• Москва, +7....+13 облачно с прояснениями
    • $ 64,15 USD
    • 72,06 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Павел Кассин / Коммерсантъ

"Все, что нужно было сделать для обеспечения безопасности Игр, сделано"

Дмитрий Песков в шоу "Действующие лица"

Пресс-секретарь президента России в рамках программы "Действующие лица" обсудил с ведущим Андреем Норкиным грядущую Олимпиаду, события на Украине и многое другое.


— Первый вопрос, и даже не один, это, конечно, Олимпиада, поскольку вы сейчас в Сочи находитесь. Насколько все готово?

— Все готово. Сегодня президент как раз побывал в Олимпийской деревне. В принципе, можно с уверенностью сказать, что все абсолютно готово, там уже теплится олимпийская жизнь, причем, не просто теплится, а уже идет вовсю. Это гигантская инфраструктура, честно говоря, если чуть-чуть напрячь силу воображения, то поражаешься объемам того, что все-таки сделано. При всех каких-то нареканиях, при всех упреках в адрес тех или иных подрядчиков, которые задержали со сдачей того или иного объекта, объем работ просто невообразимый.

— Сегодня пестрит интернет жалобами иностранных журналистов, которые приехали. Их гостиницы очень расстраивают — где-то нет воды, где-то вода есть, но ей советуют не пользоваться, у кого-то в номере карниз оборвался, и, конечно, самое страшное –– это репортер CNN, который рассказывает о бездомных собаках, которые бегают по коридорам гостиницы. По CNN был репортаж "Бездомные собаки в Сочи".

— В Сочи действительно есть бездомные собаки, действительно, бездомных собак больше, чем в других городах. Объяснение этому достаточно простое: как вы знаете, когда идет стройка большая, там всегда появляются собаки, щенки, которых прикармливают строители, рабочие и так далее, которые живут в бытовках. Сейчас, когда строители уже покинули эти объекты, к сожалению, собаки остались. Это действительно проблема. Но я бы не стал преувеличивать ее значение.


Она существует. Я знаю, что организаторы пытаются заниматься решением этой проблемы. Поэтому я не сторонник того, чтобы возводить проблемы, которые сопровождают любые события подобного масштаба, любые Олимпийские игры, в ранг проблем, которые способны повлиять на ход всего процесса. Собаки действительно есть, собаки — проблема.

Что касается гостиниц, все гостиницы готовы, они сданы. Но, наверное, еще не во всех, скажем так, работа менеджмента сложилась, прошла обкатка. Такое тоже возможно. В ближайшие дни, наверное, все станет гораздо лучше.

Справедливости ради я, наверное, всех призову вспомнить репортажи и международных, и наших отечественных СМИ самых с разных Олимпиад. Везде кому-то еда не нравится, кому-то гостиница не нравится, у кого-то матрасы жесткие и так далее. То есть такие жалобы сопровождают все Олимпиады. Но гость всегда прав, и организатор обязан прислушиваться к этим нареканиям.


В данном случае у меня нет ни тени сомнения, что наши организаторы сейчас в круглосуточном режиме исправляют все эти огрехи. Но это уже не огрехи подготовки, и, наверное, запуска огромной организационной машины, которая будет работать в предстоящие недели.

— У вас есть информация, статистика какая-то, какова сейчас заполняемость гостиничного фонда, сколько там людей уже приехали? На прошлой неделе называлась цифра 86%.

— Наверняка какие-то незанятые номера будут, это всегда так бывает. Но вот если вы сейчас попробуете зарезервировать какое-то место, у вас не получится, все забронировано абсолютно, потому что ожидается 6 тыс. спортсменов-олимпийцев и членов команд из 88 стран мира. Кроме того, 44 лидера зарубежных стран приедут только на открытие, всего около 60 глав иностранных государств побывают на мероприятиях Олимпиады и Паралимпиады. А что такое лидер страны? Лидер страны приезжает, вокруг него то, что называется, антуражем — помощники, безопасность и так далее. В случае, если они ночуют, они все занимают гостиничные номера, поэтому какие-то номера будут заниматься, какие-то освобождаться. Но в целом, конечно, это, наверное, максимальная загрузка.

— Виталий Мутко приводил сегодня цифру, что порядка 70 глав государств приедут. Может быть, у вас есть точная информация? Потому что это как-то очень много на самом деле, даже не очень верится.

— Смотрите, вот у меня есть следующие цифры, из которых мы исходим: на открытие, по состоянию на сегодня, 44 лидера приезжают, а всего на те или иные соревнования около 60. Но это тоже, понимаете, процесс постоянный: кто-то подтверждает, потом переносит сроки, потом подвешивает свое посещение, и поэтому окончательно будет уже ясно только по итогам.

— Насколько проработано все то, что касается безопасности? Конечно, с учетом того, что столько будет политиков высшего ранга в Сочи в эти дни.

— Сегодня как раз президент Путин отвечал на аналогичные вопросы журналистов, когда он был в Олимпийской деревне. Вкратце можно сказать — на 100%. Наша служба безопасности обладает весьма богатым опытом в проведении крупных международных мероприятий, кроме того, конечно, они работают в тесном взаимодействии с МОК, у которого тоже есть свои нормы и правила. В целом, есть основания полагать, что все, что нужно было сделать для обеспечения безопасности, сделано.

— Наши спецслужбы воспользовались какими-то предложениями о помощи, о содействии иностранных коллег, которые звучали в последнее время?

— Насколько я знаю, все спецслужбы находятся в информационном взаимодействии, но что касается конкретной какой-то помощи, то такие предложения признательно воспринимаются, но наши службы абсолютно компетентны и дееспособны в плане обеспечения безопасности тех или иных событий на территории нашей страны.

— Дмитрий Сергеевич, я бы хотел вернуться к замечаниям критического характера. Критика внутри страны сводится к тому, что все деньги разворованы, и есть некий внешний фон, который связан с протестами против целого ряда законов, принятых в России в последнее время и так далее. Давайте мы это сейчас как-то разберем. Сначала насчет разворованных денег.

— Вы знаете, отвечать на эти вопросы абсолютно бесполезно. Здесь просто нужно приглашать: приезжайте в Сочи, посмотрите горы, посмотрите Имеретинку, посмотрите город, дороги, и вы сами ответите: как минимум далеко не все деньги разворованы.

— Это хорошо, что далеко не все, но маленькая какая-то часть все-таки ушла куда-то не туда, да?

— Ведь мы с вами не можем сказать, что те или иные деньги сворованы, мы с вами не судьи, то есть мы просто не имеем на это права. А какая-то бабка сказала, и некрасиво, наверное, нам так говорить. Всегда мегастройки и стройки века — а это была реально стройка века — сопровождают слухи о коррупции.


Вот недавно объемы коррупции в ЕС признали. Там €124 млрд, если я не ошибаюсь, по году. Неужели вы думаете, что можно представить, что Россия является стерильной страной, или мегастройка в Сочи является стерильной мегастройкой на фоне всего остального мира? Это в принципе невозможно. Но в каком это объеме, не нам с вами судить. Насчет формулировки, что все или много денег разворовано, еще раз повторяю: приезжайте, посмотрите, впечатлитесь.

— Если говорить о физическом, что ли, проявлении коррупции, действительно, как вы говорите, можно приехать и убедиться, сколько всего построено. Но тут есть, насколько я понимаю, еще направление, связанное с критикой в том плане, что те кредиты, которые были выданы не вернутся никогда. Вот Алексей Навальный, например, свой последний отчет как раз на этом и строил.

— Я думаю, что применительно к предстоящим нескольким годам он прав. Я не думаю, что будь то гостиничное хозяйство или спортивные объекты выйдут на окупаемость в предстоящие несколько лет. Это просто невозможно физически. Конечно, их владельцы, их операторы будут испытывать чудовищные проблемы с рентабельностью, с окупаемостью и с обслуживанием кредитов. Это очевидно.

Но в данном случае не только сами инвесторы, но и государство заинтересовано в том, чтобы все это хозяйство не просто работало, но и совершенствовалось, и в результате конкуренции оно становилось более удобным для людей. То есть что такое "более удобное"? Чтобы уровень сервиса повышался до международного, а цены понижались, опускались даже ниже международного уровня. В свою очередь, эти два процесса, когда они совпадут по времени и по месту, обеспечат то, что люди начнут больше ездить именно сюда, на этот курорт, то есть зимой на лыжах кататься будут приезжать не во Францию, а в Сочи. Это будет выгоднее, это будет удобнее, веселее.

— Существует какая-то программа, может быть, предварительная, того, как будет Сочи развиваться после Олимпийских игр?

— Программа существует, безусловно. Во-первых, по-моему, уже Козак озвучивал решение, и Путин тоже об этом упоминал, что в качестве меры поддержки сочинских инвесторов им уже дана отсрочка по платежам в этом году. Это очень действенная мера поддержки.

Когда кончится Олимпиада, в Сочи уже запланирована "большая восьмерка", то есть это уже огромный приток людей, это занятость гостиничных номеров, туристической инфраструктуры, развлекательной и иной. Это еще одна достаточно действенная мера поддержки. Кроме того, летом заработает "Формула", достаточно дальновидно сагитировало руководство Краснодарского края.

Я разговаривал с управляющими одной из гостиниц в Имеретинской долине, и они сказали, что к их удивлению, на "Формулу" уже забронировали более 3 тыс. номеров гостиницы. То есть они сами не рассчитывали на это, но это произошло. Таким образом, конечно же, какие-то события будут притягиваться в Сочи, и государство, конечно, будет изыскивать какие-то дополнительные меры поддержки для инвесторов. В этом заинтересованы не только инвесторы, но и само государство.

— Идея перенести в Сочи, в гостиничные комплексы, которые построены сейчас, игорную зону, рассматривается как-то или нет? Герман Греф, например, об этом говорил.

— Я слышал об этом. Скажем так, это достаточно заманчивая идея, она на слуху, но это не совсем все-таки соответствует духу и образу качественного курорта.

— Почему? В Монако же и курорты, и казино прекрасно уживаются.

— У нас чуть-чуть все-таки по-другому. Вряд ли, наверное, можно сравнивать с тем, как это организовано в Монако. Если я не ошибаюсь, в Монако не так много казино. Понимаете, у нас-то предлагается открыть здесь кучу казино. Я, честно говоря, не знаю, какой будет итог обсуждения этого предложения, но у меня предчувствие, что с ним не согласятся.

— Хорошо, вернемся к критике Олимпиады. В различных странах идут призывы к лидерам бойкотировать Игры. Например, последнее, что я слышал, это петиция в Голландии к королю Нидерландов, чтобы он не приезжал. То есть какие-то акции протеста проходят. Например, в Париже активисты оделись в костюмы в различных цветах олимпийских колец и устроили такой перформанс: каждое из колец ознаменовало нарушения каких-то фундаментальных прав человека, которые допускаются в России сейчас, по мнению активистов, в законодательстве. Как вы к этому относитесь?

— Правозащитники в каждой стране имеют свои фирменные черты поведения. В данном случае голландские правозащитники известны своими красочными перформансами и активным поведением. Конечно, надо их выслушивать, надо обращать внимание, против чего они протестуют, что они считают нарушениями и так далее.

Но они, к сожалению, не всегда хорошо информированы о том, против чего они протестуют. Зачастую на их протесты можно ответить весьма краткими объяснениями, что, наверное, способно успокоить все их страхи.


Наверное, самым красочным образом отвечает на эти протесты прибытие на Олимпиаду не только королевской семьи Нидерландов, но и премьер-министра. То есть, собственно, все руководство страны приезжает, по-моему, на открытие, если я не ошибаюсь. Но, по крайней мере, на Олимпиаде побывают.

— Кто должен информировать уважаемых западных правозащитников? Вы говорите, что они плохо информированы. Это мы должны делать, российские журналисты, или это вы должны делать, госчиновники, или это западная пресса должна делать?

— Здесь, наверное, такой многовекторный процесс, как представляется. Конечно, мы как чиновники обязаны разъяснять то, что делает наша страна, то, что делает наше государство.

Вот взять закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних: ведь он не является нарушением прав приверженцев однополых отношений. Их права никоим образом не нарушаются. А вместе с этим это всегда превратно воспринимается во многих странах, откуда мы слышим критику.

Вот мне присылали в социальных сетях примеры записи самих геев, которые живут в России, которые призывают своих единомышленников к пониманию. Они говорят: "Прислушайтесь к нам, мы здесь живем десятилетиями, и никаких проблем нет, вы не так все понимаете". То есть, с одной стороны, государство обязано разъяснять, и государство в нашем лице, наверное, недорабатывает, когда мы разъясняем недостаточно исчерпывающе.

Второе: конечно, мы вправе все-таки рассчитывать на профессиональный подход прессы, здесь пресса должна понимать, когда она пишет о законе. СМИ пишут об этом законе, о запрете пропаганды, но не удосуживаются даже его прочитать: этот закон не запрещает однополую любовь, он запрещает ее пропаганду, и не просто пропаганду, а среди несовершеннолетних. Вот это нюансы, которые создают фундамент этого закона.

— С созданием нового СМИ — государственного агентства "Россия сегодня", на ваш взгляд, станет ли меньше этого недопонимания со стороны наших иностранных партнеров?

— Хочется на это надеяться. Хочется надеяться, что к богатейшему, бесценному опыту РИА "Новости" это агентство сможет добавить что-то новое с тем, чтобы что-то сделать лучше, что-то сделать шире, активнее. Собственно, поэтому президент это и задумал, но как будет развиваться ход событий, мы с вами посмотрим.

А в целом, я один раз от очень мудрого человека услышал очень хорошее объяснение, почему нам никогда не удастся полностью себя объяснить так, чтобы мы всем понравились. Этот мудрый человек сказал: "Вы знаете, когда нас все полюбят и перестанут критиковать и так далее, в том числе критиковать на пустом месте?"


Я спросил: "Когда?" И он сказал: "Когда мы распустим нашу армию, отдадим им в концессию все наши природные ресурсы и продадим всю нашу землю западным инвесторам — вот тогда нас перестанут критиковать". Но такому не быть никогда.

— Существуют ли чисто спортивные ожидания от Олимпийских игр в руководстве страны?

— Конечно, существуют. В руководстве страны все желают успехов каждому из наших спортсменов. Существует ли медальный план? Не существует. Есть прогнозы наших чиновников от спорта, которые прекрасно разбираются в раскладе среди спортсменов того или иного видов спорта. Но это их работа — называть эти прогнозы. Никакого плана нет. Есть просто обычное человеческое, как у каждого болельщика, пожелание успехов каждому из спортсменов.

— То есть Виталий Мутко, в принципе, может спать спокойно? И вне зависимости от итогов Олимпиады, он продолжит работу? Он просто говорил, что уйдет в отставку, если будет срыв по его вине. Правда, не очень понятно, что такое "срыв по его вине".

— Вряд ли Виталий Мутко как министр спорта сможет спать спокойно, когда идет Олимпиада. Конечно, он не сможет спать спокойно, потому что это самые волнительные моменты. А поверьте мне, его можно как угодно критиковать, но он прекрасно разбирается во всех спортивных раскладах. Он на каждый день дает какие-то прогнозы, он болеет душой за каждого из спортсменов, он знает, где мы хромаем, где у нас преимущества и так далее.

Но спорт есть спорт, тем более, спорт высших достижений. Всегда кто-то выигрывает, всегда кто-то проигрывает. Олимпиада есть Олимпиада. Здесь все-таки важно участвовать, а в данном случае, мы, в первую очередь, должны обеспечить проведение этого праздника спорта.


— Можете ли вы нам сейчас раскрыть какие-то секреты церемонии открытия? У нас в эфире было, например, сообщение, что у церемонии открытия будет пара ведущих: Пелагея и Иван Ургант. Правда?

— Это неправда. Больше ничего говорить не могу.

— Это будут не они, или ведущих вообще не будет? Потому что я не помню, чтобы раньше были ведущие на церемонии.

— Нет-нет, ведущих не будет.

— Но вы хотя бы намекните, чего нам ждать, когда мы будем смотреть открытие?

— Ждать стоит красивейшей церемонии открытия.

— А как репетиции прошли? Все получалось?

— Практически все. Вот я вчера заезжал на репетицию — впечатляет. Причем ведь современное телевидение так устроено, что многие спортивные соревнования, многие такие огромные шоу интереснее смотреть по телевизору, чем на самом месте событий.

— Кстати говоря, учитывалось то, что будут видеть зрители на трибунах? Потому что я-то немножко тоже знаю технологию и с вами согласен, что по телевизору иногда смотреть интереснее.

— Сейчас все устроители таких гигантских шоу адаптируют под те десятки тысяч зрителей, которые сидят на трибунах, но, в первую очередь, ориентируются во всех нюансах на телезрителей, потому что, согласитесь, на стадионе "Фишт" 40 тыс. зрителей, а аудитория, которая смотрит Олимпиаду, — миллиарды людей.

–– Дмитрий Сергеевич, в последнее время у меня, по крайней мере, складывается впечатление, что к Олимпийским играм относятся многие как к некоему такому водоразделу, то есть постоянно говорят: "Вот пройдут Игры, и тогда что-то будет происходить". Здесь можно подчеркнуть: отставка правительства, девальвация рубля, экономический кризис и так далее. Чем вы можете объяснить появление таких ожиданий, таких факторов страха?

–– Человеческой натурой и слухами, которые попадают на питательную почву. Скажем так, рубль стал падать еще до начала Олимпиады, так что, вряд ли об этом можно говорить. Отставка правительства –– это перманентный слух. Он тоже вряд ли относится к Олимпиаде. Я помню, когда Владимир Владимирович был премьер-министром, тоже все ожидали отставки правительства, приблизительно каждый понедельник. То же самое происходит сейчас.

Это такая перманентная забава –– ожидать отставки правительства. Я, честно говоря, скажем так, о слухах этих, конечно, слышал и читал, но никогда ничего не слышал, что могло бы послужить каким-то более или менее серьезным их подтверждением. Я не сторонник такой "теории водораздела". Мне, на самом деле, здесь очень трудно что-то сказать. Скажем так, действительно все готово, то есть вряд ли есть повод для того, чтобы устраивать какие-то разносы.

–– Я теперь хотел бы вас попросить прокомментировать следующее: после трагического происшествия в московской школе Владимир Путин дал свой комментарий. Сейчас я приведу цитату: "Надо воспитывать новое поколение зрителей с хорошим художественным вкусом, умеющих понимать и ценить театральное, драматическое и музыкальное искусство. Если бы у нас это делалось должным образом, то, может быть, и трагедий, подобной сегодняшней московской, не было бы". Очень много критических откликов было, в первую очередь, конечно, в интернете, что происшествие это трагическое и комментарий президента с ним, мягко говоря, не очень с ним связано.

–– Понимаете, о чем идет речь –– речь идет о том, что очень трудно застраховаться от подобных трагедий. Мы живем в век, когда человек сталкивается с информационными потоками, сталкивается с цифровым пространством, где искажается реальность. Не каждый человек может это все переваривать, а, к сожалению, кто-то просто лишается рассудка, как это было в упомянутой вами трагедии.

Здесь как раз президент и говорил о том, что единственное, что можно противопоставить этому безжалостному потоку информации, потоку жестоких компьютерных игр, этим всем стрелялкам, догонялкам с кровью и так далее, во что играют, кстати говоря, наши дети целыми днями иногда, –– это культуру.


Культуру, которая развивает широкую душу, которая развивает настоящий мыслительный процесс, которая делает из человека благородную и целостную личность. Мне кажется, президент именно это имел в виду. То есть, окунаясь в это море цифрового пространства и стремительного потока информации, который обрушивается ежедневно на каждого из нас, мы не должны забывать все-таки об основных ценностях, а основными ценностями именно являются и театр, и культура, и литература.

–– Дмитрий Сергеевич, а кто должен детям все это прививать? Просто существует же кадровый голод, на самом деле, мне кажется, в этих отраслях.

–– Действительно, кадров не хватает, но их становится больше. Прививать должно государство, общество, и школа, и театр, и наши литераторы, и так далее. То есть это, знаете, комплекс, это мириады-мириады невидимых нитей, которые пронизывают все общество. Эти нити должны просто выстроиться таким образом, чтобы отвечать на все эти потребности.

На самом деле, Путин этим занимается последовательно. Эти процессы дают результаты, но, к сожалению, очень медленно. Нельзя за день или за два, за три года развить кинематограф. Таким образом, в этом кинематографе государство поддерживало тех, кто снимает фильмы добрые, то есть фильмы, которые действительно воспитывают детей, молодое поколение, патриотизм, и здоровый образ жизни, и просто обычных добрых людей.

К сожалению, результат этой работы можно увидеть только в перспективе, поэтому, конечно, справедливо возникает критика, что делается очень мало.

–– К слову об этом, вот сегодня очень много говорят о скандале в питерском Заксобрании, когда госпоже Елене Раховой, депутату от "Единой России", пришлось извиняться за термин "недоблокадники". Речь идет о людях, которые по неким нормам, видимо, советским еще, не могут считаться блокадниками, потому что они пробыли в блокаде менее 120 дней, и они не имеют права на соответствующие льготы. То есть тут и само это слово странное, за которое госпожа Рахова уже извинилась, но с другой стороны, сама эта норма тоже как минимум вызывает вопросы.

– Здесь, как и в случае с участниками Великой Отечественной войны, ветеранами, конечно, очень-очень сложно. С одной стороны, это, по сути, святые люди, которые заслуживают любой возможной поддержки государства, любых возможных льгот. Это очевидно. То есть это святое для всех россиян. Но с другой стороны, когда речь идет о деньгах, должны быть какие-то правила.


То есть фискальный подход здесь противоречит этой высокой духовности. Конечно, это воспринимается болезненно.

Я уверен, что депутат Заксобрания, наверное, не по злобе произносила такое слово. Вот здесь духовность и святость восприятия неизбежно вступает в конфликт, к сожалению, с фискальным подходом к решению проблемы всех льгот и так далее.

–– Там сумма-то, по-моему, 3 млн руб., в общем, микроскопическая по бюджетным меркам-то. Таких людей же не так много осталось. Может быть, как-то это можно решить?

–– Наверное. Я просто не знаю, честно говоря, детали. Там, Заксобрание уже завершило рассмотрение по вопросу льгот?

–– Не могу вам сейчас сказать, потому что тут все ушли в эмоциональную сторону обсуждения. Кстати, я должен вам сказать, что еще одна история, которая тоже очень сильно обсуждалась, –– это сообщения, которые появлялись о том, что в День памяти из-за приезда Владимира Путина ветеранов не пускали на Пискаревское кладбище. Говорилось, что они стояли там и ждали несколько часов.

–– Я там был и хочу сказать, что действительно там некоторым ветеранам пришлось прождать, но не несколько часов. Там был парад техники до того, как туда приехал Путин. Кроме того, накануне для всех ветеранов было отдельное мероприятие, непосредственно в день самой годовщины, где все участвовали, где все было организовано и так далее.

В день, когда приехал Путин, общего мероприятия не планировалось, и ветераны не приглашались. Тем не менее, часть из них действительно изъявила желание прийти. Действительно, наверное, минут 20 или 30 они простояли, потому что, понимаете, когда идет парад, то, конечно, там где-то какие-то дороги, переулки оцеплены. Там техника движется и так далее. Но у меня на глазах приехал губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, приехала Валентина Ивановна Матвиенко, и они попросили незамедлительно оцепление снять. И это было сделано.

Более того, все, кто там находился и имел какое-то отношение к власти, в голос просили прощения за эту досадную оплошность, за то, что какое-то время пришлось подождать. Потом все прекрасно приняли участие в церемонии вместе с Путиным, он со многими пообщался. Еще раз повторяю, речь не идет о нескольких часах, я сам там был и все это видел.

–– Вообще, есть у вас какое-то ощущение, что сейчас несколько более надрывно, что ли, обсуждается тема патриотизма? Как-то так сложились события в один ряд, и вдруг она вышла чуть ли не на первое место. Почему это произошло?

–– Она не надрывно обсуждается. Просто тема патриотизма стала более активно обсуждаться, потому что общество-то у нас развивается, становится более активным, как и люди. Люди больше интересуются процессами, которые происходят, они хотят иметь большую сопричастность к тому, что происходит.


Как раз весьма позитивно, что общество становится более патриотическим, более требовательным к патриотизму. Опять же, и государство не всегда выдерживает эту планку, то есть тоже государству еще нужно перестраиваться, чтобы отвечать на эти высокое запросы.

–– Одно из направлений в этой патриотической дискуссии касается, конечно, событий на Украине, потому что очень многие следят и переживают из-за того, что там происходит. Как сейчас, когда на Украине говорят о возможности досрочных выборов президента, относится к этому руководство Российской Федерации?

–– Конечно, руководство Российской Федерации хотело бы видеть Украину, братскую для нас страну, процветающей, стабильной, демократической, богатой и очень близкой нам и духовно, и экономически, и инвестиционно. Вот это то, что очень хотелось бы видеть. Конечно, с беспокойством руководство России наблюдает за тем, что происходит на Украине. Мы желаем нашим украинским коллегам и партнерам как можно скорее урегулировать ситуацию, которую сейчас мы наблюдаем в стране.

–– Что нужно сейчас делать России, если нужно? Например, парламент Крыма уже готов обратиться к Владимиру Путину с просьбой о неких гарантиях для автономии.

–– России, собственно, наверное, нужно делать то, что она делает. Первое, невзирая ни на что, оказывать помощь братской стране и одному из ведущих наших партнеров. Второе, не вмешиваться во внутренние дела Украины и внимательно прислушиваться к возможным обращениям наших украинских партнеров на предмет оказания того или содействия, предоставления тех или иных услуг. Но, опять же, только, если эти обращения поступают от самих украинцев.

–– В Киеве сейчас говорят о том, что опасаются того, что Россия не выполнит свои обещания по предоставлению кредита, что будут как-то пересмотрены договоренности по поставкам газа, которые были достигнуты некоторое время назад. Что вы можете сказать по поводу этих опасений?

–– Существуют контракты, существуют приложения к контрактам. Там четко прописано, по какой цене поставляется газ, как он оплачивается и в течение какого времени. Поэтому в случае элементарного выполнения условий действующих документов ни у кого никаких оснований что-либо пересматривать нет и не будет, это однозначно.

Конечно, у нас вызывает обеспокоенность растущий долг за поставки газа. Как вы знаете, "Газпром" уже заявлял о том, что долг растет весьма стремительно, и это вызывает обеспокоенность. Но мы надеемся все-таки, что наши украинские партнеры выполнят все пункты действующего соглашения.

Что касается предложений оказания помощи, то опять же Путин давал разъяснения на этот счет. Он сказал, что Россия не собирается ничего пересматривать, потому что помощь оказывается народу страны, который попал в нелегкую ситуацию. Но, конечно, потребуется какое-то время, пока новый глава правительства разъяснит Москве то, насколько, скажем так, сохраняется приверженность тому курсу, который был заявлен ранее.

–– Получается, что если украинская сторона не может подтвердить те договоренности, которые были достигнуты, в силу каких-то политических изменений, то тогда Москве придется как-то пересматривать свою линию поведения, я правильно понимаю?

–– Так вопрос не ставится. Но как минимум, конечно, в Москве хотят понять, что в Киеве есть стройное понимание того, как и на какие цели эти средства будут тратиться дальше.

Москва документально никак не обуславливала предоставление этого кредита, никаких письменных обязательств со стороны украинских партнеров никто не брал, как это делает МВФ и другие международные финансовые структуры, предоставляя заемные средства. Но здесь просто вопрос того, что нужно какое-то элементарное понимание того, что с этими деньгами будет происходить.

–– Прокомментируйте, пожалуйста, тогда постоянные обвинения, которые звучат в адрес России, в давлении на Украину.

–– В чем здесь давление? Давление в том, чтобы Украина отказывалась от своей евроориентации? Россия не может на это давить и не давит. Россия заинтересована в партнерстве и сотрудничестве, так же в партнерстве и сотрудничестве с Россией заинтересована и Украина. В рамках этого процесса Россия предлагает Украине целый инструментарий сотрудничества: это и инвестиционное сотрудничество, и обмен активами, и кредитование под конкретные крупные проекты, и развитие совместного производства, и так далее.

У украинцев есть возможность просто сравнить, что предлагается с российской стороны и что предлагается со стороны ЕС. А дальше уже их дело выбирать, какая пропорция векторов развития будет у страны. На это Москва просто не в силах давить. Это решают сами украинцы.

–– Какие возможные сценарии развития ситуации предусматривают в Москве? Разрабатывается ли какой-то свой собственный сценарий, как поступать в том или ином случае? Потому что самый неблагоприятный момент, который у нас часто обсуждают эксперты, –– это раскол Украины на восточную и западную части. Он вообще возможен, как вы думаете?

–– Хотелось бы верить, что нет. Конечно, в данном случае мы, еще раз повторяю, заинтересованы в сохранении территориальной и политической целостности Украины как государства.

–– Дмитрий Сергеевич, понятно, что мы заинтересованы. Но как вы думаете, там-то как будет все развиваться? Потому что, например, Кличко сказал, по-моему, вчера, что они на пороге гражданской войны стоят на Украине.

–– Я не могу ответить на ваш вопрос, потому что в данном случае просто не имею на это права, просто возвращаясь к тому, что я сказал выше: мы хотим видеть единую, процветающую Украину.

–– Насколько беспокоит Россию и должно ли беспокоить тот рост националистических настроений, который сейчас есть на Украине? По крайней мере, Путин об этом упоминал недавно.

–– Да. Это очень беспокоит. Русофобия, тем более, которая тщательно культивируется и извне, и изнутри Украины, этими самыми ультраправыми, причем они используют как посланцев даже религиозных деятелей, священников, вообще ни в какие ворота не лезет. То есть это действительно вызывает очень серьезную обеспокоенность.

–– Действия Российской Федерации в связи с этим? Никаких? Пока просто внимательно следить за развитием событий?

–– В данном случае все-таки давайте не забывать, что сотрудничество и отношения же не прекращаются, они же не застыли, процесс идет по всем, собственно, азимутам. На повестке дня и газовая тема, и тема продолжения финансовой помощи, дальнейшего кредитования и так далее. Очень активные обмены контактами на самых разных уровнях происходят, поэтому ничего не останавливается.

–– Последний тогда у меня вопрос, он касается непосредственно области СМИ. Появились слухи о том, что после Олимпиады будет некое изменение в политике государства в отношении них. В качестве доказательства приводится информация о том, что радиостанция "Эхо Москвы", возможно, уже через несколько дней получит нового генерального директора. Вот "Газпром-медиа" выдвигает свою кандидатуру на внеочередное собрание акционеров. Я уже много раз читаю о том, что "это доказательство того, что опять происходит какое-то изменение в отношениях между государством и прессой".

–– Во-первых, "Эхо Москвы" –– это негосударственное радио. Во-вторых, какой там генеральный директор, решать все-таки, наверное, акционерам этого СМИ. Главным акционером, если я не ошибаюсь, является "Газпром-медиа".

Соответственно, увязывать те или иные действия собственника с Олимпиадой или с концом Олимпиады, наверное, нелепо. Тем более, ожидать, что эти действия приведут к какому-то там зажиму СМИ. В конце концов, собственник, если хочет, поступает со средством массовой информации на свое усмотрение, он на то и собственник.

Но я тоже слышал про эту историю с генеральным директором, но там все-таки есть главный редактор, который определяет политику СМИ. Но, опять же, повторяю, это внутренний процесс, и не государственного, а частного СМИ, поэтому это, я считаю, что это их внутрикорпоративное дело.

http://www.kommersant.ru/RSS/section-specproject.xml RSS поток

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение