей. В соответствии с поручением правительства, до 5 апреля мы подготовим подробнейший план на ближайшие три месяца переходного периода — до 1 июля. В нем будут предусмотрены пошаговые подекадные действия для интеграции Крымской энергосистемы.

— Что произойдёт с «зелёной генерацией» в Крыму, которая до сих пор продавала электроэнергию на порядок дороже обычных станций, то есть получала субсидии от энергорынка Украины? Либо должна быть какая-то преемственность по субсидиям, либо от них нужно отказаться...

— Крым — экологически чистая, солнечная территория, поэтом здесь очень высокий уровень использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Нужно сохранить эти энергомощности, обеспечить их функционирование и создать систему, которая позволяла бы покупать электроэнергию на условиях не хуже сегодняшних. Только тогда ее будет выгодно производить. Кстати, на сегодняшний день ряд российских компаний («РусГидро», ВЭБ) заинтересовались в финансировании проектов по производству электроэнергии на основе ВИЭ, в том числе, по строительству солнечных, ветровых станций.

— То есть позиция Минэнерго — в том, чтобы гарантировать владельцам существующих станций тот же уровень тарифов, который они имеют сегодня в рамках украинского законодательства?

— На первом этапе — да. А в целом их должны привести в соответствие с нашим законодательством. У нас же есть законы, которые позволяют продавать эту электроэнергию сетевым компаниям, если речь идет о рознице, или строить станции за счёт повышенных тарифов на опте. Подобный подход можно использовать и в Крыму.

— Как в перспективе будет решаться задача энергоснабжения Крыма?

— Совместно с институтами «Энергосетьпроект» и «Газпромпромгаз» мы подробно проработали варианты развития схемы энерго- и газоснабжения полуострова. Есть следующие варианты. Первый — строительство генерации общей мощностью примерно 1320 МВт. Это три станции, каждая по два блока по 220 МВт, и прокладка газопровода со стороны Краснодарского края по дну Черного моря, который будет ответвлением от «Южного потока». Генерация будет полностью газовой.

— Какой мощности может быть газопровод?

— 1,5–2 млрд кубометров в год, в зависимости от потребности в топливе. Газопровод будет подводным, вдоль берега Черного моря — по аналогии с газопроводом Джубга—Лазоревское—Сочи, который сделали для Олимпиады.

— Станции будут располагаться там же, где мобильные ГТЭС, — в Симферополе, Севастополе и в западном Крыму?

— Я бы сейчас не называл конкретные точки. Понятно, что наиболее выгодно расположить их там, где находится большинство потребителей: Севастополь, Симферополь, может быть, Джанкой. Такие варианты рассматриваются.

— Вариант с созданием генерации в Крыму вообще не предусматривает строительство сетей?

— На первом этапе — нет. А на втором предполагается строительство ЛЭП с Таманского полуострова через Керченский пролив совместно с возведением моста. В этом случае отпадает необходимость в подводном кабеле. Мост будет введен в эксплуатацию только в середине 2018 года, и прокладка кабеля по мосту может быть сделана в рамках программы социально-экономического развития с учетом роста потребления электроэнергии и так далее.

— Насколько быстро можно построить генерацию в Крыму?

— Мы могли бы обеспечить строительство станций в течение двух лет. Второй вариант – это снабжение полуострова с помощью ЛЭП со стороны Таманского полуострова без строительства местной генерации. Здесь могут рассматриваться как строительство воздушной линии через пролив, так и прокладка подводного кабеля. И третий вариант — промежуточный. Это строительство генерации в объеме 500–600 МВт и частичное снабжение по линиям электропередачи, сооруженным либо воздушным, либо подводным способом. Во втором и третьем варианте нужно будет также строить газовую генерацию на Таманском полуострове и усиливать связи Краснодарского края с энергосистемой России, в частности, с Ростовской АЭС. Так, нужно будет построить подстанцию и ЛЭП.

— Для этих 500–600 МВт в Крыму все равно понадобится строительство газопровода?

— Да, но меньшей мощности.

— Но маршрут газопровода будет тот же?

— Да. Хотя «Газпром» сейчас изучает потенциал месторождений, которые разрабатывает «Черноморнефтегаз».

— Сколько газа потребуется на обеспечение первого варианта?

— Примерно 1,5–1,7 млрд кубометров в год дополнительно к текущему потреблению полуострова, а это около 1,7 млрд кубометров в год.

— Какими будут сроки реализации второго и третьего вариантов?

— Любые сети через Керченский пролив завязаны на строительство моста. Это наиболее эффективный способ, чтобы не прокладывать подводный кабель и не строить сложные опоры, поскольку там все-таки судоходный канал. Сроки обеспечения Крыма для нас тоже имеют большое значение, и мы не хотели бы откладывать эту проблему до 2018 года. Этот аспект окажет существенное влияние на принятие окончательного решения.

— Какова финансовая оценка этих вариантов?

— Мы оцениваем, что строительство генерации мощностью 1320 МВт обойдется примерно от 90 до 100 млрд руб., а стоимость газопровода составит 5–6 млрд руб. Это предварительные оценки на основе аналогичных типовых проектов.

— А сети?

— Стоимость блока, который касается усиления связей и строительства ЛЭП и генерации в Тамани, оценивается примерно в 55 млрд руб. Эта оценка учитывает воздушную или подводную линию электропередачи через пролив. Как видите, порядок цен примерно такой же, как в первом варианте: если мы строим в Крыму в два раза меньше генерации, то есть 600 МВт, она будет стоить 50 млрд руб. Плюс 55 млрд руб.— строительство линий электропередачи и генерация в Таманской области и Краснодарском крае. В принципе, все варианты по электроснабжению и газификации Крыма предусматривают вложения на уровне 90–100 млрд руб.

— Рассматривается ли вариант, при котором, если удастся договориться о поставках электроэнергии из Украины, можно будет ничего не строить?

— Мы все равно будем строить, поскольку задача обеспечения собственными энергоресурсами и развития энергосистемы Крыма существует независимо от будущих отношений с Украиной. Это — субъект РФ, он должен быть надежно снабжен. Кроме того, если Крым будет импортировать электроэнергию из Украины по рыночной цене, не факт, что это будет самым дешевым решением.

— За счет каких средств предполагается обеспечить финансирование этих проектов?

— Мы хотим создать условия для привлечения инвесторов.

— Дадите договор на поставку мощности (ДПМ) для новой генерации?

— Возможно… Сейчас решения еще нет, но мы думаем над этим. Может быть, мы просто перенесем часть ДПМ из других регионов, где работы были запланированы, но еще не начаты, без вовлечения общего объема. Если этот план не сработает, будем создавать другие механизмы. Возможно, сделаем ставку на субсидии из бюджета — не для финансирования строительства, а для создания экономических условий по возврату инвестиций. Финансирование газопровода возьмет на себя «Газпром».

— Какие-то компании уже проявляли интерес к строительству генерации?

— В принципе, «Газпром» рассматривает возможность строительства генерации. Я думаю, это будет зависеть от ситуации в экономике: если она будет благоприятной, найдется много желающих.

— Зарубежные компании смогут поучаствовать в строительстве?

— Мы пока над этим не задумывались. Когда придет время объявлять конкурс, то, наверное, все, кто захочет, смогут участвовать.

— А как будет финансироваться строительство сетей?

— Что касается сетей, которые, возможно, нужно будет построить ФСК, то по источникам финансирования вопрос пока не решен, поскольку пока не выбран вариант энергоснабжения. Будем смотреть инвестиционную программу компании, оценивать возможности привлечения средств из Фонда национального благосостояния, может быть, из бюджета.

— Когда наступает крайний срок по выбору варианта?

— Мы выберем вариант к 1 мая. Такой срок поставили перед нашими проектными институтами.

— Уже фактически решено, что «Газпром» купит «Черноморнефтегаз»?

— Если будет конкурс, «Газпром» примет участие.

— Есть ли какие-то проблемы с обеспечением Крыма нефтепродуктами?

— Здесь мы вообще не видим проблем. На полуострове есть нефтебазы, крупнейшая из них расположена в Феодосии. Население и промышленность Крыма потребляют около 200 тыс. тонн бензина и около 200 тыс. тонн дизтоплива в год. Российские НПЗ такое количество дизтоплива производят за один день. Поставки могут идти как морским транспортом, так и через железнодорожную переправу в Керчи. Мы также предполагаем, что цены на автозаправках, которые сейчас примерно на треть выше, чем в среднем по России, по мере замещения дорогих нефтепродуктов, которые сейчас на складах, должны снизиться. Планов строить в Крыму нефтепереработку у нас нет.

— Как сейчас строятся отношения с поставками угля между Украиной и Россией — все как было или есть какие-то сложности?

— Никаких изменений нет, все работает в штатном режиме, стабильно, на рыночных условиях.

— Насколько вам удается найти общий язык с министром энергетики Украины Юрием Проданом?

— В целом мы уже неоднократно общались с ним, между нами установлен контакт. Как и было поручено руководством России, проходит обсуждение рабочих вопросов. Что касается энергетики Крыма, здесь украинская сторона пока не готова принять новые правила игры. В ближайшее время мы продолжим консультации.

Интервью взяли Наталья Скорлыгина, Юрий Барсуков


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение