Коротко


Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

"Российская индустрия безопасности, по сути, угроблена"

За частными охранными предприятиями необходимо усилить контроль. С таким предложением выступил член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Николай Ковалев. Политик, бывший владелец объединения структур безопасности ЧОП "Оскордъ" Геннадий Гудков и председатель президиума общественной организации "Офицеры России", заместитель председателя общественного совета при столичном главке МВД Антон Цветков прокомментировали ситуацию ведущей Наталье Ждановой.


По мнению Ковалева, расширять полномочия сотрудников ЧОПов нельзя. Прежде нужно заняться обучением людей, занятых в этой сфере. После этого охранник должен получать документ, подтверждающий его квалификацию.

— В ЧОПах ли дело? Можно ли после конкретных инцидентов делать какие-то выводы?

Г.Г.: Один единственный случай — таких случаев, к счастью, очень немного — служит основанием для ликвидации, усиления контроля. Тогда полицию просто стоило бы запретить давно — там регулярная практика, когда полицейские нарушают законы, стреляют, задерживают, избивают, пытают, садятся на многие годы за изнасилования и прочее. Нельзя конъюнктурно рассуждать, как это делает мой коллега Ковалев. Только что Яровая у нас ратовала за расширение полномочий охранников, которые не смогли остановить убийцу в московской школе. Теперь уже противоположная тенденция в одной и той же партии, в одном и том же комитете. Это говорит о том, что наша власть не имеет вменяемой политики в отношении ЧОПов, шарахается из крайности в крайность и следует исключительно конъюнктурным соображениям.

Я много лет занимался законодательством, связанным с регулированием ЧОПов. В результате ужесточения контроля, в результате всяких придумок наших чиновников от МВД мало того, что угробили отрасль, так создали вместо нее еще кучу "кормушек" для своих и наших. Поэтому говорить о качестве российской индустрии безопасности не приходится. Отрасль, по сути дела, угроблена. Мне с огромным трудом удавалось десять лет сдерживать атаки различных чиновников, различных кураторов от МВД, чтобы отрасль не уничтожили. То, что она существует, это только благодаря нашей борьбе за то, чтобы индустрия безопасности существовала. Иначе она бы была поглощена самим МВД, которое имеет самое крупное коммерческое охранное предприятие в России. Там работает порядка полумиллиона человек, чуть поменьше.

— Вы говорите о том, что полностью нужно реформировать эту отрасль, а не усиливать контроль?

Г.Г.: Абсолютно. Сегодня, когда говорит Ковалев об обучении охранников и так далее, он не задает себе вопрос, кто это будет оплачивать. Он не работал в бизнесе, ему сложно, наверное, просто судить об этом. Сегодня прибыли в этой отрасли — ноль целых, ноль десятых. Чтобы создать школы, создать систему обучения, контроля, мониторинга, необходимо вкладывать деньги. А сейчас в этой отрасли живут от выручки до выручки. По большому счету, сегодня крупных серьезных охранных предприятий, которые бы действительно могли бы вкладываться по-серьезному, из тысяч десятки. Отрасль, к сожалению, очень сильно коррумпирована. И мы знаем материальное положение какой части сотрудников МВД эта отрасль улучшила.

— Антон Владимирович, вы согласны с предложением Николая Ковалева и с теми выводами, которые он сделал после событий на Сахалине?

А.Ц.: Николай Ковалев является членом президиума нашей организации, он достаточно неплохо разбирается в области негосударственной сферы безопасности. Он, помимо прочего, еще является сопредседателем координационного совета негосударственной сферы безопасности. Он постоянно в диалоге с охранным сообществом и с предприятиями безопасности. Он постоянно держит руку на пульсе. Я сегодня как раз встречался с предприятиями негосударственной сферы безопасности. Все проблемы, которые существуют в полиции, есть и в отрасли НСБ. Как есть профессионалы, так есть и случайные люди.

И здесь то же самое, среди охранных агентств есть профессиональные, хорошо организованные структуры, а есть случайные организации. И случайные организации располагают оружейными комнатами. Если мы обратим внимание на средства массовой информации, — я могу пока только анализировать открытые источники информации, — очень много людей, которые знали того человека, который расстрелял граждан, говорили о том, что он в последнее время был раздражителен, вспыльчив. Агентство, зная об этом, — или оно не знало об этом, непонятно тогда, как работали кадровая и психологическая службы, либо они просто отсутствуют, — все равно не ограничило ему доступ к оружию.

— Но вам не кажется, что мы из частной истории превращаем в некое масштабное событие эту новость с Сахалина?

А.Ц.: Нормальное охранное сообщество не боится нормального адекватного контроля. Второй момент: любой человек может сейчас пойти купить медицинскую справку или разрешение на оружие. И охранники зачастую просто формально получают карточки, либо покупают в школах охранников, те же самые медицинские документы зачастую элементарно покупают. Поэтому, безусловно, разумный контроль должен быть. Но говорить сразу о двух вещах нужно. Первое --это ужесточить и усилить тот контроль, который существует уже, те нормы, которые уже существуют, посмотреть и продумать вместе с охранным сообществом. Во вторник, кстати, будет проходить как раз всероссийский съезд негосударственной сферы безопасности. Эти вопросы там будут обсуждаться. Я думаю, что мы вместе выработаем какое-то решение.

— Геннадий Владимирович, как вы считаете, эта история о ЧОПах? Или все же о том, что в стране коррупции каждый может легко купить оружие и прийти в храм, неважно, это сотрудник ЧОПа или какой-то человек с улицы?

Г.Г.: Это история о том, что в стране жить стало так тяжело морально и нравственно, что у людей просто едет крыша — что у стрелка в школе, 15-летнего пацана, который сейчас там на себе волосы рвет, придя в себя, что у охранников, которые великолепно себя зарекомендовали. Кстати говоря, это одно из крупнейших предприятий, где в персонал вкладываются, чаще всего существует серьезный отбор. Крыша едет у всех. Но я не об этом. Сейчас мне Антон Цветков облегчил задачу. Он сказал, что просто покупаются удостоверения, покупаются всякие документы, покупаются справки об образовании, покупаются медицинские справки и так далее.

Все это делается на базе учебных заведений, которые курирует МВД. А строгость контроля просто увеличивает цену на эти документы. Поэтому в подавляющем большинстве строгость контроля сегодня используется для пополнения бюджета семей полицейских, которые курируют эту отрасль. Там коррупция цветет пышным кустом по полной программе. И я помню, мы были вынуждены были запретить деятельность некоторых школ, которые напрямую были связаны с лицензионно-разрешительным управлением МВД России, которые миллионы долларов снимали. При этом, естественно, ничего в бюджет не попадало. И таких случаев у нас огромное количество. Давайте еще ужесточим контроль. Справка будет стоить не 1 тыс. или 10 тыс. руб., а будет 20 тыс. руб. Я думаю, что те, кто занимаются коррупцией в этой системе, просто будут рукоплескать и радоваться.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение