• Москва, -7...-10 снег
    • $ 64,15 USD
    • 68,47 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Оперативно уполномоченная

Кандидатура Эллы Памфиловой не вызвала долгих споров на встрече правозащитников с Владимиром Путиным

Вчера президент России Владимир Путин согласился с выдвижением на пост нового уполномоченного по правам человека Эллы Памфиловой, а специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ отмечает, что полное единодушие правозащитников по поводу ее кандидатуры не в последнюю очередь связано с тем, что сами правозащитники очень опасались: им могут предложить не проверенного ими человека.


Важно, что на закрытой части встречи президент пообещал поговорить с председателем Верховного суда Вячеславом Лебедевым по поводу обвиняемых по "болотному делу": "Чтобы наказание понесли только реально виновные люди".


Фракция "Единая Россия" в Госдуме, как известно, успела выдвинуть на этот пост других людей — Павла Крашенинникова и Николая Булаева. Правозащитники приняли это известие, по сведениям "Ъ", очень близко к сердцу. Их, мягко говоря, насторожила перспектива иметь дело с людьми, может, и подходящими для этой должности, но способными внушить им какие-то опасения (а что может быть более простым и даже гарантированным делом, чем внушить опасения правозащитникам?).

Тем более что прошел слух: в администрации президента были бы не против, если бы в этой должности утвердили Эллу Памфилову.

А к ней ни у кого из правозащитников (такое удивительное дело) предубеждений нет: от нее за многие годы никто зла не видел, хотя взаимодействовали с ней много. Она и министром соцзащиты была, и госгранты для НКО в последнее время распределяла. Да и сама правозащитное движение "Гражданское достоинство" возглавляла.

И все равно не смогла настроить против себя правозащитное сообщество.

Член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Елизавета Глинка написала письмо президенту с просьбой назначить на пост уполномоченного по правам человека в России Эллу Памфилову. Об этом на встрече с правозащитниками в первую очередь сказал господин Путин:

— Я попросил вас сегодня собраться, после того как получил ваше письмо, которое вы все подписывали. Речь идет о том, что у нашего действующего омбудсмена заканчивается в соответствии с законом срок его пребывания в этой позиции, в этой должности (так в позиции или все-таки должности? — А. К.) и нужно выбрать другого достойного человека.

Интонационно он не поставил запятой между словами "другого" и "достойного". Владимир Путин и в самом деле полностью удовлетворен многолетней деятельностью Владимира Лукина на этом посту.

Глава СПЧ Михаил Федотов рассказал, что письмо Елизаветы Глинки к президенту подписали почти 50 членов СПЧ, и в одной, хотя и не короткой фразе воздал должное и Владимиру Лукину, и Элле Памфиловой сразу:

— Пример нынешнего уполномоченного по правам человека Лукина наглядно доказывает, какие человеческие качества являются важнейшими для омбудсмена: искренность, преданность делу, настойчивость в отстаивании прав и свобод человека как высшей ценности нашего государства, безукоризненная репутация, непререкаемый авторитет в правозащитном сообществе, дар переговорщика и медиатора в непростых взаимоотношениях гражданского общества с властью! И мы все убеждены в том, что Элла Александровна Памфилова является как раз человеком, в котором идеально сочетаются эти качества.

Впрочем, в такой компании неплохо смотрелся бы и сам Михаил Федотов.

Глава СПЧ вспомнил, как Элла Памфилова хорошо справилась с раздачей государственных грантов для НКО.

— Когда вы ей это поручили,— сказал он президенту.

— Ничего я ей не поручал! Я согласился с вашим предложением,— напомнил присутствующим правила игры господин Путин.

— Ну да,— на мгновение задумался Михаил Федотов.— Вы согласились и поручили... И ни одного нарушения, скандала, никаких истерик не было.

Владимир Лукин сказал, что "готов передать эстафетную палочку" (чувствуются навыки президента Паралимпийского комитета России, которым он, по данным "Ъ", продолжит оставаться), когда Госдума утвердит нового уполномоченного. А формально его уполномочия истекают 17 февраля.

Владимир Путин все равно уже сейчас поблагодарил Владимира Лукина за сделанное, отметив, что на таком посту нужны и принципиальность, и гибкость (то есть без гибкости, он дал понять, в такой должности делать нечего, в конце концов, новому уполномоченному ведь придется иметь дело с Владимиром Путиным).

— Мы уважения и доверия к другу не потеряли,— продемонстрировал, как на деле надо проявлять гибкость, Владимир Лукин.

И он еще раз категорически поддержал выдвижение Эллы Памфиловой.

— А она сама-то согласна? — поинтересовался президент.— С ней говорили?

Правозащитники смущенно переглянулись. Они не думали, что президент сейчас тоже продемонстрирует гибкость и даст возможность предположить, что он сам этим вопросом, получив письмо, и не занимался.

— С ней говорили,— выручил всех Михаил Федотов.— Она сказала, что, если президент ее выдвинет, она...

Ожидалось, что он сейчас скажет: "Конечно, согласится".

— Будет разговаривать с президентом,— закончил свой рассказ Михаил Федотов.

Президент кивнул. Владимир Лукин от души добавил:

— Конечно! Сразу соглашаться даме неприлично!

Владимир Путин с интересом посмотрел на него. Все-таки возможности Владимира Лукина на этом посту не до конца исчерпаны, должен был подумать президент.

— Но не соглашаться еще более неприлично! — логично завершил Владимир Лукин.

На этом сеанс гибкости был, казалось, все-таки исчерпан.

В разговор вступила Людмила Алексеева, которая рассказала, что ей не так давно позвонили журналисты, которые прочитали в газете "Коммерсантъ" о том, что есть идея выдвинуть на пост уполномоченного Эллу Памфилову. И тогда Людмила Алексеева перезвонила Элле Памфиловой, смутившейся от такой информации.

— Она сказала, что это ведь все-таки пока слух и что вообще-то она польщена.

Людмила Алексеева добавила, что правозащитники "сами, честно говоря, зачастую не очень хорошие люди" и что взаимодействовать с ними крайне сложно. И что в этой ситуации правозащитники смотрят на кандидатуру госпожи Памфиловой единогласно: с надеждой.

— С надеждой, что она будет нас кушать?! — переспросил Владимир Путин.— Вы понимаете это?

Сам-то он, наверное, понимал, что Элла Памфилова не будет кушать. Но прикусывать будет.

Елизавета Глинка, исполнительный директор "Справедливой помощи", также поддержала выдвижение Эллы Памфиловой, подчеркнув, что она всегда, когда надо, и в КПЗ идет, и в больницы, как бы далеко ни пришлось идти.

— Так что не бойтесь! — приободрила она Владимира Путина.

Происходившее уже напоминало заседание политбюро ЦК КПСС по выдвижению кандидатуры на пост генерального секретаря. То есть заседание политбюро правозащитников по выдвижению Эллы Памфиловой на пост уполномоченного по правам человека. Каждый из выступавших стремился найти в Элле Памфиловой все новые и новые достоинства.

Впрочем, уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский честно сказал Владимиру Путину, что назначение на этот пост человека, рекомендованного "Единой Россией", то есть партией, которая инициировала законы, неоднозначно принятые в правозащитном сообществе, было бы так же неоднозначно воспринято в этом сообществе.

То есть он подтвердил, что сейчас здесь голосовали не "за" кого-то, а скорее "против" кого-то.

— А другие кандидаты у вас не появлялись? — не выдержал уже, казалось, и сам Владимир Путин.

— Они не подошли! — объяснила глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

— А вы, Людмила Александровна? — спросил господин Путин.

Она сказала, что, конечно, поддерживает Эллу Памфилову.

— А вы сами? — уточнил свой вопрос президент.

— Мне уже 86 лет,— сказала она.— Я и раньше говорила: "Какие у меня планы на будущее? Дай бог, живая в этом году останусь".

Владимир Путин был готов к этому ответу. Между тем было видно, что он хочет подчеркнуть свое особое отношение к Людмиле Алексеевой.

Снова речь зашла про Владимира Лукина, и выяснилось, что никто из присутствующих вообще-то до сих пор не представлял, что на его месте мог бы оказаться кто-то другой.

— Я прошу завершить этот процесс,— наконец взмолился и сам Владимир Лукин,— потому что Владимир Владимирович подумает, что это я вас подговорил.

— Я так и подумал,— пожал плечами президент.

— Попробуй нас подговори! — воскликнула Людмила Алексеева, у которой, к счастью, сохранились идеальные представления о правозащитном движении.— Не зря же говорят: три правозащитника — пять мнений!

Впрочем, сегодня в Ново-Огарево на полдюжины правозащитников было все-таки одно.

Вернее, два: одно одобряло Владимира Лукина, другое — Эллу Памфилову.

— Важно, чтобы они хотя бы какое-то время поработали вместе! — произнесла Елена Тополева-Солдунова, глава Агентства социальной информации.

— То есть вы предлагаете ввести пост наставника уполномоченного,— засмеялся Михаил Федотов.

Владимир Путин заявил, что, конечно, опыт и данные Владимира Лукина надо будет использовать.

— Может быть, имея в виду международный аспект...— добавил он.

— Ой, а я знаю! — воскликнула Елена Тополева-Солдунова.— Я придумала!..

Ей на миг показалось, видимо, что все вот так и решается.

— Ну скажите! — попросил ее господин Путин.

Она смутилась и сначала не хотела говорить, но он ее убедил.

— В Общественной палате!.. У нас же будет новый состав! Ну вот и...

Она, очевидно, имела в виду, что Владимир Лукин может возглавить палату.

— Как один из вариантов,— сказал президент.

Было ясно, что сам он имеет в виду что-то другое.

— Я думал, это похороны,— резюмировал сам Владимир Лукин.— А это свадьба!

Скорее, это было и то и другое.

В результате президент, конечно, поддержал выдвижение Эллы Памфиловой. И получилось, что, мягко говоря, не в пользу "Единой России". А скорее даже в пику ей.

После этого правозащитники остались с президентом без журналистов еще на полчаса: Александр Музыкантский сказал президенту, что, если они не воспользуются таким случаем, чтобы поднять другие проблемы правозащитного движения, сообщество не простит им этого.

Главным предметом обсуждения, по сведениям "Ъ", была ситуация с обвиняемыми по "болотному делу". Известно, что накануне прокуроры попросили для нескольких человек от пяти до шести лет лишения свободы.

Так вот, по словам одного из моих собеседников, господин Путин в очередной раз заявил, что вмешиваться в судебные дела не может. Но при этом неожиданно пообещал в конце концов поговорить по этому поводу с председателем Верховного суда Вячеславом Лебедевым: "Чтобы наказание понесли реально виновные люди... Для этого надо еще раз проверить, все ли правильно в системе доказательств".

Еще некоторое время говорили о проблеме мигрантов. Господин Путин рассказал, что понимает: все не так просто и однозначно в этой проблеме. Президент добавил, что у него есть, например, знакомые, которые недавно попали в неприятную ситуацию. Уехали в близкое зарубежье, а когда возвращались, на границе у них возникли проблемы: "Их успели занести в какой-то реестр, и они стали невъездными".

Владимир Лукин после встречи рассказывал что-то тележурналистам и выглядел отчего-то очень довольным. Я спросил его, отчего.

— Только извращенные люди,— с вызовом ответил он,— могут считать, что возвращение в позицию (все-таки в позицию.— А. К.) свободного человека может вызвать ужас и отвращение!

— Да просто ему нравится, что его любят! — добавила стоявшая рядом Людмила Алексеева, с любовью поглядев на Владимира Лукина.

— Как говорил поэт Николай Глазков: "Я по примеру всех простых людей предпочитаю счастье без борьбы!" — продолжил Владимир Лукин.

— А вы считаете, правозащитникам надо любить уполномоченного по правам человека? — переспросил я у Людмилы Алексеевой.

— Надо любить! — уверенно ответила она.— Каким бы он ни был!

И она рассказала о предшественнике Владимира Лукина Олеге Миронове:

— Два года он меня посылал!.. Я еще только подхожу к нему, а вижу: он думает, что бы такое мне сказать, чтобы отказать! А даже еще не знает, о чем я! А потом, только через два года, он прочитал книжку польской правозащитницы Евы... не помню фамилию...— и признался мне, что она права: хороший уполномоченный по правам человека — это тот, с которым власти трудно. И мы с ним начали работать!

— А если бы Пушкин был жив,— мечтательно сказал Владимир Лукин,— он бы написал: "У нас ценить умеют только мертвых. И живых омбудсменов!"

Дай вам бог здоровья, Владимир Петрович!

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение