• Москва, +21....+29 солнце
    • $ 64,81 USD
    • 71,71 EUR

Коротко

Подробно

-->

«Платные медицинские услуги сегодня — это реальность жизни»

Вероника Скворцова о программе Минздрава на ближайшие годы

О том, какие преобразования ожидают российское здравоохранение в ближайшие семь лет, зачем надо было со следующего года узаконивать платные медицинские услуги и переходить на стандарты оказания медицинской помощи в условиях недофинансирования медицинской отрасли, в интервью “Ъ” рассказала министр здравоохранения РФ ВЕРОНИКА СКВОРЦОВА.


— Оправданно ли было разделение Минздравсоцразвития на Минздрав и Минтруд?

— На мой взгляд, оправданно. Это было необходимо, чтобы сконцентрироваться на решении задач здравоохранения и медицины в целом. Министерство здравоохранения должно быть мобильным сплоченным отрядом, выполняющим специфические функции. Не только управленческие — нормативные и организационные,— но и смысловые, направленные на воссоздание и развитие системы единых требований к качеству медицинской помощи по всем основным 104 медицинским специальностям, в тесном контакте со всеми министерствами и ведомствами, а также с широким медицинским экспертным сообществом.

— Ваш сплоченный отряд сформировался?

— Большая его часть сложилась. Тем не менее министерство продолжает совершенствоваться. Первые полгода показали, как сделать работу более эффективной. Поэтому мы внесли в правительство некоторые предложения по реструктуризации министерства. Планируется, что в структуре появятся новые департаменты, функции других департаментов будут переформатированы. Мы постараемся внедрить такой принцип разделения функций, который позволит управлять отраслью одновременно и системно, и оперативно.

— Что это будут за департаменты?

— Появится новый департамент инновационного развития здравоохранения и медицинской науки. Будет создан стратегический прогнозно-аналитический департамент, который на основе статистического анализа, математического и эконометрического моделирования позволит «калибровать» систему здравоохранения и просчитывать ее потребности, будет мониторировать реализацию государственной программы развития здравоохранения, при необходимости инициируя изменения. Отдельный департамент будет заниматься методологией здравоохранения — пересмотром номенклатуры и стоимости медицинских услуг, формированием и ежегодным обновлением стандартов медицинской помощи, обеспечением согласованности между стандартами и программой государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи населению, механизмами эффективного доведения денег до каждого лечебно-профилактического учреждения на основе клинико-статистических групп заболеваний. «Детский» департамент останется без изменений. Три «взрослых» департамента будут сгруппированы в два. Департаменты, отвечающие за государственное регулирование обращения лекарственных средств и медицинских изделий, переформируют свои функции.

— Бывший министр Татьяна Голикова в интервью “Ъ” заявляла, что система здравоохранение, скорее всего, будет развиваться по бюджетно-страховой модели. По какой финансовой модели вы развиваете российское здравоохранение?

— Текущее положение вещей не позволяет нам полностью перевести здравоохранение на страховую систему. Поэтому мы развиваем преимущественно страховую модель с сохраняющимся бюджетным компонентом: функционирует страховая медицина, но наиболее дорогостоящие медицинские технологии и лекарства «охраняются» от размывания внутри общей системы отдельными финансовыми потоками из федерального бюджета. Кроме того, уровень финансового наполнения страховой системы не позволяет нам ввести туда поддержание инфраструктуры здравоохранения — ремонт зданий, закупку дорогостоящего оборудования и его амортизацию.

— Правительство одобрило главный документ — государственную программу «Развитие здравоохранения РФ до 2020 года». Все-таки осталось не до конца понятным, по какому сценарию вы будете идти — по модернизационному стоимостью 6 трлн руб. или по бюджетному стоимостью 2,7 трлн руб.?

— По модернизационному. И это очень серьезная победа. Именно такое финансовое наполнение позволит выйти на показатели, которые были обозначены указом президента страны. В госпрограмме обозначены перспективные реперные точки и целевые показатели, а также объемы финансовых ресурсов, которые необходимы для того, чтобы система сбалансированно и качественно развивалась, достигая этих точек и показателей. Первый период реализации программы предполагает завершение основных институциональных и системных преобразований отрасли с выходом в 2015 году на сбалансированную систему обязательного медицинского страхования (ОМС) с полным финансовым покрытием тарифа, который представляет собой финансовый эквивалент стандарта медицинской помощи. Следующий период — увеличение емкости рынка медицинских услуг, наращивание качественного потенциала отрасли, ее инновационное развитие, расширение ограничительных перечней компонентов медицинской помощи за счет введения в стандарты новых эффективных лекарственных препаратов, медицинских изделий и технологий.

Главное, не допускать диссоциации между обещаниями государства и их реальным исполнением и финансированием.

— Есть ли проблемы с согласованиями документа с Минэкономики и Минфином?

— Минэкономразвития согласовало госпрограмму с модернизационным сценарием без замечаний. Более того, им показалось, что мы слишком скромны в наших расчетах, поскольку пошли по нижней границе прогноза.

Министерство финансов также с большим пониманием относится к модернизационному сценарию. Но не нужно забывать, что Минфин в стране выполняет очень важную задачу — обеспечение финансовой стабильности государства. Мы как граждане должны иметь гарантии того, что, чтобы ни случилось на мировом и внутреннем рынках, страна будет жить и планомерно развиваться. Бюджетный процесс и соответствующие правила, которые устанавливает Минфин, во многом и являются этими гарантиями. При этом бюджетные возможности, которые будут появляться, будут уже рассматриваться с точки зрения принятого модернизационного сценария. И это очень важно.

— Каких перемен стоит ждать в здравоохранении в ближайшие семь лет?

— Самое главное — это переход к единому смысловому контенту, к единым требованиям качества оказания медицинской помощи на всей территории страны, независимо от принадлежности к тому или иному региону или учреждению. Этого можно достичь только посредством стандартизации, введения единых порядков оказания медпомощи, создания национальных клинических рекомендаций (протоколов) лечения. Все эти документы должны регулярно обновляться — не реже одного раза в год. Их исполнение должно эффективно контролироваться.

В этом году мы впервые обосновали объем финансовых средств, необходимых для системы здравоохранения. Он определяется суммарной стоимостью стандартов медицинской помощи с учетом анализа заболеваемости наших граждан, а также дополнительными потребностями на крупномасштабные профилактические мероприятия и лечение отдельных заболеваний и патологических состояний, не подлежащих стандартизации. В расчет также были включена стоимость сложных и ресурсоемких медицинских услуг.

При этом изменяется и методика доведения средств до медучреждений. Финансовое обеспечение будет правильно и пропорционально доводиться с помощью новой для нашей страны системы клинико-статистических групп заболеваний, которую мы активно разрабатываем. Пилотные проекты уже реализуются. Суть этой системы в формировании родственных групп заболеваний, имеющих общие закономерности строения тарифа медицинской помощи. Например, для одних заболеваний 80% тарифа идет на оплату труда высококлассного хирурга, при этом нет необходимости в дорогостоящих имплантатах и лекарствах, в других случаях, наоборот, оплата труда хирурга составляет только 30% от тарифа, а 70% — это стоимость дорогостоящего имплантата. Формирование клинико-статистических групп на основе особенностей тарифа позволит доводить финансы более точно и прогнозировать их необходимое количество для каждого медицинского учреждения.

— Одна из масштабных задач, стоящая перед медициной,— информатизация здравоохранения. Как она проходит и что будет нового?

— Два первых модуля информатизации уже запущены. Первый — это электронная запись на прием к врачу, которая уже работает во всех регионах страны, ее шлифовку мы завершим до конца года. Второй — это оснащение всех машин скорой помощи системой ГЛОНАСС, позволяющей, во-первых, выверять маршруты передвижения машин и их отслеживать, что важно, прежде всего, для сокращения времени приезда к больному и определения правильного учреждения для его госпитализации с учетом предполагаемого диагноза и времени «терапевтического окна». А во-вторых, дистанционно передавать различную медицинскую информацию, например электрокардиограммы, для решения вопроса о немедленном проведении того или иного лечения на месте, еще до приезда в больницу.

Кроме того, в 2012 году создана база для введения единой электронной медицинской карты и формирования единого информационного пространства в медицине. Это вместе с развиваемой нами трехуровневой системой здравоохранения позволит обеспечить преемственность в лечении каждого больного на разных этапах и в разных учреждениях, при необходимости — быструю эвакуацию пациента, если он привезен туда, где не могут оказать адекватную качественную помощь. Единая информационная система позволит врачу в любой точке страны получить доступ к медицинской документации пациента, войти в централизованный архив и посмотреть рентгеновские снимки, лабораторные анализы, другие параметры, причем в динамике. Кроме того, система позволит внедрить систему электронного бенчмаркинга, то есть систему управления качеством медицинской помощи. Это существенно повысит эффективность работы всего здравоохранения и принесет большую пользу каждому пациенту. До конца 2013 года построение единого информационного пространства в основном будет завершено. Некоторые информационные блоки будут осваиваться и внедряться последовательно до 2015 года.

— Когда будет внедрена обещанная система управления качеством оказания медпомощи?

— По закону «Об основах охраны здоровья граждан», до 2015 года на основе клинических протоколов, порядков и стандартов оказания медпомощи мы должны разработать критерии качества для медицинской помощи каждого профиля. Эти критерии будут трех видов. Процессуальные — которые позволяют оценить выполнение всех необходимых мероприятий в процессе ведения больного, временные — для оценки своевременности оказания медпомощи. Третья группа критериев оценивает наличие тех негативных явлений и исходов, которых можно было бы избежать. При заполнении врачом электронной медкарты все его действия и результаты диагностики и лечения будут зафиксированы системой в реальном режиме времени. Переписать или подправить что-либо задним числом будет невозможно. Программа сможет автоматически выводить интегральный показатель качества медицинской помощи по каждому пролеченному случаю, а также усредненный показатель качества работы любого медицинского подразделения за единицу времени (неделю, месяц, год). В случае если отделение или конкретный врач работают на верхней границе коридора качества, будут предусмотрены стимулирующие надбавки к зарплате, если на нижней — будут приняты предупреждающие меры или меры дисциплинарной ответственности. Такой подход позволит замкнуть так называемую «петлю качества», и мы сможем в постоянном режиме мониторировать качество текущей работы каждого подразделения и каждого медицинского учреждения.

— С 1 января заработает новый порядок оказания платных медуслуг — такого документа не было за всю историю отечественного здравоохранения. Вы действительно рассчитываете, что медучреждения будут оказывать платные услуги только в рамках заданных правил?

— Важно понимать, что с принятием этих правил государство не уменьшает свои гарантии в плане оказания бесплатной помощи населению. Все необходимые виды медицинской помощи будут оказываться в государственных и муниципальных учреждениях бесплатно. Платные услуги могут быть предоставлены в госучреждениях только по инициативе самого пациента, по его собственному заявлению. В то же время нельзя забывать, что оказание платных медицинских услуг сегодня — это реальность жизни. За 20 лет платные услуги распространились повсеместно — и в государственных, и в негосударственных медучреждениях,— хотя официально об этом не заявляется. Не говорить об этой проблеме, как будто ее нет, неправильно. Наша задача, обозначив эту проблему, постараться ее отрегулировать, определив, что может быть за дополнительные деньги, а что нет. Именно это и делают принятые правительством правила оказания платных медуслуг.

— За что будет платить пациент?

— За дополнительные сервисные услуги и повышенную комфортность, например за отдельную палату или индивидуальный медицинский пост, в том случае если этого не требует состояние здоровья пациента. Кроме того, за те компоненты лечения, которые превышают возможности, включенные в стандарт. Например, если человек хочет заменить, скажем, модель искусственного сустава или имплантата на более новую и совершенную версию или заменить дженерик (воспроизведенную форму лекарства) на оригинальный препарат, то он может заявить об этом и доплатить разницу между той стоимостью, которая учтена в государственном тарифе, и стоимостью более дорогих вариантов. Но при этом все включенные в стандарты медицинские услуги, стоимость которых подразумевает оплату труда врачей, расходных материалов, лечебного питания, препаратов крови, лекарств, медицинских изделий и другого, гарантируются государством и должны оказываться бесплатно.

Сложность сегодняшней ситуации заключается в том, что потенциально возможное качество медицинской помощи еще не соответствует финансовым возможностям системы здравоохранения. Но мы движемся вперед большими шагами. Если в этом году финансирование стандартов медицинской помощи составило 680 млрд руб., то на будущий год оно увеличится уже до 895 млрд руб., а в 2015 году запланировано увеличение до 1,46 трлн руб.

— Зачем же надо было узаконивать платную медуслугу сейчас?

— Платные медуслуги не были незаконными. Именно поэтому и нужны четкие правила их оказания и идеологические ориентиры на будущее. Правила содержат не только нормы, но и идеологию — то, к чему мы придем к 2015 году. Уже сейчас финансирование здравоохранения существенно увеличивается. То, на что не хватало денег в прошлом году, в этом — полностью оплачивается системой ОМС. За следующие два года финансирование медицинской помощи из системы ОМС должно увеличиться почти вдвое, что должно привести к скачку в качестве бесплатно оказываемой медицинской помощи. Конечно, для достижения этого качества нам необходимо за этот же период времени провести большую работу по повышению квалификации медицинских работников, созданию единых национальных клинических рекомендаций, повышению заработной платы медицинского персонала. Важно, чтобы на полную мощь заработало медицинское профессиональное сообщество. В октябре этого года мы провели 1-й Всероссийский съезд врачей (предыдущий съезд был советским и проходил в 1984 году), который единогласно одобрил и принял Этический кодекс врача, разработанный Национальной медицинской палатой. Необходимо объединить усилия всего медицинского сообщества, чтобы любые нелегитимные платежи населения за медицинские услуги, уже оплаченные государством, были изжиты.

— Зачем Минздраву создавать параллельную с системой ОМС систему «экстра-качества»? Что это за система?

— Вводя стандарты, мы отграничиваем то, что государство на сегодня может финансировать, от того, что оплатить не под силу. Стандарты гарантируют, чтобы помощь была качественной, но при этом очень рационально продуманной и экономной — «экономное качество». Скажем, завтра может появиться что-то сверхэффективное и очень дорогое, инновационное. Но пока этот эксклюзив не попадет в стандарты, государство его гарантировать не сможет. То, что не гарантировано государством, можно условно обозначить как «экстра-качество». К 2015 году мы должны финансово сбалансировать стандарты сегодняшнего уровня, а дальше — наращивать их потенциал. Но медицина развивается очень быстро, и всегда будет оставаться что-то, что в течение какого-то времени не включено в стандарты. Понятно, что обеспеченные граждане самостоятельно могут оплатить любое «экстра-качество», в том числе через систему добровольного медицинского страхования. Но для того чтобы экстра-технологии были доступны и для других категорий наших граждан, целесообразно после 2015 года вводить дополнительные обеспечивающие механизмы при сохранении системы ОМС.

— На какие технологии системы «экстра-качества» могут рассчитывать граждане?

— Хочу подчеркнуть, что эффективные инновационные технологии после необходимых испытаний и клинических исследований будут в обязательном порядке включаться в стандарты, которые будут пересматриваться не реже чем раз в год. Если говорить о тех технологиях, которые наиболее быстро развиваются в настоящее время и будут внедряться, то это, во-первых, диагностические и лечебные технологии ядерной медицины — радионуклидные, лучевые, позитронные, ионные и другие. В нашей стране есть уникальные наработки, которые позволяют надеяться на создание принципиально новых подходов, расширяющих современные медицинские возможности. Во-вторых, это регенераторные клеточные и тканевые технологии, лежащие в основе персонализированной медицины, создания необходимых органов и их частей из клеток конкретного пациента, восстановления нарушенных функций организма человека. Развиваются и индивидуальная лекарственная терапия, возможности адресной доставки лекарств к пораженному органу. Создаются высокотехнологичные методы реабилитации.

— Успешное введение стандартизации, тем более в условиях недофинансирования, невозможно без контроля. Что Минздрав будет делать в этом направлении?

— До 2015 года мы планируем существенно переформатировать систему контроля и надзора. Начнем с новых лицензионных требований к организациям, которые сейчас могут заниматься медицинской деятельностью по формальным признакам — наличию оборудования и соответствующих специалистов. Для получения лицензии на профильную медицинскую деятельность медучреждение должно будет иметь условия для полного воспроизведения всей технологической цепочки оказания медицинской помощи, то есть для реализации порядка медицинской помощи по этому профилю. Будут развиваться и другие аспекты контрольно-надзорной системы. Контроль будет не только государственным и ведомственным, но и общественным. Мы проводим серьезную работу с пациентскими организациями, у которых во всех регионах есть филиалы, для их активного подключения к общественному контролю.

— Ни бизнес — фармкомпании,— ни сами медики все-таки до конца не понимают, как разрабатываются стандарты, лечение по которым с 2013 года станет обязательным. Есть мнение, что они принимаются кулуарно. Сколько стандартов уже утверждено, сколько необходимо принять?

— Прежде всего, необходимо уточнить, что обязательными с 2013 года станут порядки оказания медицинской помощи. Врачи оказывают медицинскую помощь в соответствии с ними и клиническими рекомендациями. Стандарты же — это медико-экономические документы, которые пишутся не для врачей, а для организаторов здравоохранения. По сути, стандарты — это калькуляция стоимости лечения одного усредненного случая конкретного заболевания (так называемой модели пациента). Медицинская помощь организовывается не в соответствии, а на основе стандартов, главная задача которых обосновать суммарную стоимость медицинской помощи при разных заболеваниях и состояниях.

Работа над стандартами продолжалась более двух лет. Их разрабатывали не сотрудники министерства, а широкое медицинское экспертное сообщество под руководством главных внештатных специалистов Минздрава. Это 68 ведущих профессоров по основным медицинским профилям, каждый из которых возглавляет профильную экспертную комиссию, состоящую из более чем 100 человек. В каждую комиссию входят главные специалисты из всех регионов страны, руководители профильных профессиональных общественных организаций, директора профильных федеральных учреждений, ведущие эксперты. Стандарт принимается после того, как вся экспертная комиссия его согласовывает. Как правило, эксперты рассматривают стандарт на профильных всероссийских съездах и конференциях, на иных профессиональных мероприятиях. После этого с визами главных специалистов стандарты передаются в Минздрав, а затем вводятся в специально разработанную систему электронных классификаторов, где происходит их формализация и проводятся различные оценочные действия. Процесс разработки стандартов сложный, но вместе с тем абсолютно открытый.

В настоящее время около 1 тыс. подготовленных стандартов, которые уже в течение нескольких месяцев находились для широкого обсуждения на сайте министерства, проходят последние согласования с экспертным сообществом. Поступившие комментарии, замечания и предложения оценены, и каждая экспертная комиссия должна принять окончательную версию документов. Только после этого стандарты будут приняты министерством и внесены на государственную регистрацию в Минюст.

— Будет ли, наконец, дано больше полномочий Росздравнадзору, у которого не было реальных инструментов контроля? Или по-прежнему ведомство обращается за помощью к Генпрокуратуре?

— Расширение полномочий уже заложено в федеральных законах «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и «Об обращении лекарственных средств». Ведомство получило больше самостоятельности и возможностей в своей надзорной деятельности, так что определенные шаги уже предприняты. Уже сейчас сотрудники Росздравнадзора могут напрямую запрашивать необходимую документацию без дополнительных разрешений, получать доступ к любому помещению в проверяемой организации, встречаться с сотрудниками и проводить опросы. Появилась возможность выносить предписания к устранению недостатков. В дальнейшем задачи и функции Росздравнадзора расширятся и несколько переформатируются с учетом появления единых требований к качеству медицинской помощи.

— С усилением Росздравнадзора будет ли создан «санитарный мегарегулятор» по аналогии с американским FDA (Food and Drug Administration — Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов)?

— Мы рассматриваем разные варианты, в том числе и этот. Не исключаем, что в перспективе преобразования будут, но окончательных решений на этот счет не принято. Сейчас мы работаем, прежде всего, над повышением эффективности и качества работы Росздравнадзора по тому функционалу, которым он уже обладает.

— Минздрав будет формировать единого закупочного оператора?

— Такое предложение было озвучено в ходе одной из встреч с экспертным сообществом. Один из участников предложил создать некую государственную структуру — логистический оператор, который бы занимался закупочной политикой, оптовыми закупками во всех областях. Это самостоятельный оператор, который был бы связан не только с Минздравом, но и с Минэкономразвития, Минпромторгом, другими ведомствами. Он бы анализировал развитие рынка, выстраивал ценовую политику, организовывал централизованные оптовые закупки, развивая в том числе офсетные сделки. Примеры подобных операторов есть в других странах. Так, например, в Израиле до 30% от суммы каждой крупной сделки направляется на образовательные программы, инвестиции в инфраструктуру.

— Вы поддерживаете создание такого оператора?

— В целом эта идея представляется нам позитивной и перспективной. Но она должна быть рассмотрена многими министерствами и правительством. Решение о создании такого оператора не может приниматься Минздравом.

— Когда появятся обещанные поправки к закону «Об обращении лекарственных средств», в которых речь идет об упрощении регистрации орфанных препаратов, уточняющие положение об эксклюзивности данных, взаимозаменяемости?

— Поправки полностью готовы. Подготовлен специальный законопроект, посвященный совершенствованию действующей системы регистрации лекарственных препаратов через внесение изменений в закон «Об обращении лекарственных средств». Все, о чем нас просило экспертное сообщество, было внимательно изучено и преимущественно учтено. Законопроектом будут введены такие принципиальные понятия, как «биологические и биотехнологические препараты», «биоаналоги», «взаимозаменяемость лекарственных средств», будут отработаны механизмы регистрации препаратов из определенных групп, внесены необходимые поправки, связанные с вступлением России в ВТО, с учетом соглашения TRIPS (Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности.— “Ъ”).

— Когда пациента перестанут лечить самым дешевым и часто малоэффективным лекарством? Изменится ли система госзакупок препаратов, когда решающим фактором при закупке является цена, а не эффективность препарата?

— Вопрос так не должен ставиться. Необходимо, чтобы на нашем рынке были только доказательно эффективные и качественные лекарства, чтобы не было контрафакта, фальсификатов, чтобы те препараты, которые регистрировались и попадали на рынок, гарантированно были эффективными и безопасными. Тогда у нас по каждому непатентованному лекарственному наименованию выстроилась бы линейка конкретных препаратов (торговых наименований) с аналогичными свойствами. И естественно, мы выбирали бы из аналогов наиболее экономически выгодный препарат.

Мы надеемся, что определенные изменения претерпит и 94-й федеральный закон о госзакупках.

В наших планах пересмотреть весь спектр лекарственных препаратов, находящихся на российском рынке, и последовательно вывести с рынка те препараты, которые поступали без серьезной доказательной базы их эффекта на основе ограниченных клинических исследований, слаборепрезентативных и низкодостоверных.

Мы считаем, что само ценообразование на медицинскую продукцию требует развития. Несколько лет назад мы пошли по пути регистрации цен на лекарства из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Это был очень позитивный шаг, который позволил стабилизировать цены в широкой розничной сети и при оптовых закупках. Необходимо также подойти и к формированию референтных цен, которые в перспективе должны позволить частично возмещать стоимость лекарств пациентам при амбулаторном лечении. Это направление заложено в разработанной за последние месяцы министерством «Стратегии лекарственного обеспечения населения до 2025 года».

— То есть Минздрав будет проводить масштабную кампанию по выводу с рынка неэффективных лекарств?

— Уже начал. Одно из важнейших направлений «Стратегии лекарственного обеспечения…», которую мы подготовили,— ревизия всего того, что присутствует на фармрынке, всех регистрационных досье, сличение фармстатей аналогов и оригинальных препаратов. Второе направление, которым нам необходимо будет заниматься,— определение четких и жестких критериев для включения препаратов в ограничительные перечни, гарантированные государством: отдельно для стационарного лечения, отдельно для амбулаторного лечения льготных категорий граждан. Ограничительные перечни необходимы для правильного расчета финансовых потребностей системы здравоохранения. Ведь вся лекарственная терапия, включенная в стандарты медицинской помощи, проводимой в стационаре, дневном стационаре и на этапе скорой помощи, оказывается бесплатно. При этом перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов в нашей стране огромен — включает около 10 тыс. торговых наименований лекарств. Он настолько широк, что давно и очень сильно превысил тот базовый перечень, который приводит ВОЗ.

— Это первый этап реализации стратегии лекарственного обеспечения?

— Да, это все нужно сделать за ближайшие два года. Это та организационная и нормативная работа, которая должна сделать лекарственный рынок абсолютно прозрачным и понятным. Дополнительно нужно внимательно продумать все аспекты обеспечения лекарствами льготных категорий пациентов. Чтобы каждый пациент, если он относится к той или иной льготной категории, мог четко знать, на что он может рассчитывать.

— Что еще предусмотрено стратегией? Можно ли будет получить доплату на лекарство?

— После проведения всех необходимых нормативных преобразований, регулирующих рынок, планируется проведение нескольких пилотных проектов для внедрения и оценки механизмов, стимулирующих население к заботе о собственном здоровье. Имеет смысл расширять государственную поддержку взрослой активной части населения под встречные обязательства, закрепив профилактический подход. Тем, кто следит за своим здоровьем, проходит профилактические осмотры и диспансеризацию, будет оказываться дополнительная помощь в лекарственном обеспечении. Должен учитываться образ жизни, заболеваемость и много разных показателей.

— А финансово стратегия подкреплена?

— Денег на то, что мы задумали, хватит. Уже выделены средства на массовые профилактические мероприятия — ежегодную детскую диспансеризацию, диспансеризацию взрослого населения, проводящуюся раз в три года по разным схемам для разных возрастных групп. После окончания реализации пилотных проектов по лекарственному обеспечению у нас будет возможность в деталях просчитать дополнительные потребности системы и их обсудить.

— Почему в Госдуме так сложно проходит антитабачный закон? Минздрав выложил текст документа еще летом 2011 года, были приняты поправки, за скорейшее принятие законопроекта выступил Дмитрий Медведев. Вмешалось сильное думское табачное лобби?

— Мне кажется, что не так важно, что становится причиной промедления, лобби или нет. Важно другое: каждый день промедления в принятии закона оплачивается человеческими жизнями. Поэтому мы были очень рады тому, что проект антитабачного закона, содержащий передовые меры, которые позволят сохранить жизни и здоровье миллионов наших граждан, был принят в первом чтении Думой практически единогласно. Надеемся, что дальнейшая работа по проекту будет такой же конструктивной.

— Успеют ли регионы закончить программы модернизации здравоохранения в срок, то есть до конца года? Какой процент освоения за два года 630 млрд руб.?

— К концу года мы закончим реализацию региональных программ модернизации в соответствии с принятыми в 2011 году планами. Уже сейчас более 90% средств освоено. Большую роль в этом сыграли те комплексные проверки регионов, которые мы инициировали в июле,— скорость реализации программ увеличилась по некоторым направлениям в три раза. Но контракты на конкурсной основе продолжают заключаться, что ведет к появлению экономии. Чем эффективнее конкурсы, тем больше экономия. Если у регионов есть планы, на что сэкономленные средства можно потратить, то они их успеют законтрактовать. Мы пойдем на это и будем считать для таких регионов программу исполненной.

— Правда ли, что Минздраву выделили дополнительно еще 50 млрд руб. и модернизация будет продолжена?

— В этом году поступления в систему ОМС превысили ожидания, и у нас появились дополнительные ресурсы. По предварительным планам мы должны были набрать чуть больше 12 млрд руб. на нормированный страховой резерв ОМС, а набрали 81 млрд руб. Поэтому даже с учетом ожиданий трудного в финансовом отношении 2013 года мы можем, оставив 31 млрд руб. на резервные задачи, вычленить 50 млрд руб. на продолжение модернизации инфраструктуры здравоохранения. Мы просили рассмотреть такую возможность и получили добро.

— Как Минздрав намерен решать кадровый вопрос?

— Кадровая политика — один из приоритетов нашей работы. Она реализуется в нескольких направлениях. Первое — это повышение качества вузовского образования. Для этого уже начат процесс обновления типовых и рабочих программ, учебных планов медицинских вузов, а также повышение квалификации профессорско-преподавательского состава. За осенний период проведено несколько циклов семинаров по фундаментальным медицинским дисциплинам для профессоров из всех медицинских вузов страны. Начато планирование образовательно-научных кластеров вокруг ведущих медицинских университетов и академий, что позволит привлекать для преподавания научные кадры, наиболее интересных лекторов, организовывать студенческие научно-исследовательские работы, проводить перекрестные стажировки. То есть придать образованию креативный характер.

Второе направление — это развитие непрерывного медицинского образования. Ведь врач должен учиться всю жизнь. Необходимо внедрять дистанционные формы обучения, позволяющие врачам повышать профессиональный уровень без отрыва от производства. Проводимая в настоящее время информатизация здравоохранения предусматривает требуемые для этого возможности. Уже сейчас создаются электронные информационные ресурсы — электронная библиотека медицинских работников, справочные базы, разрабатываются системы помощи в принятии профессиональных решений. Данная работа может проводиться только в тесном контакте с профессиональным медицинским сообществом. И хотелось бы отметить наше активное сотрудничество с советом ректоров медицинских вузов, Национальной медицинской палатой, другими медицинскими обществами и ассоциациями.

С 2016 года мы переходим на аккредитацию медицинских работников с внедрением индивидуальных допусков к конкретным видам медицинской деятельности и неограниченной возможностью дальнейшего расширения этих допусков. Непрерывное образование — это не только непрерывная теоретическая подготовка, не только тренинг в принятии правильных решений при сложных клинических ситуациях. Это еще и расширение практических навыков и умений. Должна быть создана целая система высокотехнологичных образовательных центров со специальными симуляционными лабораториями, операционными на муляжах и животных.

Отдельная тема — это балансировка распределения кадров по потребностям трехуровневой системы медицинской помощи в каждом регионе страны. За 20 лет у нас сформировалось множество кадровых дисбалансов. Дефицит терапевтов и педиатров в первичном звене при переизбытке врачей в ведущих федеральных и областных стационарах. Дефицит одних специальностей (например, анестезиологов-реаниматологов, общих хирургов, неонатологов, фтизиатров) при переизбытке других. Глобальная проблема — острый дефицит медицинских сестер, в результате чего врачи вынуждены выполнять несвойственные им функции и не могут сконцентрироваться на необходимых задачах.

Сегодня нам необходимо не только готовить оптимальное количество медицинских работников, но и правильно распределять их внутри системы по ее потребностям. Должна быть очень гибкая и мудрая политика.

Особую остроту приобретает кадровое обеспечение здравоохранения сельской местности и удаленных районов страны. По итогам года мы можем с уверенностью сказать, что программа по выплате 1 млн руб. молодым врачам, переезжающим в сельскую местность, дала свой эффект. Почти 6,1 тыс. врачей пополнили ряды сельских медиков. Поэтому мы очень рады тому, что программа будет продолжена. Более того, в 2013 году она распространится дополнительно на рабочие поселки.

До 1 мая Минздрав должен внести в правительство разработанный программный документ «Комплекс мер по совершенствованию кадровой политики в здравоохранении» с приложением 83 региональных подпрограмм.

— Вернется ли Минздрав к распределению выпускников?

— Мы не можем вернуться к государственной системе распределения: она не соответствует ни современному законодательству, ни мировоззрению населения. Поэтому мы пошли другим путем. Совместно с Министерством образования и науки мы разработали особую систему целевого контрактного приема. В ее основе механизм трехстороннего целевого контракта, который заключается между студентом, вузом и регионом и содержит обязательства каждой стороны. Регион не только предоставляет жилье и социальный пакет молодому специалисту, но и курирует студента на протяжении всего времени обучения в вузе, организует профессиональные практики на том рабочем месте, где планируется трудоустройство выпускника. Вуз должен участвовать в организации профориентационной работы в школах прикрепленных регионов, оказывать помощь регионам в выборе перспективных абитуриентов, при необходимости должен организовывать дополнительные занятия для целевых студентов, выравнивающие уровень их подготовки. Молодой специалист обязан отработать два–три года на подготовленном для него рабочем месте.

Результаты проведенных нами более чем в 40 регионах пилотных проектов подтверждают эффективность такой системы. Таким образом, этот эффективный и, что очень важно, добровольный механизм сможет исключить необходимость возврата к распределению.

Интервью взяла Дарья Николаева


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3
"Коммерсантъ" от 24.12.2012, 00:24

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение