• Москва, +15....+26 малооблачно
    • $ 64,18 USD
    • 71,29 EUR

Коротко

Подробно

Конец силиконовой малины

Государство выделит Сколково обещанные миллиарды: на эти деньги будет построен чудо-град для проведения саммита "восьмерки". А о прежних амбициях всероссийского инновационного центра уже можно потихоньку забывать.


АННА ВАСИЛЬЕВА


На прошлой неделе Минфин заявил, что финансирование Сколково уменьшено не будет: обещанные на развитие "русской Силиконовой долины" до 2015 года 85 млрд руб. выделят в полном объеме. Тем самым министерство попыталось опровергнуть мрачные слухи, сгустившиеся над московским инновационным эксклавом. В последние месяцы было много разговоров о том, что любимое детище Медведева, не столь уж, однако, любимое Путиным, захиреет в младенчестве, не успев ничего толком произвести, а руководитель проекта Виктор Вексельберг непременно в ближайшее время покинет свой пост.

Однако мрачных предчувствий сообщение Минфина не развеяло, а даже укрепило. Большинство резидентов, разработчиков концепций и экспертов уверены, что деньги будут потрачены не на развитие инноваций, а на банальную стройку. Сам же проект инновационного центра близок к провалу. Частных инвесторов нет, а выделяемые из казенных средств гранты при существующей системе их распределения закладывают вектор, обратный развитию, и, по сути, лишь убивают крошечный и незрелый российский рынок венчурного финансирования.

Под знаком "восьмерки"


Медвежью, извините за каламбур, услугу оказал Дмитрий Медведев своему детищу, заявив на излете своего президентства, что в Сколково пройдет саммит G8 в 2014 году. Намерения у него были, конечно, наилучшие: подобно острову Русскому с саммитом АТЭС Сколково после этого заявления уж точно должны были завалить деньгами. И действительно, мэр Москвы Сергей Собянин тут же подсуетился с требованием ускорить финансирование на строительство дорог и инженерной инфраструктуры для Сколково. Летом, правда, выяснилось, что сколковский транш под эти цели на 4,5 млрд руб. перенаправили на помощь пережившим наводнение в Крымске, но власти тут же заверили, что это вопрос технический и деньги рано или поздно дойдут.

Наличие на Сколковском шоссе большой помпезной стройки успеха самого проекта никак не гарантирует, скорее даже наоборот. "После того как была объявлена задача закончить строительство к саммиту, в проекте очевидным образом поменялись приоритеты,— говорит источник "Денег".— Теперь речи об инновациях нет, главное — успеть все достроить к положенному сроку". По словам вице-президента фонда "Сколково" Александра Чернова, последние два года на строительство уходило три пятых бюджетных денег, построено же всего одно-единственное здание — куб, а точнее, семиэтажный гиперкуб-трансформер, залы которого превращаются в небольшие офисы, а стулья нажатием кнопки убираются в пол. Наверное, возвести его было действительно непросто, но все же мнение Чернова, считающего, что и перед саммитом доля расходуемых на строительство средств останется такой же, кажется малореальными. К 2014 году нужно построить как минимум ансамбль офисных помещений и пространств для организации конференций, а также жилые дома для делегаций саммита. Кроме того, к тому времени пообещали создать и всю основную транспортную и инженерную инфраструктуру, а с этим пока тоже было туго: единственная отремонтированная дорога в Сколково с бюджетом 6 млрд руб. тут же развалилась.

Сколковские резиденты предпочитают считать сами, поэтому в их среде гуляют печальные слухи о том, что в среднем грантовая поддержка проектов в следующем году сократится в 2,5 раза, а на место Вексельберга, который давно уже якобы от Сколково устал, назначат триумфатора дальневосточной стройки Араса Агаларова.

"Как девелоперский проект Сколково достроят,— злорадствует известный критик режима Станислав Белковский.— Но как об инновационном центре забудут при первом же дефиците бюджета. Я давно говорил, что пытаться загнать всех инноваторов в замкнутое пространство в постиндустриальную эпоху — это изначально бредовая идея, которая могла показаться заманчивой только нашему романтичному Манилову — Дмитрию Медведеву".

В последнее время президент Фонда "Сколково" Виктор Вексельберг охотнее говорит не об инновациях, а о строительстве

В последнее время президент Фонда "Сколково" Виктор Вексельберг охотнее говорит не об инновациях, а о строительстве

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ

Подарки для взрослых


Впрочем, на самом деле проблема вовсе не в сокращении объемов грантов. Масштабного участия бюджетных средств в финансировании проектов и не предполагалось. На момент создания Сколково идея заключалась в том, что те самые 85 млрд руб. должны были пойти главным образом на инфраструктуру (не только строительную, но также экспертную, чтобы государство напрямую не занималось отбором проектов), финансирование проектов на посевных стадиях и мощный университет.

Если начать перебирать эти приоритеты с конца, можно обнаружить, что почти уже потерпела фиаско идея "мощного университета". Еще в январе медведевская комиссия по модернизации и технологическому развитию обязала госкомпании перечислять до 1% "инновационного" бюджета в эндаумент-фонд Сколковского института науки и технологий (Сколтех). Приказ выполнила пока только РЖД, перечислив в фонд 1,5% чистой прибыли за 2011 год — 280 млн руб. (грант для одной компании в Сколково и то бывает больше). А "Газпром", например, дождавшись, когда глава комиссии по модернизации покинет президентское кресло, сообщил, что будет делать собственное Сколково — инновационный центр на базе ВНИИГАЗа.

Претерпел изменение и принцип независимой экспертизы. "Произошло то, что происходит со всеми кремлевскими проектами,— рассказывает специалист, работающий в фонде.— Проекты на утверждение стали присылать сверху: это возьмем, а это нет. При этом в большинстве случаев грант выдавали, а о самом проекте забывали, нарушая тем самым базовый принцип венчурного финансирования". Принцип финансирования на посевной стадии тоже изменился: фонд начал выделять серьезные деньги уже состоявшимся компаниям, финансирование же стартапов свелось к мизеру. "Если во всем мире вливания более $300 тыс. в проект расцениваются как инвестиции и предполагают переговоры о доле, то у нас — вот вам, пожалуйста, $5 млн абсолютно даром",— говорит наш источник.

К лету этого года в Сколково появилось около 550 резидентов. Некоторые из них легко выполнили условие получения грантов набрать на такую же сумму внешних заимствований. Так, например, глобальный производитель ТО — компания Parallels Сергея Белоусова — в мае прошлого года получила от фонда 150 млн руб., а еще такую же сумму просто вложила из собственных средств, даже не пытаясь найти инвестора. Аналогичные истории связаны с ABBYY (распознавание текстов, 450 млн руб. от Сколково) и компанией Тимура Бекмамбетова "Базелевс Инновации" (153,3 млн руб.). Все это — международные компании, которые в продвижении своей продукции могли бы прекрасно обойтись без государственной помощи.

Впрочем, куда худшую роль в развитии российского рынка венчурного финансирования сыграл тот факт, что часть грантов все-таки настигала проекты помельче. Представители венчурного бизнеса и так жаловались, что хороших проектов не найти днем с огнем, но последние два года все соискатели магнитом тянулись к Сколково, где и денег давали больше, и доли в бизнесе не требовали. "Вместо того чтобы готовить поляну для РВК, венчурных фондов и бизнес-ангелов, они отхватывали лучшие куски себе,— возмущается наш источник.— Не удивлюсь, если менеджеры фонда все-таки брали себе откаты за такие гранты, потому что в совсем безвозмездную помощь такого масштаба верится с трудом".

Напомним: за 2010-2011 годы на Сколково было потрачено около 11 млрд руб., еще 22 млрд планируется потратить в этом году.

Мечты инноваторов поселиться во всероссийском центре модернизации рассыпаются как карточный домик

Мечты инноваторов поселиться во всероссийском центре модернизации рассыпаются как карточный домик

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Инностройка


По мнению президента группы компаний Cognitive Technologies Ольги Усковой, Сколково сейчас меняет стратегию с инновационной, какой она с самого начала все-таки являлась, на девелоперскую.

"С проектом "Умный город" мы внутри Сколково с января, так что было время, чтобы оценить реальную ситуацию,— говорит Ускова.— Но все, что происходит там сегодня,— это банальное освоение земель".

В этом подходе есть своя логика, хотя надо отметить, что строительство идет под знаменем инноваций. "Свой исследовательский центр у нас планирует построить ЛУКОЙЛ, Сбербанк инвестирует в собственный центр разработок в Сколково до $800 млн,— перечисляет Александр Чернов.— Группа БИН планирует построить рядом с инноградом многофункциональный комплекс, гостиницы и парковку, а также создать транспортный хаб. Запустила строительство R&D-центра в Сколково и ГК "Ренова"". И это далеко не полный список застройщиков, которые получают при необходимости и льготную аренду площадей, и льготное налогообложение, и прочие бонусы, предусмотренные для участников Сколково. Все это делает их проекты вполне выгодными. Кроме того, у Сколково много замечательных соседей, которые владеют прилегающими землями: первый вице-премьер Игорь Шувалов, владелец инвестиционной группы "Абсолют" Александр Светаков, бизнесмены Сулейман Керимов и Роман Абрамович. Последний уже завершает там строительство гольф-клуба и планирует возвести там же еще жилой комплекс и парк. Аналитики уверены, что приближенность к Сколково значительно поднимет цены как на сами земельные участки, так и на возведенные на них объекты.

"При этом все, что касается инновационной деятельности, тщательно игнорируется,— сетует Ускова.— Вексельберг, например, не приходит ни на одно слушание, обсуждение в Общественной палате и совещание. Пытались его поймать на Петербургском форуме, буквально по пятам ходили, но бесполезно, на письма не отвечает, в диалог не вступает. Такое впечатление, что либо он собирается совсем уйти из Сколково, либо просто не желает вступать пока в объяснения по поводу того, что ничего, кроме строительства, в Сколково не будет".

Свидетельств того, что Виктор Вексельберг сворачивает свои проекты в России, немало: на прошлой неделе, например, появилась информация о грядущей покупке государственным "Роснефтегазом" энергетических активов Вексельберга, объединенных в "КЭС-холдинг".

"Вексельберг, конечно, совсем не альтруист,— делится с нами источник, близкий к фонду.— Он изначально пошел на этот пост ради административного ресурса. Нужно было пристроить КЭС да и просто укрепить свой голос в бесконечных спорах с партнерами". Но, по его словам, сейчас Вексельберг стал заложником обстоятельств: "Медведев уже не там, да и куратор проекта Владислав Сурков не имеет прежней силы".

"Сейчас наступает критический момент,— подводит итог Ускова.— Либо мы все бросаемся все исправлять, либо к 2014 году мы получаем просто выполненную стройку без всяких инноваций".

Министерство инноваций


Впрочем, как бы ни развивались события, выжженной земли от Сколково не останется. "Совсем оно, конечно, не исчезнет,— говорит специалист фонда.— Уже есть более 500 компаний, и они никуда не денутся, будут сидеть в качестве витрины для саммита "восьмерки" и как памятник эпохе Медведева. Но если задумывался этот проект как питательная среда для появления десятков и сотен новых проектов во всех отраслях экономики, то в результате получится серое и безжизненное "министерство инноваций"".

Другие эксперты не верят и в долгую жизнь памятника эпохе.

"Пока Медведев в обойме, он будет говорить: "Хочу, не тронь",— полагает источник "Денег".— И прежде чем Сколково загнется окончательно, ему выделят еще немало денег. Но вообще варианта всего два. Сколково можно закрыть, причем безболезненно: проекты профинансированы не самые плохие, так что не так уж впустую деньги потрачены. Ну подумаешь, еще один разрушенный рынок, нам не привыкать. И второй: Сколково можно вернуть к первоначальному замыслу, но сценарий этот выглядит все более фантастическим".


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение