• Москва, +5....+12 облачно
    • $ 63,86 USD
    • 71,59 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Вячеслав Прокофьев / Коммерсантъ

Взяли себя в свои руки

экономика

В декабре прошлого года Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ) представила Министерству связи свою стратегию развития ИТ-отрасли, разработанную совместно с McKinsey. По словам экспертов, если бы предложенные меры были реализованы, доля ИТ-индустрии в российском ВВП могла бы вырасти с 1% до 2,5% и более.


СВЕТЛАНА РАГИМОВА


Попытка номер три


Документ "О мерах по развитию отрасли ИТ в Российской Федерации. Подход бизнес-сообщества", выпущенный АП КИТ, получился масштабным. В нем на 57 страницах рассказывается о том, как повысить в стране производительность труда за счет внедрения информационных технологий и добиться тем самым увеличения ВВП, активизировать модернизацию и встать наконец на инновационный путь развития. Для этого необходимо активное содействие со стороны государства, причем не отдельными мерами, а в комплексе. Что в итоге должно привести к созданию экосистемы, благоприятной для развития ИТ-отрасли, которую авторы проекты подразделяют на три основных сегмента — ИТ-услуги, ПО и оборудование.

Николай Комлев, исполнительный директор АП КИТ, рассказывает, что в 2003-2004 годах ассоциация уже разрабатывала концепцию развития ИТ-рынка на 2005-2010 годы. Тогда команда Мининформсвязи под руководством Леонида Реймана взяла эту концепцию за основу стратегии, которая была затем одобрена в правительстве. Правда, тогда к работе не привлекали консультантов уровня McKinsey — не нашлось финансирования, чтобы оплачивать довольно высокие гонорары. Была и вторая, промежуточная, стратегия, судьба которой неизвестна. Так что нынешний документ уже третий такого рода.

Но в этот раз деньги удалось собрать — большую часть бюджета составили взносы спонсоров из числа системных интеграторов. Кроме того, раскошелилась и компания Microsoft. Участвовать деньгами хотели также IBM и HP, но не успели — на текущий год их маркетинговые бюджеты были расписаны, а чтобы получить новые, требовалось время. Николай Прянишников, президент Microsoft в России, объясняет участие компании в этом проекте так: "Мы, как мировой лидер ИТ-индустрии, заинтересованы в развитии ИТ-отрасли в России. Мы открыты к сотрудничеству со всеми значимыми индустриальными общественными организациями и ассоциациями, целью которых является развитие российского ИТ-рынка и инновационной экономики страны в целом. Компания поддержала инициативу АП КИТ по развитию диалога индустрии с государственными органами, так как считает, что коллективная точка зрения индустрии на развитие отрасли должна учитываться при выработке любых решений, в том числе при определении направления фокусных усилий государства".

Тагир Яппаров, глава компании "АйТи", считает появление такого стратегического документа вполне закономерным: "Наличие долгосрочной стратегии — это показатель высокого уровня зрелости компании или целого рынка. ИТ-рынок — один из немногих секторов нашей экономики, который был создан практически с нуля уже в постсоветское время силами энтузиастов. До недавнего времени со стороны других секторов и руководства страны был определенный скепсис относительно значимости нашей индустрии, ее заметности на фоне других отраслей, да и в целом важности решаемых отраслью задач для российской экономики. Поэтому долгие годы отрасль решала свои задачи и реализовывала стратегии на уровне, не выходящем на приоритетный для обсуждения на высоких государственных трибунах. Сегодня можно говорить, что отрасль в целом состоялась. Например, она стала одной из лидирующих экспортных индустрий нашей страны. Показатель экспорта ПО и услуг в прошедшем году составил около $4 млрд, что всего в несколько раз меньше, чем экспорт вооружений, являющийся основой наших зарубежных поставок на внешние несырьевые рынки".

Кроме того, по словам господина Яппарова, практически весь рынок осознает, что невозможно решить острые проблемы ИТ-индустрии исключительно в своем кругу, внутри отрасли. Речь идет прежде всего о проблеме подготовки кадров для ИТ-индустрии. "Здесь явно недостаточно просто помогать вузам с организацией учебных курсов и лабораторий, требуются системные изменения на всех уровнях подготовки специалистов в вузах и колледжах",— уверен Тагир Яппаров. Другой такой проблемой является помощь ИТ-компаниям в выходе на новые зарубежные рынки. "Я часто бываю на международных выставках-конференциях и вижу системную работу правительств Индии, Бразилии, Израиля, Китая по организации представления ИТ-компаний этих стран на общих стендах, проведению специальных дней стран на таких мероприятиях. Конечно, нужны и льготы для компаний-разработчиков собственных решений",— заключает он.

Семь раз измерь


Господин Комлев рассказывает, что партнера, консалтинговую компанию для проекта, выбирали в рамках конкурса, в котором участвовали и российские, и мировые компании. "Зная по опыту участия в ИТ-госпроектах, каким недальновидным бывает выбор лишь по одному критерию — минимальной цене, мы руководствовались совокупностью критериев. Среди них в том числе и опыт разработки аналогичных документов, и компетентность, вес в глазах конечного адресата проекта".

В роли адресата инициаторы создания этого документа видят не только и не столько Минсвязи, сколько правительство. "Среди целей создания данного документа — показать руководству страны роль отрасли ИТ в развитии всей экономики; описать возможные сценарии развития отрасли ИТ в России; продемонстрировать возможные последствия развития этой индустрии в России и примеры других стран,— объясняет господин Комлев.— Ну и, разумеется, предложить набор мер по поддержке развития отрасли, необходимых со стороны государства. Мы целенаправленно готовили этот документ к моменту обновления правительства в 2012 году. Нам казалось, что новый состав правительства и руководства страны захочет скорректировать курс — захочет не на словах, а на деле предпринять попытку перехода с сырьевой модели экономики на высокотехнологичную".

Алексей Ананьин, глава компании "Борлас", который также был участником рабочей группы, добавляет: "Мы хотели донести наше видение, каким образом госструктуры вместо слов о важности инноваций могут перейти к практической поддержке ИТ-отрасли и с ее помощью — к развитию собственно реального сектора".

Михаил Краснов, основатель компании Verysell, возглавил рабочую группу, занимавшуюся проектом. В общей сложности эта деятельность заняла девять месяцев: в течение первых двух выбирали консультантов, какое-то время заняло согласование договора, работа над документом уже совместно с сотрудниками McKinsey заняла полгода. Рабочая группа встречалась не реже одного раза в месяц, в остальное время взаимодействие происходило по электронной почте. Также четыре раза организовывались расширенные встречи вместе с управляющим комитетом АП КИТ. В ходе таких собраний обсуждалась текущая версия документа, и, по словам господина Краснова, итоговый вариант сильно отличается от первых черновиков.

"Мы начинали работу над этим документом еще при министерстве Щеголева. Поэтому сначала делали акцент на просветительской части, старались объяснить те вопросы, в которых, как нам казалось, министерство разбиралось не очень глубоко",— рассказывает господин Краснов.

Когда сменилась команда, стало ясно, что акценты нужно сместить. Хотя разъяснительную часть решили оставить, ведь аудитория документа это не только профильное министерство, но и Минпромторг, Минэкономразвития и проч. "Мы, кстати, всем ведомствам, участвующим в жизни отрасли, направили документ. От кого-то реакция последовала, от кого-то нет",— говорит господин Краснов. Вновь прибывший в ряды министерства заместитель министра связи Марк Шмулевич успел поучаствовать в разработке стратегии — несколько раз излагал свое мнение по поводу документа.

Со стороны McKinsey работало непосредственно с текстом три человека, но над стратегией трудились и другие ведущие специалисты компании. В основу документа легли те аналитические материалы, которые уже есть у этой консалтинговой компании. Они касаются и других технологических отраслей, не только ИТ, а также опыта других стран. Кроме того, консультанты провели около 50 интервью с представителями отрасли, среди которых были не только члены АП КИТ. Их мнения учитывались при составлении стратегии. В процессе совместной работы управляющего комитета и рабочей группы в текст вносились изменения, дополнения, предложения.

"При этом, конечно же, разногласий было достаточно много, по разным вопросам было сложно выработать единое мнение,— рассказывает господин Краснов.— Ведь отрасль не единообразна, у участников рынка разные типы бизнеса: дистрибуция, разработка ПО, системная интеграция и проч. Соответственно, и взгляды, и интересы у представителей таких компаний разные. Мы старались не акцентировать внимание на тех моментах, которые вызывают разногласия. Целью было отразить те вопросы, в которых точка зрения полностью поддерживается большинством". Спорные вопросы либо не включались в документ вообще, либо включались с комментариями о том, что существуют разные взгляды на эту проблему. Например, большие дискуссии вызвали вопросы инсорсинга и поддержки национальных производителей.

Появление стратегии АП КИТ в Минсвязи восприняли позитивно. Заместитель министра связи и массовых коммуникаций Шмулевич говорит, что это не единственное предложение по развитию ИТ-отрасли, которое поступило в ведомство. Но стратегия, подготовленная АП КИТ, по его мнению, самая масштабная и единственная, которая разрабатывалась вместе с консультантами такого высокого уровня.

И все же, по мнению г-на Шмулевича, обычно рекомендации такого плана разрабатываются группой компаний, которая является подмножеством отрасли. Тогда как Минсвязи должно учитывать и другие сегменты отрасли, например, те, что сфокусированы на стартапах и их поддержке, на исследованиях в области ИТ более наукоемких. Интересы компаний из этих сфер могут отличаться от озвученных другими игроками рынка.

"Нужно понимать, что получившийся документ — это мнение всей отрасли,— объясняет господин Краснов.— В числе спонсоров проекта много системных интеграторов, но это просто так сложилось. McKinsey — это консультанты мирового уровня, и они отразили свое обоснованное мнение в данной стратегии. Спонсорство не давало никаких привилегий и права влиять на контент. Были моменты, в которых мнение системных интеграторов сильно отличалось от мнения McKinsey, но последнее слово всегда оставалось за консультантами, задачей которых была подготовка объективного документа в интересах всей отрасли, а не какого-то одного сегмента.

Борис Бобровников, генеральный директор компании КРОК, добавляет, что приглашение к работе всех игроков рынка, а не только представителей отдельных его сегментов было условием участия McKinsey как консолидатора всех мнений. По словам господина Яппарова, то, что в разработке стратегии приняли наиболее активное участие крупнейшие игроки рынка, естественно: "По старинке крупных игроков еще продолжают называть "системными интеграторами", хотя и мы, и другие лидеры рынка давно представлены группами компаний, где наряду с традиционным и интеграторским бизнесом присутствует бизнес по разработке приложений, бизнес в области ИТ-услуг, в том числе и на экспорт, бизнес в области обучения и проч.".

Комплексный подход


По сообщению г-на Шмулевича, Минсвязи многие из предложенных АП КИТ и McKinsey мер уже и без того реализует. А в конце апреля состоится собрание Совета по развитию ИТ-отрасли при Министерстве, на котором будут высказаны соображения по дальнейшим действиям чиновников .

Господин Краснов уточняет: "Сейчас министерство принимает ряд мер, которые в том числе есть в списке рекомендованных нами, но есть некоторые отличия в подходе. Мы в данной стратегии подчеркиваем, что необходимо реализовывать различные меры как единую программу, комплексную и точно просчитанную". В ином случае, по словам господина Краснова, если даже некоторые позитивные изменения будут произведены, они могут не дать эффекта, так как останутся неисправленными "провалы" в других частях экосистемы. К примеру, если вкладываться в развитие технопарков, но не давать отрасли налоговые льготы, делающие ее конкурентоспособной на мировых рынках, и не решать вопросы кадрового обеспечения, то эти технопарки попросту превратятся в пустыни, несмотря на финансирование инфраструктуры.

Алексей Ананьин добавляет: "Мы хотим, чтобы государство способствовало формированию экосистемы, которая позволит выполнить те задачи, которые сегодня формулирует руководство страны,— увеличение ВВП к такому-то году в определенное количество раз. Очевидно, что производительность труда — единственный фактор, которым реально можно управлять, и он определяющий для достижения этих целей. Мы же хотим идти инновационным путем — отказываться от сырьевой зависимости, выходить на рынок высокотехнологичной продукции, заниматься экспортом научных разработок и новых технологий и т. д. И в этой сфере далеко не все потеряно — есть разработки, которые действительно могут быть востребованы на глобальном уровне. А современные информационные технологии, безусловно, один из основных инструментов для реализации такого подхода".

По словам господина Комлева, если представить идеальную ситуацию, что все предложенные меры будут реализованы, доля ИТ-индустрии в ВВП могла бы вырасти хотя бы до сопоставимой с уровнем развитых стран — с 1% до 2,5% и более. На зрелых рынках эта цифра составляет 3-5%. Но, что важнее, повысилась бы производительность труда в ИТ-емких секторах экономики, эффективность производственной сферы, качество управления государством и оказания услуг населению. А Россия включилась бы в общемировой процесс развития высоких технологий.

Конечно, господин Комлев не утверждает, что предложенных мер достаточно: "Это лишь документ для старта. Было бы с кем стартовать. Для большинства отраслей ИТ не локомотив, скорее, это катализатор, а иногда и необходимый, ключевой элемент инфраструктуры. Возьмите, к примеру, медицину, фармацевтику или авиастроение. Что-то современное без использования ИТ там создать просто невозможно".

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение