• Москва, +16...+18 ясно
    • $ 38.5782 USD
    • 49.6193 EUR

Коротко

Подробно

-->

В Москву со своей "Взяткой"

В Чувашии появился свой Навальный. Фермер Эдуард Мочалов, разорившийся в результате рейдерского захвата, издает многотысячным тиражом боевой листок — антикоррупционную газету "Взятка". Корреспондент "Денег" решила поучаствовать в правдоискательстве.


АНАСТАСИЯ КАРИМОВА


Свободная пресса


Фермерское хозяйство Эдуарда Мочалова в пригороде Чебоксар представляет собой жалкое зрелище: стойла пустуют, у зернохранилища разрушена крыша, почти во всех зданиях выбиты стекла, входы заросли бурьяном. Некоторые уцелевшие помещения Мочалов сдает в аренду. А вырученные деньги тратит на выпуск скандально известной в Чувашии газеты "Взятка".

В запустелом офисе своего агрохолдинга Мочалов перебирает стопки газет. "Взятка" напоминает боевой листок: пестрят заголовки "Райпо: тихой сапой богатея", "Сожрал бюджет на 9,5 тыс. рублей", "Если виноватых нет, то это означает, что они уже во власти". Еще есть "Судебно-налоговый беспредел" и "Чувашский паханат". В редакции "Взятки" три человека: сам Эдуард Мочалов, один пишущий журналист и помогающая с распространением газеты деревенская женщина Валентина, которая общается со своим начальником исключительно на чувашском. Многие тексты Мочалов пишет сам, используя интересные псевдонимы. К примеру, свою знаменитую прошлогоднюю статью "Покажи мне свой язык, и я скажу — кто ты", посвященную дискриминации чувашеязычного населения, Мочалов забавы ради подписал: "Алексей Кудрин". Там он призывает к началу "цивилизованной национально-освободительной борьбы чувашского народа".

Верховный суд Чувашии признал статью экстремистской. По мнению суда, в ней есть выражения, "направленные на возбуждение нетерпимости и национальной розни между русскими и чувашами, а также признаки экстремизма". Следственный комитет России по Чувашии возбудил против редакции газеты уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Крайняя мера


Как обычный фермер дошел до жизни такой? Для Эдуарда Мочалова издание боевого листка стало единственной надеждой, что рейдеры, жертвой которых он стал несколько лет назад, будут наказаны.

В 2004 году Мочалов приобрел недалеко от Чебоксар колхоз-банкрот "Дружба" с долгами в несколько миллионов рублей. По совету Минсельхоза он акционировал предприятие и переименовал его в агрофирму "Лидер". "Я вложил в это предприятие все силы, оно стало одним из лучших в районе,— гордится Мочалов.— В августе 2004 года мы выпустили акции ЗАО "Лидер". Позже я выкупил все 100 акций, а в сентябре 2004 года преобразовал ЗАО в ООО "Агрофирма "Лидер""".

В том же месяце к Мочалову стал приезжать сотрудник местной милиции — вымогал 2 млн руб. за то, чтобы против фермера не возбуждали уголовное дело по факту якобы незаконного приобретения "Дружбы". Через некоторое время Эдуард согласился на половину суммы, а остальное обещал дать позже, поскольку денег не было. Милиционер его поторапливал и в результате, как убежден Мочалов, решил подставить.

9 ноября 2005 года к Эдуарду Мочалову в кабинет зашли люди с вооруженной охраной, предъявили документы из налоговой и сказали, что у "Лидера" теперь другой собственник. Получалось, что предприятие купил некий Васильев: на документах были подписи самого Эдуарда Мочалова, которые тот по неосторожности поставил на чистых листах бумаги по просьбе милиционера-вымогателя, как он сказал, для экспертизы. Мочалов написал заявление по факту рейдерского захвата, было заведено дело, которое, однако, быстро закрыли.

Требуя от функционеров своего региона расследовать факты коррупции в нем же, Эдуард Мочалов ходит по кругу

Требуя от функционеров своего региона расследовать факты коррупции в нем же, Эдуард Мочалов ходит по кругу

Фото: Михаил Соколов, Коммерсантъ

В итоге весной 2006 года уголовное дело по обвинению в мошенничестве возбудили уже против Эдуарда Мочалова. Адвокат посоветовал ему затаиться и никуда не жаловаться, чтобы был шанс вернуться из СИЗО живым. Эдуард провел в изоляторе восемь месяцев, в мае 2007 года получил условный срок и вышел на свободу.

Сельхозпредприятие за это время развалилось — сотрудники разворовали все, что можно было унести, и разбежались. Юрлицо удалось отстоять: регистрацию на Васильева признали недействительной, экспертиза показала, что подписи были проставлены на листах бумаги заранее. Но давление продолжалось (Мочалов показал записки, где анонимы, подписавшиеся как Гром и Молния, обещают предъявить ему счет). Фермер решил попытаться привлечь к ответственности рейдеров и обратился за помощью в чувашское отделение "Единой России". Ему сказали, что дело мертвое и что даже жалобы в Генпрокуратуру, скорее всего, увенчаются отписками.

В 2007 году чувашский фермер приехал в Москву, вышел к Спасской башне, облил себя бензином и поджег. Предварительно он попросил запечатлеть акцию фотографа, работавшего на Красной площади для туристов. Журналистов не было — Мочалов не знал никого из журналистов. Фотограф хоть и подивился происходящему, но съемку сделал, правда, позже по требованию сотрудников ФСО ее из камеры удалил. "Конечно, я не хотел кончать жизнь самоубийством,— говорит Мочалов.— Я желал привлечь внимание к проблеме таким необычным способом".

После самоподжога Эдуарда поместили в Институт Склифосовского, из милицейских сводок новость попала в ленты. В больницу к нему приехал Валерий Борщев из комиссии по правам человека. "По его совету я написал несколько жалоб в разные инстанции. Резонанс у акции был хороший. В конце 2007 года первый зампред следственного комитета при прокуратуре нашей республики возобновил уголовное дело по факту мошенничества и передал его тому же следователю, который закрыл это дело раньше, но пока никого к ответственности не привлекли",— рассказывает Мочалов. Единственный результат акции на Красной площади — следы ожогов на руках.

Чего только не делал потом мой эксцентричный собеседник. Перекрывал трассу вместе со своей помощницей, бывшей сотрудницей колхоза Валентиной. Закидывал яйцами здание Генпрокуратуры и Верховного суда республики. Вывешивал на здании офиса своей агрофирмы плакаты: сначала — "Единая Россия, помоги бороться с коррупцией", потом — "Единая Россия — партия жуликов и воров".

На здании, в котором располагается офис агрохолдинга, висят портреты Путина и Медведева. "Это оберег,— шутит Эдуард.— Сбивает с толку недоброжелателей". В помещении, где хранятся выпуски "Взятки" — штук восемь портретов Медведева. "Он ведь, когда стал президентом, провозгласил, что будет бороться с коррупцией — ну, мы его в этом всячески хотели поддерживать",— объясняет Мочалов.

"Изначально мы и нынешнего президента республики Михаила Игнатьева не ругали в надежде, что он начнет бороться со взяточниками и рейдерами. Но он у власти два года, а ничего не меняется,— говорит Эдуард Мочалов.— Не отреагировал ни на одну нашу публикацию". Впрочем, власти республики в принципе не очень-то расположены общаться с журналистами: прошла неделя, а запросы на комментарии в правительство региона, прокуратуру и Верховный суд остались без ответа.

На путь правдоискательства чувашского фермера привело уничтожение его бизнеса

На путь правдоискательства чувашского фермера привело уничтожение его бизнеса

Фото: Михаил Соколов, Коммерсантъ

Вынос сора


На страницах "Взятки" — расследования деятельности бывшего главы республики и нынешнего министра сельского хозяйства Николая Федорова, председателей судов, прокуроров, местных министров и депутатов. "Ни один факт коррумпированности, представленный нами, ни разу не проверялся следователями и прокуратурой",— сокрушается Эдуард Мочалов.

В нескольких номерах газеты шла серия статей под названием "Чувашский паханат", в которой разоблачалось "кумовство в правоохранительных и судебных органах республики". Мочалов написал заявление на имя Владимира Путина с требованием привлечь к ответственности председателя Верховного суда Чувашии, прокурора, руководителя следственного комитета — все без толку.

"Взятка" издается два раза в месяц тиражом 30 тыс. экземпляров. Аудитория, уверяет Эдуард Мочалов, превышает 100 тыс. человек — экземпляры передают из рук в руки. Каждый выпуск обходится Мочалову в 90 тыс. руб.— частично это его собственные деньги, частично — помощь сочувствующих. Ни одна типография в Чувашии такую газету печатать не хочет — приходится ездить в соседнюю Нижегородскую область. Распространяется издание бесплатно — например, в начале или в конце рабочего дня возле проходной на заводе. Плюс скромно сделанный сайт на бесплатном хостинге, где газету можно скачать в rar-файле.

Источники информации, становящейся поводом для газетных разоблачений, Мочалов держит в секрете, сообщает лишь, что в 2009 году некоторые сведения газете поставляли сотрудники местных спецслужб, однако потом сотрудничество прекратилось. Относительно обвинений в разжигании ненависти к русским Эдуард Мочалов говорит без тени сомнения, что наверху просто не нашли другого способа закрыть газету, ведь статья была опубликована больше года назад, да и районный суд изначально встал на сторону газеты.

Депутат Илья Пономарев готов способствовать, чтобы предпринимателя из-под Чебоксар услышали в Москве

Депутат Илья Пономарев готов способствовать, чтобы предпринимателя из-под Чебоксар услышали в Москве

Фото: Михаил Соколов, Коммерсантъ

Я попросила эксперта одного из правозащитных центров, занимающихся проблемой ксенофобии, сказать несколько слов по поводу экстремизма этой публикации. "На наш взгляд, в этой полемической статье признаков экстремизма нет — есть резкая критика руководства Чувашии, утверждения, что чуваши в республике находятся в неравноправном положении по отношению к русскому населению,— дал комментарий правозащитник, пожелавший остаться неназванным.— Автор материала, судя по всему, чувашский националист, и статья содержит некорректные высказывания о русских, которые можно определить как язык вражды. Но и только. Трудно судить о том, насколько преследование Мочалова мотивировано политически, но исключить это нельзя. Косвенно в пользу этой версии говорит формулировка из определения Верховного суда Чувашии: "Текст содержит негативные оценки определенных социальных групп, направленные на возбуждение ненависти и неприязни между ними". Непонятно, какие именно социальные группы имеются в виду — в определении явно не говорится об этнической вражде".

В день нашей встречи с Эдуардом Мочаловым в Чувашии проходил "Белый автопробег" с участием депутата Госдумы Ильи Пономарева. Я попросила его остановиться на выезде из города рядом с агрофирмой "Лидер", чтобы он познакомился с Мочаловым. На обочине трассы Чебоксары—Нижний Новгород Эдуард Мочалов изложил суть своего уголовного дела. Мы с Пономаревым пришли к выводу, что депутатские запросы тут уже бессмысленны. Шанс понять, чего стоят расследования деревенского борца с коррупцией, появится, только если история выйдет в федеральное медийное пространство. Добиться расследования фактов коррупции в самой республике невозможно хотя бы потому, что этим должны заниматься подозреваемые в ней.

Чтобы Мочалов смог изложить свои факты и соображения, нужно организовать его приезд в Москву. Рассказать о нем журналистам, устроить в вузах круглые столы с его участием (идеей такой встречи заинтересовался факультет журналистики МГУ). Познакомить Мочалова с теми, кто борется с коррупцией на федеральном уровне (предварительная договоренность достигнута с Алексеем Навальным). Нелишне будет сделать газете более удобный сайт — для этого есть всевозможные сообщества волонтеров. Вдруг человек дело говорит, пусть его в конце концов услышат.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №38 от 24.09.2012, стр. 24

Наглядно

Социальные сети

  • Следуйте за новостями