• Москва, +10....+23 малооблачно
    • $ 66,08 USD
    • 73,49 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Кирилл Чуботин / Коммерсантъ

С ними бой

Акции протеста переросли в кровопролитное сражение

Вчерашний митинг оппозиции перерос в силовое противостояние — наиболее жесткое и кровавое за три месяца протестов. Схватки милиции и митингующих со стрельбой и избиением оппонентов охватили весь правительственный квартал. В результате погибло не менее 10 человек, в том числе трое сотрудников милиции, сотни получили ранения. Ответом власти стал штурм майдана Незалежности, который в милиции назвали "антитеррористической операцией".


Мир


Первыми для похода к Верховной раде начали выстраиваться сотни самообороны Майдана. К 8.00 там уже было около 5 тыс. человек в специальной экипировке — шлемах, масках, бронежилетах, вооруженных палками, арматурой и щитами. Чтобы не создавать столпотворения, готовые к маршу колонны вышли на улицу Институтскую. Корреспондент "Ъ" последовал за протестующими. Один из бойцов самообороны кратко рассказал "Ъ" о цели мероприятия: "Либо Верховная рада сегодня выполняет требования Майдана (принимает акт о возвращении Конституции 2004 года.—"Ъ"), либо не работает вообще. Мы встанем на всех улицах, которые блокируют (силовики.—"Ъ"), и заблокируем их с другой стороны. Всех пускаем к Верховной раде, но никого не выпускаем".

В планах протестующих было занять все прилегающие к Верховной раде улицы: Садовую, Шелковичную, Липскую и Крепостной переулок, ведущий к Мариинскому парку. К 10.00 это было сделано. В некоторых местах противников и сторонников действующей власти, которые расположились в Мариинском парке, разделял только кордон милиции. Установив визуальный контакт, стороны конфликта тут же вступили в словесную перепалку.

— Рабы, прислужники Януковича! Вы никогда не станете свободными!

— А вы, майданутые, сколько вам платят? — кричали в ответ сторонники Партии регионов (ПР), вооруженные арматурой, дубинками и деревянными копьями.

Под горячую руку протестующих попали народные депутаты большинства, которые приехали к самому началу пленарного заседания. Возле отеля "Национальный" бойцы самообороны остановили народного депутата Дмитрия Святаша (ПР), окружив его плотным кольцом.

— Лжец! Предатель! Прислужник сатаны! Сколько будете убивать наших детей? — со всех сторон кричали ему в лицо.

— Послушайте, я считаю, что парламентско-президентская форма правления более соответствует Украине. Сейчас в парламенте мы будем договариваться,— робко отвечал бойцам господин Святаш, на всякий случай перейдя на украинский язык. Однако активисты его не слушали.

— Как голосовать будешь, собака? — негодовали они. Поговорив таким образом несколько минут, протестующие отпустили депутата, пнув его ногой на прощание: "Иди и передай там привет всем "регионалам", мы за вами скоро придем".

Народному депутату Оксане Калетник (Компартия) повезло больше. "Увернулась от бежавших со щитами наступающих. Позади что-то взорвалось. Сквозь рассеивающийся дым увидела стоящего на автобусе с рупором Игоря Мирошниченко (народный депутат фракции "Свобода".—"Ъ"). Пробралась к автобусу, удалось обратить на него свое внимание. С ходу начал мне махать, чтобы я уходила. Спасибо, что не стал в рупор кричать "... гражданка Калетник, освободите улицу"",— позже написала она на своей странице в Facebook.

Война


Точкой, с которой начался отсчет вчерашнего силового противостояния, стала улица Шелковичная. Оппозиция утверждает, что силовики первыми бросили в сторону активистов шумовую гранату, силовики — что активисты первыми бросили в их сторону брусчатку.

— Эти люди начали бросать в нас камни после того, как мы отказались пропустить их к Раде,— позже рассказал "Ъ" солдат внутренних войск, помогавший раненому сотруднику милиции покинуть линию противостояния.

В ответ бойцы "Беркута" начали бросать гранаты со слезоточивым газом и отстреливаться из спецсредств.

— Ни хрена не помогает, не патроны, а пистоны какие-то. Я по ним стреляю, а им хоть бы что,— жаловался старшему офицеру один из бойцов "Беркута".

Позже демонстранты перешли в наступление на Верховную раду и со стороны Мариинского парка. Подготовка длилась целый час: активисты ломами разбивали тротуарную плитку в парке, после чего бросали обломки в сторону милиции. Действия демонстрантов заставили силовиков прикрыться щитами и отступить на несколько метров.

— Граждане Украины! Ваши действия носят насильственный характер. Предупреждаем вас об уголовной ответственности за нарушение правопорядка,— повторяли сотрудники милиции в громкоговорители.

Демонстранты на это не отреагировали. Группа активистов попыталась захватить здание Министерства здравоохранения в Мариинском парке. Для этого они разбили окна первого этажа, однако внутри здания уже находились отряды внутренних войск.

— Берегись! — выкрикнул кто-то в тот момент, когда из окна здания вылетела граната. Взрыв был такой мощности, что одному из демонстрантов, стоящему рядом с корреспондентом "Ъ", по локоть оторвало руку. Раненый тут же упал на землю. Его товарищи были вынуждены отказаться от попыток найти оторванную руку, поскольку милиция открыла по ним огонь резиновыми пулями.

— Придурки, остановитесь, мы безоружные! — кричали активисты. Однако продолжить поиски никто не решился.

Все силы милиции были сосредоточены вокруг Верховной рады, и этим не преминула воспользоваться группа активистов с участием Татьяны Чорновол, выбрав целью своей атаки центральный офис Партии регионов на улице Липской.

В Партии регионов (ПР), очевидно, ожидали неприятностей, наглухо закрыв окна металлическими ролетами, но нападавших это не остановило. Они взломали защиту на нескольких окнах, затем — на офисном гараже. Внутрь полетела дымовая шашка, за ней — бутылка с зажигательной смесью. Из здания выбежали сотрудники и охрана партийного офиса, но нападавшие были к этому готовы. Они отбили контратаку и ушли с Липской еще до того, как подоспела подмога.

Чуть позже, когда на месте уже работали пожарные, едва не начался еще один штурм штаб-квартиры ПР. Примечательно, что горящее здание охраняла не милиция, а молодые люди в спортивной одежде, вооруженные битами и металлическими прутами, которые пришли сюда из Мариинского парка.

После полудня, когда перспективы парламентского разрешения конфликта сошли на нет, депутаты от Партии регионов начали покидать Верховную раду. Учитывая, что все близлежащие улицы были заняты протестующими, сделать это оказалось непросто. Большинство депутатов ушли из Мариинского парка по заброшенной лестнице, ведущей к Парковой дороге. Несколько десятков активистов Майдана выстроились сверху и, скандируя "Ганьба!", бросали на проходивших народных избранников землю, палки и камни.

Часть членов Партии регионов, заручившись поддержкой коллег-оппозиционеров, рискнули пойти через митинг. Так, Вадима Новинского (ПР) сопровождала не только его охрана, но и заместитель главы фракции "Батькивщина" Александр Турчинов, который убеждал сторонников Майдана пропустить коллегу. Пройдя условную "линию фронта", господин Новинский направился на Липскую, окинул взглядом дымящийся офис ПР, разбросанную партийную символику, после чего пошел к своему кортежу. Журналистам, донимавшим его расспросами, депутат отвечал кратко: "Возможность вернуться к мирному решению конфликта остается всегда".

Между тем митингующие даже не допускали мирных вариантов. Их столкновения с милицией проходили с переменным успехом. На позициях, где кордон бойцов внутренних войск не прикрывала защита в лице "Беркута", бойцы Майдана иногда одерживали тактические победы. Им удалось обратить в бегство взвод ВВ, блокировавший улицу Шелковичную. Солдаты-срочники, прикрываясь щитами, отступали на несколько сотен метров, пока не укрылись в одной из арок-въездов к комплексу зданий администрации президента (АП). По дороге взвод потерял четырех солдат, которых активисты вырвали из рядов отступавших.

Двоих бойцов серьезно избили, и лишь благодаря заступничеству нескольких активистов удалось остановить самосуд — их отвели к машинам скорой помощи, дежурившим неподалеку. Когда шквал камней, летевших в арку на бойцов ВВ, ослаб, из-за щитов с поднятыми руками, без каски, с испачканным грязью лицом вышел полковник.

— Верните моих ребят, пожалуйста... Мне нужны мои ребята. Мы сами окажем им помощь, верните их,— повторял он.

Мнения атаковавших разделились. Кто-то оскорблял полковника, на что тот не реагировал, другие призывали соратников к сдержанности. Верх взяли те, кто призывал к миру. В итоге бойцов забрали из машин скорой, отвели в арку, и ее забаррикадировали изнутри автобусом, который солдаты пригнали с территории АП.

Отступление


Эпизоды, которые представители Майдана могли бы назвать боевыми победами, случались нечасто, а после 13.00 таких случаев не было вовсе. Бойцов ВВ на передовой заменил "Беркут". Это означало резкое ожесточение схватки и, как следствие, неминуемое отступление сторонников Майдана. Активисты уходили прочь от правительственного квартала, теряя амуницию. Десятки из них были задержаны, многие — ранены. В конце концов отступление превратилось в бегство, колонны протестующих рассеялись по улицам.

Следует отметить, что отношение милиции к раненым, а также к журналистам серьезно изменилось в сравнении с предыдущими эпизодами противостояния в центре Киева. Если в конце января на Грушевского сотрудники милиции зачастую прицельно стреляли в видеокамеры, а жилет с надписью "пресса" лишь увеличивал шансы получить травму в ходе атак "Беркута", то вчера такие случаи не были системными. Намного большую опасность представляли молодые люди в штатском с красно-белыми повязками на рукавах, действовавшие в тылу бойцов правоохранительных органов. В присутствии "Ъ" эти бойцы, угрожая битами, прогнали с Липской съемочную группу телеканала "Украина", которая хотела снять обгоревший офис ПР, а у станции метро "Арсенальная" они отобрали фотоаппарат у корреспондента одного из интернет-изданий, хотя тот проводил съемку в жилете с надписью "пресса".

По отношению к легко раненым активистам Евромайдана поблажек не было. Их, как и ранее, отводили в тыл, подгоняя ударами дубинок, а тех, кто падал, волокли по земле. В то же время отношение к тяжело раненым вчера было иным. Корреспондент "Ъ" стал свидетелем того, как четверо бойцов "Беркута" вынесли с места битвы на Институтской окровавленного мужчину. Некоторое время они безуспешно искали волонтеров медицинской службы Майдана, чтобы передать пострадавшего им. Затем увидели на Липской машину скорой.

— Ребята, отнесите его в медикам, только аккуратно,— обратился один из бойцов к ребятам из Мариинского, охранявшим подходы к офису ПР.

— Так он же из этих, из майданутых,— возразил было тот.

— Неси, я сказал,— рявкнул в ответ старший.— Левые, правые... Он человек! И он ранен!

Впрочем, не везде милиция занималась ранеными, чаще они просто оставались лежать на месте схватки. Сил волонтеров-медиков не хватало, скорых — тем более. К тому же возникла проблема в лице людей с битами и бело-красными повязками, которые обходили окрестности Мариинского парка, выискивая сторонников Евромайдана. Кое-где раненых удавалось отстоять женщинам и народным депутатам, которые становились живым щитом вокруг пострадавших. Одну группу раненых увез от Мариинского парка микроавтобус телекомпании "1+1". Тех, кого защищать было некому, забирали в штаб Антимайдана, многих избивали по дороге. Лишь народным депутатам удалось договориться, чтобы 45 пленных раненых выпустили с территории парка.

Полевой медпункт, разбитый в Доме офицеров, вчера сообщил о троих погибших сторонниках оппозиции, состояние еще нескольких — критическое. В МВД сообщили о гибели троих сотрудников милиции, получивших огнестрельные ранения. Вечером число погибших возросло до десяти человек.

В 16.00 руководители правоохранительных ведомств отреагировали на события на улицах Киева. Вину за смерть людей они возложили на оппозицию. "Экстремисты из оппозиции перешли черту. Они убивают ни в чем не повинных людей, поджигают дома и автомобили. В центре Киева начинается хаос,— говорится в совместном заявлении главы СБУ Александра Якименко и руководителя МВД Виталия Захарченко.— Если к 18.00 бесчинства не прекратятся, мы будем обязаны навести порядок, используя все средства, предусмотренные законом". "За каждого пострадавшего, каждое разбитое окно понесут ответственность организаторы массовых беспорядков. Генпрокуратура будет требовать для них самого строгого наказания",— дополнил их генеральный прокурор Виктор Пшонка.

Штурм


Беркут атаковал периметр Евромайдана, не дожидаясь срока, отведенного ультиматумом,— спустя всего полчаса после заявления силовиков. Чтобы ограничить приток людей на Майдан, киевская власть остановила работу метрополитена. Центр Киева тотчас встал в пробках, так что доехать сюда автотранспортом также было проблематично. Наступление началось одновременно по улицам Грушевского и Институтской, при этом милиция объявила, что в центре Киева проходит "антитеррористическая операция". Въезды в город также были немедленно перекрыты.

Предыдущие столкновения подорвали силы оппозиции, так что "Беркут" без труда прорвал баррикады. На Институтской вблизи баррикад остались лежать тела двух погибших защитников Майдана. Вскоре митингующие потеряли контроль над Октябрьским дворцом и Украинским домом. Смяв сопротивление митингующих, отряды спецназа остановились у края площади, где простояли более двух часов.

Атака на майдан Незалежности началась в 20.00. Оставшиеся ряды баррикад на Крещатике и на Институтской смял бронетранспортер. Один из БТР митингующим удалось поджечь бутылками с зажигательной смесью, но остановить наступление милиции это уже не могло. В ход пошли водометы. Помимо этого, атакующие подожгли палатки, стоявшие вблизи стелы Независимости. Майдан охватил огонь, а "Беркут" пошел в рукопашную атаку. Впрочем, смять людей милиции оказалось непросто — слишком много народу собралось на площади.

В разгар сражения на сцену вышли лидеры оппозиции, чтобы публично обратиться к президенту Виктору Януковичу. "Отзовите своих человеко-собак, которые стреляют по мирным людям! Тут женщины и дети! — взывал со сцены лидер фракции "Батькивщина" Арсений Яценюк.— Виктор Янукович, остановитесь! Объявите перемирие до утра! Не топите страну в крови! Тогда мы готовы будем вести с вами переговоры". "Мы готовы разговаривать, находить компромисс, но не ценой жертв. Откажитесь от наступления",— поддержал его лидер партии УДАР Виталий Кличко. Сойдя со сцены, господин Кличко перелез через разрушенную баррикаду и направился на переговоры в расположение "Беркута".

Лидерам оппозиции не удалось добиться желаемого эффекта. На момент подписания номера в печать битва за Майдан продолжалась.

Сергей Сидоренко, Александр Радчук


Тэги:

Обсудить: (8)

Газета "Коммерсантъ Украина" №28 от 19.02.2014, стр. 1