Коротко


Подробно

"Традиции агитпропа тянут страну назад"

Председатель правления Центра политических технологий БОРИС МАКАРЕНКО рассказал корреспонденту "Ъ" СЕРГЕЮ СТРОКАНЮ о том, чем чревато возвращение пропагандистской войны России и Запада.


— 2013 год начался с попыток Москвы продемонстрировать Западу свою "мягкую силу". После истории с новым россиянином Депардье все активнее попытки доказать выигрышность российской модели на фоне проблем США и их союзников. Есть ли в этом тенденция?

— Есть. И ее отправной точкой можно считать тот момент, когда у российской власти возникло стойкое ощущение, что все на Западе против нас. Тогда-то и понадобилось срочно продемонстрировать, что по ту сторону баррикад есть кто-то и за нас. Раньше "империалистам" и "поджигателям войны" советская пропаганда противопоставляла западных же "борцов за мир", среди которых были и достойные люди, и откровенные маргиналы. Прием этот оказался удивительно живучим: пережил сталинизм и в несколько приглушенном виде остался в арсенале советской пропаганды до самого конца — вплоть до распада СССР.

Сегодня в связи с попытками его реанимации история повторяется, но как фарс. Пусть бессильно злобствует американский конгресс, но за нас Депардье-Обеликс, искупавшийся в волшебном зелье и всесильный настолько, что может даже быть министром культуры Мордовии.

Однако такие попытки найти "мягкую силу" против Запада выглядят как казус.

— Но ведь России было трудно с Западом на протяжении всех последних лет. Почему эта тенденция так отчетливо проявилась именно сейчас?

— Главная причина в том, что после протестов прошлого года и принятия законов, жестко контролирующих гражданское общество, у Запада резко снизилась терпимость к нынешнему состоянию демократии и правового государства в России. "Акт Магнитского" — лишь первая ласточка. В этой ситуации российская власть пытается ответить на двух фронтах — "врагу внешнему", чтобы не выставлял нам столь суровые оценки, но главное — воображаемому "врагу внутреннему".

Цель — добиться того, чтобы нарастающая нетерпимость к монополии на власть и действиям государства, все чаще воспринимаемым как неправедные, не получила в обществе дальнейшего распространения. Раньше купировать такие настроения можно было повторением мантры о "вставании с колен". Но сегодня этот прием уже не может работать столь же безотказно. Вот и приходится ежедневно доказывать, что у их статуи Свободы кривые ноги.

— Какими ресурсами и средствами располагает Россия, чтобы выиграть у Запада войну ценностей?

— Что значит "выиграть"? Происходит углубление разрыва между ценностями Запада и выстраиваемой у нас доктриной. Не думаю, что кто-то мыслит в категориях навязывания ее Западу. Это заслон от западной "мягкой силы", чтобы ослабить, затормозить распространение ее влияния в России. Именно затормозить, потому что развитие российской экономики и общества порождает "современный класс", для которого ценности права, свободы личности, демократии становятся как минимум интересными, если не привлекательными. Процесс необратим — вопрос только в том, какими темпами он пойдет.

В чем сходство и различие между нынешними усилиями и пропагандой времен ЦК КПСС?

— Главное отличие: у нас появился буржуа. В переводе с французского — горожанин, гражданин, главный субъект демократии. Он эту пропаганду не примет — значит, можно будет манипулировать сознанием только части народа, и то какое-то время, и то ценой идейного раскола в собственном обществе.

А во "внешнем измерении" отличие в том, что альтернатива рыночной демократии, которую нес на своих знаменах Советский Союз, обанкротилась бесповоротно. Новой альтернативы у России нет, ее сегодня пытается в куда более ограниченном масштабе представить Китай.

— Какую роль в этой ситуации могут сыграть современные политтехнологии?

— Политтехнологии — вещь отнюдь не виртуальная — во всяком случае по последствиям их применения. Вот пример: захотелось побольнее ответить на "акт Магнитского", вспомнили самую чувствительную тему — детей. Но не учли, что острота реакции части общества обернется не против американцев, а на саму власть. Тем более что этому предшествовало многолетнее небрежение проблемами наших сирот и инвалидов. Если может быть что-то позитивное в истории с "законом Димы Яковлева" — так это то, что теперь хоть что-то будет сделано для несчастных детей.

Но в целом мы видим приемы типа "сам дурак" (доклады и фильмы про плохой Запад), возрождение традиций советского агитпропа. Это тянет страну назад, раскалывает нацию, а на Запад производит удручающее впечатление.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение