• Москва, +11....+14 небольшой дождь
    • $ 63,40 USD
    • 70,93 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

"Потребовались радикальные решения"

Московский мэр о событиях в Западном Бирюлево

Мэр Москвы СЕРГЕЙ СОБЯНИН рассказал корреспондентам журнала "Коммерсантъ-Власть" АЛЕКСАНДРУ ГАБУЕВУ и ЕЛИЗАВЕТЕ СУРНАЧЕВОЙ о причинах и последствиях погромов в Бирюлево, а также о том, как город намерен бороться с подобными ситуациями впредь.


— Как вы провели вечер 13 октября, когда шли погромы в Бирюлево?

— Я был на связи. Мы постоянно разговаривали и с министром внутренних дел, и с начальником ГУВД, и с моими подчиненными. До двух часов ночи.

— А почему сами не поехали в Бирюлево?

— Куда приезжать? На рынок? Разбираться с националистами, махать дубинкой? Это задача профессионалов, которые хорошо выполнили свою работу. При этом я был полностью в курсе происходящего.

— Почему ситуация так быстро вышла из-под контроля? В чем причина провала? Ведь перед событиями 13-го был еще один "народный сход", был опыт беспорядков на Манежной площади.

— А в чем провал? Есть разные истории. Убийство — это одна. Возмущение жителей Бирюлево работой этой овощной базы и большим количеством мигрантов — вторая история. Выход националистов и погромы — третья. Не надо все валить в кучу, иначе мы так и не поймем, что там происходило.

— А что, на ваш взгляд, происходило?

— Мне кажется, это синергия всех этих факторов. Во-первых, убийство детонировало ситуацию, как в 2010 году убийство болельщика детонировало аналогичную историю (с беспорядками на Манежной.— "Ъ"). Второе — есть объективный фактор, когда крупные торговые предприятия нанимают большое количество мигрантов и выходцев из южных субъектов РФ. И предприятие, в котором работают тысячи таких людей, не может не создавать напряженную атмосферу в том или ином районе. Эта овощебаза, пожалуй, самая крупная в Москве. Существовали объективные предпосылки наличия мигрантов: часть из них законна, часть из них незаконна. Было много выходцев с Кавказа. И владельцы, я так понимаю, сами выходцы с Кавказа. В-третьих, в событиях поучаствовали экстремистские элементы, которые приехали на так называемый народный сход. Сами по себе участники "народного схода", насколько мне известно, не принимали участия ни в погромах, ни в прочих хулиганских действиях. Это люди, которые пришли выразить свое требование навести порядок. Но в результате произошла нештатная ситуация, в которую пришлось вмешиваться большим силам полиции. Разумеется, мы уже не могли просто так оставить эту ситуацию, выписать какие-то административные протоколы и тем ограничиться. Потребовались радикальные решения. Была проведена комплексная проверка, работа этого предприятия была остановлена. Роспотребнадзор обратился в суд с иском о закрытии базы на постоянной основе.

— Насколько нештатное решение о закрытии овощной базы обоснованно? Есть возмущение населения. А есть такая вещь, как неприкосновенность частной собственности.

— Да, это частное предприятие, частная собственность. Но я считаю, что владельцы сами виноваты. При таких объемах оборота, при таких доходах они могли более цивилизованно вести свой бизнес и не доводить дело до такой ситуации. Жадность погубила. Хотели с грубыми нарушениями санитарных норм, трудового, миграционного законодательства отбить побольше бабок — ну и получили то, что получили. Бизнес надо вести цивилизованно. Не умеешь цивилизованно вести бизнес — ты должен быть наказан. По поводу миграционного законодательства у них уже было несколько нарушений, несколько штрафов. И в этом году, и в предыдущие годы. То есть владельцы довели до ситуации, когда мы были вынуждены принимать жесткие меры.

— Это только после убийства Егора Щербакова и погромов стало ясно, что бизнес на овощебазе в Бирюлево ведется нецивилизованно? Раньше этого не было заметно? Овощебаза занимает чуть ли не 60% от всего рынка овощей и фруктов в Москве. Она же должна была и раньше находиться под лупой у правоохранительных органов, ФМС, Роспотребнадзора...

(В этот момент звонит заместитель мэра Александр Горбенко и докладывает о задержании убийцы — Орхана Зейналова.)

— Только что задержали этого гражданина. У нас все должно быть под лупой. Но так система не работает — под лупой все досматривать. Как вы знаете, под давлением общественности и бизнеса были приняты законы, когда тот же Роспотребнадзор и контролирующие органы могут приходить с проверкой только раз в три года. Это было сделано по предложению бизнеса, который говорил: "Мы ответственные люди, избавьте нас от чиновников, которые нас обижают, требуют взяток, мы сами наведем порядок". Ну вот, навели. Вообще, я считаю, что ситуацию, когда в торговле инспектор приходит с плановой проверкой раз в несколько лет, нужно убирать. На торговых предприятиях, особенно в рознице, инспекторы Роспотребнадзора должны быть каждый день. По-другому не получается. Это все идеалистические штучки, которые у нас не работают.

— А не может быть, что ситуацию с убийством Егора Щербакова просто использовали конкуренты "Новых Черемушек"? И что, теперь после каждого такого случая будете закрывать предприятия?

— Мы точно знаем, что здесь такого не было. Во-вторых, власть — это не болванчики какие-то, которые выполняют свои инструкции. Ситуация политизирована. Да, люди потребовали радикальных мер. И я считаю, что мы должны слышать людей. Надо не только инструкцию выполнять. Кроме этой базы, кстати, мы закрыли 30 рынков и 10 тыс. точек мелкорозничной торговли. Занимались этим 2,5 года. Причем закрывали такие рынки, которые не чета "Новым Черемушкам". Те же "Лужники", "Эмерал"... Да "Новые Черемушки" по сравнению с ними просто отдыхают!

— Мэрию в связи с этим не раз обвиняли в лоббировании интересов крупных торговых сетей.

— Что бы ты ни сделал, тебя всегда в чем-то обвинят. Никакого лоббизма нет. "Лужники" или "Эмерал" — это атавизмы начала 1990-х. Москва — столичный город с колоссальным экономическим потенциалом. Мне кажется, город достоин более цивилизованных форм торговли.

— Где еще в Москве возможны такие проблемы, как в Бирюлево?

— На всех рынках и на всех торговых базах подобного рода.

— У города есть какая-то стратегия работы с такими проблемными зонами?

— Есть несколько вариантов борьбы со всем этим. Первый вариант — это работа правоохранительных органов, ФМС. Второй касается региональных властей. Это создание соответствующей инфраструктуры. Чтобы вместо открытых рынков были нормальные магазины, вместо таких овощных баз, которые используют огромное количество ручного труда,— более автоматизированные предприятия. И расположенные не в черте города, а за городом. Что мы и делаем.

Интервью взяли Александр Габуев и Елизавета Сурначева


Полную версию интервью читайте 21 октября в журнале "Коммерсантъ-Власть".


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение