• Москва, +17....+27 ясно
    • $ 64,74 USD
    • 73,09 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Flickr.com/Tedxzurich

Джеймс Глаттфельдер

"Мы никогда не поймем наших нынешних проблем, пока не изучим модель контроля, существующую в обществе"


Текст: Алексей Гостев


"Теория заговора" — это обычно негативный риторический прием, который используется для того, чтобы положить собеседника на обе лопатки. "Так вы что, верите в теорию заговора?" — со снисходительной улыбкой говорит телеведущий какому-нибудь консервативному публицисту, после чего этот публицист в глазах "здравомыслящей" публики получает репутацию законченного идиота.

Среди "здравомыслящей" публики принято считать, что мир управляется "невидимой рукой рынка", все процессы в демократическом обществе — результат сочетания сложных экономических и социальных законов, а разговоры о глобальной финансовой элите, мировой закулисе и тому подобных вещах — удел фанатиков и маргиналов. Швейцарский математик Джеймс Глаттфельдер подошел к вопросу о заговоре со строго математических позиций. Он построил карту отношений власти и контроля в глобальной экономике. Ученый пришел к выводу, что современный мир страдает от "закупорки" контрольных механизмов, а количество субъектов, фактически контролирующих 80% мировой экономики, не превышает нескольких сотен.

Вы правда пришли к выводу, что миром правит маленькая кучка людей? В одном из своих выступлений вы называли цифру 737...

Да, я пришел к выводу, что миром управляют 737 акционеров. Хотел бы уточнить, что это значит. Я начинал с исследования сложных систем математическими методами. Например, вы можете построить математическую модель стаи перелетных птиц. Меня поразило, что мы, исследуя сложные системы в космосе или в организации молекул, не имеем никакого представления о том, как работает наше общество. Мы решили восполнить этот пробел. Исходили из общепринятого тезиса: власть в мировой экономике принадлежит транснациональным корпорациям. В мире насчитывается 43 тыс. таких корпораций. Затем была построена схема, содержащая акционеров этих корпораций и, наконец, акционеров акционеров. В результате мы получили модель, включающую примерно 600 тыс. субъектов собственности и более миллиона "собственнических" отношений. Это и есть ядро мировой экономики — здесь определяются все основные экономические процессы.

Но 600 тыс. довольно большая цифра. Тем более в нее входят не столько реальные люди, сколько организации, владеющие другими организациями. Все это не тянет нa шокирующую правду о мире, которым управляет тайный клуб.

Здесь мы подходим к математике другого уровня — математике контроля. Отношения контроля и власти распределены среди этих 600 тыс. субъектов далеко не равномерно. Идеальная модель любой сложной системы — это сеть. Мы разработали модель "сети глобального корпоративного контроля" в виде шара с множеством взаимосвязанных точек. В некоторых точках такого шара сходилось гораздо больше линий, чем в других. Эти узлы оказывают непропорционально большое влияние на функционирование всей системы. Для того чтобы контролировать компанию, акционеру необязательно владеть 100% ее капитала. Всем известно, что для полного контроля над организацией достаточно владеть 50% ее стоимости. Однако вы можете "по принципу матрешки" контролировать одну организацию, которая будет контролировать другую, и т. д. Отношения контроля можно сравнить с пробками в мегаполисе. Машины циркулируют по трубам, но в отдельных местах образуются заторы и скапливается чрезвычайно много контроля. При этом и сама сфера транснациональных компаний неравномерна: 36% компаний зарабатывают 95% всех денег. Если проследить все эти контрольные отношения, мы и получим эту цифру — 737 ведущих акционеров контролируют 80% стоимости транснациональных корпораций.

Значит, все-таки всемирный заговор? И миром управляет маленький кагал финансовой олигархии?

Не думаю, что здесь можно говорить о заговоре. Я уверен, это системное свойство. Такая концентрация возникла не сверху вниз, а снизу вверх — как следствие фундаментальных законов нашей экономической системы, которые ведут к растущей концентрации ресурсов в руках очень узкой элиты.

Что же из этого следует? Может быть, так устроена любая социальная система?

До некоторой степени да. Во всяком случае, такие системы распространены и в природе, и в обществе. Если вы возьмете стаю птиц, или древнее племя, или Римскую империю — везде вы увидите одно и то же. Это будут огромная периферия, где элементы (в социальных системах — люди) слабо связаны между собой, и узкое ядро, в котором все элементы очень тесно связаны и контролируют всю систему. Это несколько аристократических семей или несколько самых сильных государств в системе международных отношений. Проблемой могут быть относительные размеры системы и этого ядра. Чем меньше ядро и теснее связи в нем, тем менее устойчива система, тем легче вывести ее из равновесия, если ядро окажется в кризисе. Это как авторитарное государство, где вся власть в руках у узкой касты избранных.

И это делает мировую экономику неустойчивой?

Строя свою модель корпоративного контроля, мы пришли к еще более поразительным выводам. Внутри ядра из 737 субъектов находится еще маленькое ядрышко из примерно 150 сверхмогущественных акционеров, которые вместе контролируют 40% собственности глобальных корпораций! Вся огромная мировая экономика сходится в "бутылочном горлышке" этой сотни собственников мира. Такая система не может быть устойчивой. Возможно, затяжной мировой кризис — это прежде всего кризис ядра. Во всяком случае, роль этого ядра нуждается в непредвзятом изучении. Мы никогда не поймем наших нынешних проблем, пока не изучим модель контроля, существующую в нашем обществе.

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" №5 от 01.05.2013, стр. 38

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение