Коротко


Подробно

Дворцы и лозы

Гелия Делеринс — из Парижа

В середине сентября французские семьи отправились не в рестораны, как положено в воскресные дни, а посещать памятники


Гелия Делеринс, Париж


Европейские дни культурного наследия проводятся раз в году, и это один из самых любимых праздников — от Лазурного Берега до бельгийской границы. В этом году слово "наследие" произносится с особым значением, а вокруг "дней" наблюдалось волнение не местного, а государственного масштаба. Впервые был признан памятником виноградник, сколько последует за ним? А одновременно в самом сердце знаменитого винодельческого края — Бургундии можно было посетить замок XI века Gevrey Chambertin, о котором с конца августа пишет вся центральная пресса. Двери посетителям открыл новый хозяин — гражданин Китая Луи Ын Чисин, владелец 17 казино в Макао.

Сейчас Дни наследия называются европейскими, они проходят под эгидой Совета Европы, считается, что в них участвует 50 стран. Но во Франции дни проходят с 1984 года, отсюда все и началось когда-то, именно здесь к памятникам стоят очереди — то, что открыто в этом году, совсем не обязательно будет доступно в следующем. "Мулен Руж" дает посмотреть на задники декораций, разрисованные Лотреком, детей водят смотреть помещение старинного лицея им. Генриха IV, где все, как в Хогвартсе (пусть ребенок увлечется, захочет сюда поступить и старается — лицей принимает только отличников). Открывают двери старинные булочные, кухни знаменитых ресторанов, винокурни, шлюзы, частные дома. Частных памятников много, и в воле хозяев — открыть или не открыть. Особенным успехом пользуются государственные учреждения — парламент, Елисейский дворец... Франсуа Олланд в этом году лично принимал посетителей, вместе с подругой Валери Триервелер. Обоим задавали много вопросов, но Триервелер отвечать отказалась: "Сегодня знаменитость — не я, а дворец, давайте поговорим о нем".

Как лоза стала памятником


Есть "знаменитости" и не такие заметные, как президентский дворец. В этом году французы впервые присудили официальный статус культурно-исторического памятника одному из своих виноградников. Не какому-нибудь великому, в Бордо или Бургундии, а маленькому семейному участку на юго-западе страны, в департаменте Жерс. Там, в деревне Саррагаши, обнаружилось, что один из стариков до сих пор ухаживает за лозой, посаженной еще при Наполеоне. Виноградник маленький, площадью всего около 20 акров. Его хозяин Рене Педебернад уже лет 20 как передал управление винным хозяйством сыну, а этот клочок земли у самого дома продолжает возделывать по старинке, утраченными методами. "Еще бабушка моей бабушки говорила, что это очень старая лоза",— рассказывает хозяин новоявленного памятника, а ему самому 85 лет. Что виноградник старый — видно по его форме. Теперь виноград сажают рядами, а раньше сажали квадратами, "где кудрявые всадники бьются в курчавом порядке". В каждом квадрате смешивали разные сорта и оставляли проходы для упряжки быков, та разворачивалась гораздо легче трактора. На некоторых стволах и сейчас видны следы от упряжек. Справедливости ради нужно сказать, что охранная грамота, выданная старинному винограднику,— заслуга регионального директора по культуре Доминика Пайярса. Обычно чиновники посещали старые церкви, и он еле уговорил их "хотя бы взглянуть" на виноградник. Вот бы еще завершить эту историю созданием особого вина. Некоторые из сортов винограда, который тут растет, вообще неизвестны современным виноделам. Им особенно интересно, что лозе удалось пережить кризис филлоксеры в конце XIX века, когда 80 процентов французских виноградников было уничтожено паразитом.

Новые хозяева


День наследия получается еще и днем национального единения, всем приятно чувствовать себя наследниками единого сокровища. Поэтому китайский миллиардер Луи Ын Чисин выбрал его для примирения с французскими соседями. Встретили его, прямо скажем, в штыки. Дело опять касается виноградника, но эта история далеко не такая счастливая. В конце августа Чисин купил в Бургундии два с небольшим гектара знаменитого Gevrey Chambertin вместе с замком XI века. Вино великое — бочку Gevrey Chambertin всегда возил за собой в походы Наполеон, о нем восторженно писал Александр Дюма, поэтому когда оказалось, что виноградник уходит в "китайские" руки, местные виноделы встревожились. И первым делом вспомнили про наследие. Глава их профессионального объединения Жан-Мишель Гийон так и говорит: "Разбазаривается национальное достояние". Вспомнили, что 15 лет назад, когда японцы хотели купить другой, такой же знаменитый, виноградник Romanee Conti, государство вступилось и остановило продажу. В этот раз местные сами попытались выкупить землю, оцененную в 3,5 млн евро. Собрали 4 млн, потом даже 5. Но Чисин предложил 8 млн. Бургундцы опасаются, что у них будет как в регионе Бордо — там китайцам продано уже около 30 виноградников. И не только китайцам: среди владельцев есть японцы, канадцы, англичане, американцы. Есть теперь среди французских виноделов и русские — сын главы совета директоров "Трубной металлургической компании" Дмитрия Пумпянского владеет виноградником Prieure Saint-Jean-de-Bebian. Хотя российские граждане интересуются в основном не виноградниками, а виллами на юге.

Пока что китайские предприниматели покупают только недорогие виноградники, присматриваются к бизнесу, а к более дорогим, как считают местные специалисты по недвижимости, будут приторговываться лет через 5-10. Виноделы в Бордо успокаивают себя: 30 виноградников из 8 тысяч — это еще не так много, не из-за чего беспокоиться. И вывезти это наследие за рубеж невозможно — замок не увезешь.

Ротшильду и не снилось


Хотя это еще как сказать. Все помнят, как в 1980-е годы наследница одной из крупных японских компаний скупила во Франции 16 замков и вывезла оттуда на продажу почти всю мебель, а из некоторых даже дверные ручки и паркет. В дело вмешались ассоциации по защите памятников и, в конце концов, государство. В результате этого скандала появился даже специальный закон, который теперь защищает не только недвижимость, но и движимое имущество. Поэтому когда знаменитый особняк Ламбер был продан брату катарского эмира, ассоциации забеспокоились сразу. Здание, известное как "особняк Ротшильдов" (оно действительно принадлежало 30 лет этой семье, и ею же было продано катарской семье),— одно из самых красивых в Париже и самых заметных. Это им восхищаются туристы, когда на кораблике "бато муш" огибают острова позади собора Парижской Богоматери. Новый хозяин сразу же подал в мэрию досье на переделки и реставрацию — на несколько десятков миллионов евро. Хотел вырыть под знаменитым садом подземную стоянку, встроить в здание лифт, добавить несколько новых ванных комнат. В общем, устроиться в доме, где бывали еще Вольтер и Шопен, с комфортом, свойственным международному отелю. Многие крупные парижские отели, кстати, тоже куплены еще в начале кризиса, в 2008 году, на нефтяные доходы. Знаменитые парижские отели Lutetia, Concorde Lafayette и Montparnasse, исторический ресторан Grand Vefour, отель Massalia в Марселе, le Palais de la Mediterranee в Ницце, а также Martinez были куплены саудовской семьей за 16 млрд евро. К иностранцам привыкают, а они постепенно привыкают к местным порядкам... и беспорядкам. Виталий Малкин, сенатор от Бурятии, вынужден был подать в суд на корсиканского застройщика, продавшего ему земли на юге Корсики. Оказалось, что строить на этих землях нельзя. Потерянные инвестиции журнал L`Express оценивает в десятки миллионов евро.

Бургундцам бы радоваться, что их земли возросли в цене, но для них это не просто продукт, выставленный на продажу. Виноградник — именно наследие, и не только государственное, но и свое собственное. Здесь работали их деды, а у некоторых — несколько поколений предков, и они не собираются ничего продавать. Наоборот, намерены передать землю детям. А раз растут цены на землю, то растут и налоги, которые детям надо будет выплатить при вступлении в наследство. Вряд ли у них найдутся такие суммы, и виноградник скорее всего придется продать. Кому? Иностранцам.

Все исторические здания, в последние годы ставшие предметом купли-продажи в Париже и стоящие больше 10 млн, на 85 процентов перешли в руки иностранных граждан, по словам всех крупных агентов по приобретению недвижимости, это китайцы, россияне и граждане Катара. С замками положение еще серьезнее. Большой замок — колоссальная проблема для владельца. Несмотря на государственные дотации, нужны немалые средства, чтобы его содержать, реставрировать, да и просто обогревать. Известно много случаев, когда хозяева, чьи семьи жили в замке еще до Французской революции, предлагали местным или государственным властям принять здание с землями в подарок или купить за символический 1 евро. Муниципалитеты и регионы отказываются: у них тоже нет денег. В последнее время продажи оживились. Кризис, а тут еще левое правительство поднимает налоги на большие состояния, и кто-то начинает выводить деньги из страны. Но некоторые памятники еще ждут новых хозяев. За 100 млн долларов выставлен, например, на продажу дворец Монморанси на авеню Фош в Париже. Можно поспорить, что новым хозяином будет не француз.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Огонёк" №38 от 24.09.2012, стр. 48

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение