• Москва, +16....+22 малооблачно
    • $ 64,74 USD
    • 73,09 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Александр Яловой / Коммерсантъ

Андрей Дещица: никто, кроме нас самих, не защитит нашу родину

Глава МИД Украины о кризисе в отношениях с Россией

Киев считает действия России агрессией и намерен просить Запад о военной помощи в случае, если российские войска начнут использовать оружие, рассказал и.о. министра иностранных дел АНДРЕЙ ДЕЩИЦА в интервью специальному корреспонденту "Ъ" СЕРГЕЮ СИДОРЕНКО. Однако глава МИДа не преувеличивает возможности Запада и считает, что Украине следует рассчитывать только на себя. Интервью состоялось сразу после того, как президент РФ Владимир Путин обратился к совету федерации с запросом о введении войск в Украину.


— Это война?

— В тот момент, когда мы с вами говорим — в 16.00 субботы — еще нет. Но заявления и действия, предпринимаемые российской стороной, ведут именно в этом направлении.

— Так что же происходит сейчас?

— Если использовать общепонятные термины, то это — агрессия. Но если говорить в терминологии, используемой дипломатами и международными юристами, то происходит грубое нарушение существующей договорной базы между Украиной и Российской Федераций, в том числе в той части, которая касается базирования российского Черноморского флота в Крыму.

— Каких действий Киев ожидает от стран Запада?

— Запад уже сделал немало шагов. Были заявления, в которых страны и организации подтвердили территориальную целостность Украины. Мы надеемся на переговоры Запада с российской стороной. Этот процесс уже начался на уровне США, мы ждем его продолжения на уровне других государств и международных организаций. Но, к сожалению, россияне не хотят беседовать не только с нами, но и с нашими партнерами. Речь идет прежде всего о проведении консультаций на основании Будапештского меморандума (о гарантиях безопасности Украины со стороны РФ, США и Великобритании.—"Ъ"). Россия официально отказалась от участия в таких консультациях.

— В украинском обществе популярно мнение о том, что заявлений США о "глубокой обеспокоенности" уже недостаточно. Многие говорят о необходимости обратиться к Западу за военной помощью. Поддерживаете ли вы такую позицию?

— Я придерживаюсь позиции, что любые конфликты необходимо решать мирным путем, инструментами дипломатии. Хотя если со стороны России будет открытая агрессия, открытое использование оружия — тогда, конечно, нам нужно будет просить о помощи. Но нам надо понимать, что рассчитывать мы должны только на самих себя. Никто, кроме нас самих, не защитит нашу родину, никто не сделает этого так, как мы.

— Есть мнение, что вооруженные силы в Украине не в том состоянии, чтобы соперничать с российской армией.

— Я не хотел бы говорить о том, что находится в компетенции Министерства обороны, но хочу отметить, что у нас в Украине очень сильный народ, он это уже продемонстрировал.

— Россия признает легитимность новой власти в Украине?

— От официальных лиц РФ мы пока не получали категорического ответа "нет". В то же время на контакт с нами они не выходят. Я, к примеру, так и не смог поговорить со своим российским коллегой, министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, хотя мы каждый день направляли запрос о телефонном разговоре — и в четверг, и в пятницу, и в субботу.

— Есть ли другие страны или международные организации, демонстрирующие сомнения в легитимности нового украинского Кабмина или и.о. президента?

— Нет ни одной такой страны, есть полное признание легитимности новой власти. В пятницу в Киеве побывали с визитами шесть министров иностранных дел. Я провел телефонные переговоры с несколькими коллегами-министрами. Наконец, в пятницу в МИДе я провел встречу с дипломатическим корпусом, аккредитованным в Украине. Премьер-министр, а также и.о. президента проводят переговоры с коллегами.

— А представитель посольства России был на вашей встрече с дипкорпусом?

— Конечно, был, и он передал мне поздравления по случаю назначения на должность. Но, возможно, это признание на частном уровне.

— Влияет ли нынешняя напряженность на перспективы дальнейшего выполнения "харьковских соглашений" и всех договоров, касающихся Черноморского флота РФ?

— Нам нужно серьезно проанализировать состояние договорно-правовой базы между Украиной и Россией. Это касается всего спектра соглашений. Такой анализ должен проводиться в контексте деэскалации ситуации и, возможно, даже демилитаризации Черноморского региона.

— Ожидаете ли вы помощи Совета безопасности (СБ) ООН при решении нынешнего кризиса, учитывая право вето России на решения СБ?

— Мы используем все существующие дипломатические механизмы, чтобы стабилизировать ситуацию, в том числе — Совбез ООН. В пятницу ночью этот вопрос уже был включен в повестку дня СБ ООН и обсуждался на заседании. По итогам обсуждения Совет безопасности принял решение создать постоянно действующий консультативный инструмент для обсуждения ситуации в Украине. Принято решение направить (в Украину.—"Ъ") мониторинговую миссию.

— Когда вы ожидаете ее приезда?

— Мы надеемся, что миссия начнет работу как можно скорее. Отмечу, что на уровне председательства ОБСЕ и Совета Европы уже назначены спецпредставители по Украине. Также назначен спецпредставитель генсека ООН. Он уже прибыл в Киев, а сегодня (1 марта.—"Ъ") пытался выехать в Крым, но ему не удалось этого сделать. Украина считает, что усилия этих миссий можно объединить, и мы будем предлагать их объединение в единую миссию, которая будет действовать под эгидой ООН.

— Допускаете ли вы, что после разрешения кризиса Украина и Россия вернутся к состоянию "business as usual"? Или отношения двух стран уже точно не будут такими, как прежде?

— Посмотрим, чем все это закончится. Но я, основываясь на своем опыте как спецпредставителя председателя ОБСЕ по вопросам конфликтов, еще раз хочу подчеркнуть: в любом случае — несмотря ни на что — нужно вести диалог и развивать взаимоотношения, тем более между соседними странами. И даже если, не дай бог, между странами-соседями разгорается конфликт, в итоге все равно все сводится к тому, что сторонам приходится садиться за стол переговоров, восстанавливать контакты и взаимное доверие.

— Когда вы ожидаете подписания соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом?

— Мы готовы подписать соглашение уже сейчас. Мы проинформировали Брюссель, что украинское правительство готово поставить свою подпись. Надеюсь, что на будущей неделе, когда верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики Кэтрин Эштон будет в Киеве, мы получим ответную реакцию ЕС.

— Но Брюссель уже заявлял, что соглашение об ассоциации может быть подписано только после президентских выборов в Украине.

— Я напомню, что в ноябре 2013 года они также не раз говорили, что не готовы подписывать договор (в связи с тем что Киев не выполнил ряд критериев.—"Ъ"). А затем, 27 ноября (перед вильнюсским саммитом.—"Ъ"), выяснилось, что они уже готовы. Так что это во многом — вопрос политического или даже геостратегического момента.

— Возможно ли возобновление заявки Украины на получение членства в НАТО?

— В программе правительства в качестве первоочередных задач внешней политики указаны европейская интеграция и нормализация взаимоотношений с Российской Федерацией. Евроатлантической интеграции на данный момент там нет.

— Украина является действующим председателем СНГ. Считаете ли вы возможным выполнять эту функцию в нынешней ситуации?

— Мы обратились к исполнительному секретарю СНГ Сергею Лебедеву с просьбой провести экстренное заседание совета министров иностранных дел СНГ в Киеве уже в начале недели. Так что мы не отказываемся от статуса председателя СНГ — напротив, мы реализуем все мероприятия, предусмотренные программой председательствования, и будем использовать все механизмы СНГ для урегулирования кризиса.

Интервью взял Сергей Сидоренко


Тэги:

Обсудить: (0)

обсуждение