• Москва, +15....+22 дождь
    • $ 64,77 USD
    • 73,47 EUR

Коротко


Подробно

Контентные войны

Опасные игры "Лиги безопасного интернета"

Когда в конце 2010 года крупнейший миноритарий "Ростелекома" Константин Малофеев при поддержке министра связи Игоря Щеголева создавал "Лигу безопасного интернета", вряд ли кто-то мог предположить, что вскоре она фактически наделит себя полномочиями контролера российского интернета. "Ъ" решил разобраться, каким образом некоммерческая организация, созданная всего пару лет назад, прошла столь стремительный путь от никому не известной структуры до таких высот.


"Черные списки интернета — это невинная шалость, вот сейчас начнется самое интересное",— оценивал последнюю инициативу "Лиги безопасного интернета" (ЛБИ) менеджер крупной интернет-компании. Что заставило так разволноваться уже, казалось бы, привыкших к ужесточению правил игры в интернете участников рынка?

По словам исполнительного директора "Лиги" Дениса Давыдова, в феврале она откроет в одном из российских регионов экспериментальный доступ в "чистый интернет". Пользователям из тестового региона (позже выяснится, что речь шла о Костромской области, чей губернатор Сергей Ситников был руководителем Роскомнадзора при министре связи Игоре Щеголеве, сейчас входит в попечительский совет "Лиги") будут доступны только те страницы и сайты, которые проверили эксперты "Лиги". По сути, организация предложила принудительное подключение пользователей к интернету через белые списки.

"Если кто-то пожелает смотреть порнографию, сцены насилия и жестокости, то... он говорит, что хочет выключить "чистый интернет"... все риски пользователь берет на себя,— пояснял господин Давыдов "Известиям".— Для этого ему нужно будет сообщить оператору связи о своем решении любыми доступными способами: подписать дополнительный договор, либо поставить галочку в личном кабинете, либо как-то иначе". Сейчас "Лига" считает безопасными около 500 тыс. адресов, а с февраля по апрель, пока будет длиться эксперимент, число таких ресурсов в белом списке вырастет до 1 млн, обещал Денис Давыдов. Это менее 1% от общего числа доступных интернет-сайтов.

Это ничем не прикрытая цензура, в один голос утверждали как сами интернет-компании, так и обычные пользователи сети. После поднявшегося ажиотажа вокруг белых списков представители ЛБИ поспешили заявить, что речь идет вовсе не о "чистом интернете", а о "программе предоставления российским семьям возможности бесплатно воспользоваться средствами родительского контроля на операторском уровне".

"Родительский контроль" — это, конечно, совсем другая история, но осадок, как говорится, остался. Интернет-отрасль убеждена, что предложения "Лиги" ей только вредят. "Принудительное ограничение доступа пользователей к большинству интернет-ресурсов на основе списка, составленного экспертами отдельно взятой некоммерческой организации, неправомерно и недопустимо",— считает директор по связям с госорганами "Яндекса" Марина Янина. У пользователей и так есть широкий выбор разных инструментов для ограждения себя или своих детей от определенного контента — настройки браузеров, спецверсии антивирусных программ, приложения в операционных системах.

Казалось, скандал сходит на нет, если бы не одно "но". Однажды "Лиге" уже удалось проллобировать принятие не менее скандальных поправок к закону "Об информации" (ФЗ-139, закон о черных списках), а позже едва не стать оператором реестра — лишь в последний момент эти полномочия было решено передать Роскомнадзору.

Как все начиналось


""Лига безопасного интернета" — крупнейшая и наиболее авторитетная в России организация, созданная для противодействия распространению опасного контента во всемирной сети" — так сама себя характеризует "Лига" на официальном сайте.

"Лига" была основана в декабре 2010 года крупнейшим миноритарием "Ростелекома" Константином Малофеевым, контролирующим более 10% акций оператора через фонд Marshall Capital Partners. Попечительский совет "Лиги" возглавляет помощник президента и бывший министр связи Игорь Щеголев, давний знакомый господина Малофеева. В протоколе общего собрания учредителей партнерства (есть в распоряжении "Ъ") среди собственно учредителей указаны благотворительный фонд Святителя Василия Великого, созданный Константином Малофеевым, и ООО "Электронное издательство "Орфограф"". Учредителями последнего, по данным ЕГРЮЛ, числятся Малофеевы Константин Валерьевич и Дмитрий Валерьевич. Бюджет ЛБИ в 2011 году составлял, по словам Дениса Давыдова, 6,5 млн руб., которые собрали учредители, а также участники, выплачивающие членские взносы. В прошлом году бюджет организации, как и ее штат, вырос, однако насколько, директор ЛБИ отвечать отказался.

Константин Малофеев был одним из архитекторов скандальной реформы "Связьинвеста", который был реорганизован на базе "Ростелекома" (объединил в себе межрегиональные компании связи). Выходцы из Marshall Capital сегодня занимают в "Ростелекоме" руководящие посты (бывший гендиректор Marshall Capital Александр Провоторов — президент оператора, экс-финдиректор Marshall Антон Хозяинов — вице-президент, а бывший управляющий директор Marshall Capital Сергей Огороднов возглавляет одного из крупнейших строительных подрядчиков "Ростелекома" "Инфру инжиниринг". Недавно компания "Лентелефонстрой" обратилась с жалобой в Федеральную антимонопольную службу (ФАС), утверждая, что настоящим владельцем "Инфры" являются структуры Константина Малофеева. ФАС при этом ответила, что не находит связи между компаниями. Об этом же говорили и в "Инфре", и в Marshall Capital.

Бывший менеджер "Ростелекома" описывает историю создания ЛБИ следующим образом. Константин Малофеев с компаньонами в один момент поняли, что будущее и основные деньги — в интернете, который необходимо контролировать. Уже на излете министерской карьеры Игоря Щеголева была придумана многоходовая комбинация, первая часть которой строилась на заявлениях о необходимости очистить интернет от противоправного контента — в первую очередь детской порнографии. При этом идея основывалась на мощной идеологической базе православия.

"Постепенно к детскому порно добавилась информация о наркотиках, экстремизме, оскорблениях политических деятелей и религиозных чувств и суициде,— рассказывает собеседник "Ъ".— Самым простым технологическим способом ликвидации такого контента было установление требований к операторам связи установить у себя на сети аппаратуру, которая позволила бы фильтровать эту информацию и не допускать пользователей к определенному набору сайтов".

Речь идет об аппаратуре DPI (Deep Packet Inspection — технология накопления данных, проверки и фильтрации сетевых пакетов по их содержимому, способна обнаруживать и блокировать вирусы, фильтровать информацию, не удовлетворяющую заданным критериям). Но DPI — удовольствие дорогое: оснастить ею магистрального оператора федерального уровня (такого как "Ростелеком") стоит около $2 млрд, оценивает источник в российской интернет-компании. "У "Ростелекома" действительно прошлым летом был такой секретный проект по развертыванию DPI, который они всеми силами старались скрыть",— утверждает собеседник "Ъ". Тем не менее деньги на DPI было решено найти, после чего планировалось, что вся эта система фильтрации трафика будет передана созданной специально для этого "Лиге". Другие операторы не смогли бы позволить себе столь дорогостоящее оборудование, объясняет высокопоставленный источник в интернет-индустрии, поэтому в какой-то момент "Лига" бы заявила, что операторы не выполняют законодательство, и им было бы предложено платить деньги за фильтрацию в рамках "Ростелекома" и покупать уже очищенный трафик.

Инфраструктура "Ростелекома" — огромные активы, даже если их продавать по частям, это большие деньги, говорит собеседник "Ъ". "В отличие от "большой тройки", которая инвестировала колоссальные средства в строительство сетей сотовой связи, почти вся инфраструктура "Ростелекома" была возведена еще при советской власти — подземные узлы, оптоволокно, которое лежит по всей стране,— настоящий подарок, бери и пользуйся,— размышляет он.— Поэтому главной целью Малофеева было преумножение капитала за счет правильного использования такого важнейшего актива, как "Ростелеком"".

Кроме финансового интереса частью этой многоходовки был и политический аспект. "В частных беседах Давыдов да и сам Малофеев никогда не скрывали, что речь идет о цензуре и лучше, чтобы ее осуществляли они, как люди православные и высокоморальные",— говорит знакомый господина Малофеева.

Черные списки


Однако комбинации не суждено было реализоваться до конца: Игорь Щеголев на посту главы Минкомсвязи не устраивал ставшего премьером Дмитрия Медведева, у которого была своя кандидатура — Николай Никифоров. "В "Лиге" поняли, что нужно торопиться: начали процедуру получения кредита под закупку DPI, написали и пролоббировали в Госдуме ФЗ-139, и роль оператора реестра во всех подзаконных актах отводилась именно "Лиге",— рассуждает собеседник "Ъ".— Но Николай Никифоров резко воспротивился, и реестр все-таки передали Роскомнадзору". В Роскомнадзоре от комментариев отказались.

Вдобавок для Константина Малофеева и его команды стало откровением, что уже через несколько лет рост трафика будет таким, что система DPI с ним попросту бы не справилась, причем это оборудование не способно фильтровать пакеты данных по новой версии интернет-протокола IPv6, на который сейчас постепенно переходит мировая интернет-индустрия.

Кроме того, по словам собеседников "Ъ", сподвижники Константина Малофеева написали в финансово-экономическом обосновании законопроекта о черных списках, что он не требует финансирования из бюджета, поэтому в отзыве от правительства не было необходимости. Но и тут вышла загвоздка: чтобы запустить реестр в Роскомнадзоре, ему нужен был и дополнительный штат, и оборудование, а на это требовались деньги. Но поскольку "Лигу" к ведению реестра не допустили, она была вынуждена передать свои наработки Роскомнадзору вместе с софтом, позволяющим отслеживать противоправный контент, и реестр запустился.

"Однако все понимают, что его эффективность исчисляется единицами процентов",— говорит собеседник "Ъ". Общее мнение — ФЗ-139 борется не с причинами, а со следствием. "Легче бороться там, где светло, а не там, где темно",— рассуждает источник в одной из российских интернет-компаний. При этом ни МВД, ни ФСБ согласия на все это не давали по простой причине: фактически их лишают возможности проведения нормальных оперативных мероприятий и привлечения к ответственности тех, кто всю эту гадость в интернет сует, сетует собеседник "Ъ".

Ранее, в начале августа, представители крупных интернет-компаний встретились с заместителем главы администрации президента РФ Вячеславом Володиным, чтобы обсудить вопросы, связанные с принятием ФЗ-139. "Там его убедили: кроме того, что возможны злоупотребления, закон был написан подпольно, секретно, никого в отрасли не поставили в известность. Володин был очень недоволен",— уверяет один из участников того совещания. "Разумеется, люди обиделись. Но "Лига" не обсуждает свои инициативы с отраслью и не умеет ее слушать,— размышляет источник "Ъ".— Если не хочешь конфронтации, не говори, мол, давайте с вами обсудим закон, но имейте в виду, что все уже решено в Кремле".

Тем не менее Минкомсвязи удалось вычеркнуть из законопроекта все, кроме суицида, наркотиков и детского порно. И перечень того, что подлежит блокировке и фильтрации, сократился до трех моментов.

Добровольные интернет-дружины


Несмотря на то что целиком свой замысел "Лиге" воплотить в жизнь не удалось, организация продолжает действовать. Так, с 1 декабря Денис Давыдов обещал подключить к пополнению черных списков Роскомнадзора свою добровольную дружину охотников за противоправным контентом ("Лига" называет их "кибердружинниками" и оценивает их численность примерно в 20 тыс. человек).

А 7 ноября "Лига" заявила о новой своей цели — борьбе с киберпреступностью. "Объекты внимания активистов пополнят фишинг, DDoS-атаки, мошенничество через интернет и мобильную связь, хищение денег с онлайн-счетов. Новый проект предусматривает такие виды деятельности, как сбор и обобщение информации по киберпреступлениям, а также создание методик защиты, включая теоретические разработки и выпуск специализированного ПО",— говорится на сайте "Лиги".

Как рассказал "Ъ" менеджер компании--члена "Лиги", до ее возникновения темой кибербезопасности занимались три организации — "Фонд развития Интернет", "Дружественный Рунет" и РОЦИТ, которые вместе с 2008 года по 2011 год имели бюджет на эти цели в размере 10-12 млн руб. в год. Деньги, по словам собеседника "Ъ", уходили на съемку видеороликов, издание информационно-просветительских брошюр, организацию мероприятий и круглых столов, аналитические исследования, а также взаимодействие с европейскими коллегами (командировки, проживание, участие в конференциях). Деньги поступали в виде грантов от государства, а также в виде спонсорских взносов участников отрасли. Среди основных спонсоров собеседник "Ъ" отметил "Лабораторию Касперского", "Вымпелком", МТС, "Ростелеком", "Скай Линк".

Впрочем, вся деятельность "Лиги" — не что иное, как циничная эксплуатация страшилок про интернет, демонизация интернета как пространства и отдельных его сайтов, полагает известный медиаменеджер и популярный блогер Антон Носик: "С одной стороны, с целью побудить чиновников поручить им борьбу с этими угрозами, а с другой — возможное обесценивание различных интернет-активов". Эту тему в ноябре, когда начались обыски в офисах Marshall Capital и "Лиги", подхватил основатель крупнейшей в России социальной сети "В контакте" Павел Дуров (владеет 12% VK Ltd, которой принадлежит социальная сеть), обвинив совладельца Marshall Capital Константина Малофеева в заказе августовской атаки в СМИ на "В контакте", когда организация "Охотники за головами" попросила МВД ограничить доступ к ресурсу из-за размещения на серверах сети детского порно. Как рассказывал "Ъ" Павел Дуров еще в октябре, параллельно этой атаке Константин Малофеев вел безуспешные переговоры с совладельцами "В контакте" Вячеславом Мирилашвили и Львом Левиевым о выкупе их долей (контролируют 48% сети, еще 39,99% у Mail.ru Group). Эту информацию тогда "Ъ" подтвердил источник, знакомый с ситуацией. Сам господин Малофеев опроверг факт переговоров с совладельцами "В контакте", заявив, что "никакой информационной атаки на "В контакте" не заказывал".

Ситуацию вокруг "Лиги", ее инициатив и репутации топ-менеджер российской интернет-компании характеризует как "напряженную и сложную". "Слишком много здесь завязано интересов,— рассуждает он.— При этом если ты возражаешь, приводятся аргументы: значит, ты против России, против патриарха, против Путина". "Лига" не собирается останавливаться на достигнутом: по информации "Ъ", в ближайшее время "Лига" хотела бы инициировать включение в реестр веб-ресурсов, нарушающих права интеллектуальной собственности.

Пресс-служба администрации президента на просьбу о комментарии Игоря Щеголева не ответила. Впрочем, о его отношении к деятельности "Лиги" красноречиво говорит тот факт, что "Форум безопасного интернета", прошедший 7 февраля, открыл именно он, отметив, что "реестр становится единым эффективным инструментом борьбы со зловредным контентом", и призвав участников предпринимать консолидированные действия по формированию "пространства, в которое не стыдно отпустить детей".

Роман Рожков, Владислав Новый


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение