• Москва, -7...-9 солнце
    • $ 40,96 USD
    • 52,13 EUR

Коротко

Подробно

-->

Битва Хопра со злом

Политические протесты власть научилась ловко подавлять. Гораздо больше чиновников, похоже, пугают протесты социальные — не важно, автомобилистов из Владивостока или рабочих из Пикалево. В Новохоперске Воронежской области развивается один из таких конфликтов, на этот раз чисто экологический. Буквально весь город протестует против разработки медно-никелевого месторождения.


АНАСТАСИЯ КАРИМОВА


Черноземный протест


От Москвы до Новохоперска почти 11 часов езды на машине. Здесь развито натуральное хозяйство, почти все женщины занимаются изготовлением пуховых платков на продажу. В Новохоперском районе, по словам местных жителей, козы с "удивительно мягкой шерстью" — этим козам и платкам могут позавидовать даже в Оренбурге. А козы такие пушистые, считают жители, потому что экология хорошая. Но всей этой идиллии может прийти конец, если окружающую среду испортит добыча никеля. 22 мая Медногорский медно-серный комбинат, входящий в холдинг Уральской горно-металлургической компании (УГМК), был признан победителем конкурса на право освоения Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений на территории Новохоперского района Воронежской области.

В начале июля правительство утвердило результаты конкурсов, а 5 августа в Новохоперске прошел митинг против добычи цветных металлов. В нем приняли участие 5 тыс. человек. Если учитывать, что в Новохоперске зарегистрировано чуть более 6 тыс. человек, получается, что на митинг пришли все, кто в состоянии выйти из дома. Месяцем ранее в городе Борисоглебске, который находится в часе езды от Новохоперска и в котором проживают 60 тыс. человек, на аналогичный митинг вышли 12 тыс. жителей — столичный масштаб.

Легкость на подъем у граждан и правда чрезвычайная: по случаю приезда корреспондента "Денег" в Новохоперск местные жители тоже устроили сход на главной площади города. Правда, по сторонам оглядывались: нет ли поблизости полиции, которая может обвинить в организации несанкционированного митинга. Неприятный опыт уже был. 7 августа на открытие больницы в Новохоперске приезжал губернатор Воронежской области Алексей Гордеев. Некоторые жители, возмущенные перспективой добычи никеля, его освистали и получили штраф по 10 тыс. руб. за нарушение правил проведения массовых мероприятий

"Многие пытаются перевести эту конкретную и легко решаемую проблему в политическую плоскость,— возмущается Константин Рубахин, координатор движения "В защиту Хопра".— Мы боремся с никелем, а не с губернатором. Если Гордеев проведет честный опрос по Новохоперскому району, то он увидит, что число противников никелевого проекта приближается к 100%. У него появится веская причина отказать в разработке этих месторождений. В результате рейтинг губернатора значительно повысится, и снимется социальное напряжение, способное создать в мирной российской глубинке настоящую горячую точку".

Новохоперские акции протеста могут оказаться действенными, поскольку в них нет политики и участвует практически все население

Новохоперские акции протеста могут оказаться действенными, поскольку в них нет политики и участвует практически все население

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Рубахин — бывший помощник депутата Госдумы Ильи Пономарева. Его часто обвиняют в том, что он делает на проблеме политическую карьеру и чуть ли не отрабатывает заказ "Норникеля", который этот самый конкурс на добычу никеля в Новохоперском районе проиграл. "Ужасно достали подозрениями,— жалуется Рубахин.— Мой отец родился в Алферовке — Новохоперский район, 20 км от месторождений. Я с детства тут провожу почти каждое лето".

Во время схода жители говорят мне наперебой: пыль канцерогенна, из-за создания шахт опустятся грунтовые воды, река Хопер измельчает, озера высохнут, леса погибнут. Аргументы УГМК их не убеждают, хотя компания обещает на стадии строительства горно-обогатительного комбината привлечь от полутора до трех тысяч человек, а с вводом предприятия создать около 2 тыс. новых рабочих мест, на которые преимущественно будет трудоустроено местное население. А самому региону обещает ежегодно $100-120 млн в виде налогов.

"Нам и без шахты работы хватает, пусть не мешают нам жить так, как мы привыкли",— говорит мне мужчина средних лет.

В Новохоперском районе есть деревообрабатывающий комбинат, маслодельный завод, предприятия пищевой промышленности, производство стройматериалов. Судя по свежим отреставрированным фасадам домов и свежей тротуарной плитке на главной площади, город не бедствует. Увеличение поступлений в областной бюджет никого особо не волнует.

После схода меня везут в музей местного заповедника, показывают чучела животных: в этих краях водится даже легендарная выхухоль. Владимир Давыденко, старший научный сотрудник Хоперского заповедника, вспоминает рассказ Рея Брэдбери о раздавленной бабочке: экосистема очень хрупка, и любое вторжение приводит к непредсказуемым последствиям.

Теоретический вред


В пресс-службе УГМК пытаются развеять опасения местных жителей. "Нужно понимать, что представляет собой современный горно-обогатительный комбинат,— говорится в письме пресс-службы УГМК "Деньгам".— Из недр извлекается руда, которая затем в закрытом виде измельчается. Затем уже измельченная руда попадает во флотомашины с определенным раствором, где пустая порода оседает, а полезные вещества поднимаются и концентрируются. Концентрат сушат до содержания влажности 10-15% — не теплом за счет сжигания газа, как было раньше, а за счет современных пресс-фильтров. Такая технология не дает выбросов пыли и испарений".

Руду планируется добывать шахтным способом. УГМК обещает, что будет два ствола, армированных бетоном, с гидроизоляцией, чтобы полностью исключить попадание воды. Воду же, которая будет концентрироваться внизу при добыче, станут откачивать каскадом насосных станций. Сбрасываться она, по утверждению пресс-службы УГМК, тоже никуда не будет: в замкнутом цикле она используется в процессе обогащения.

"За экологической обстановкой в районе этих месторождений будут следить специалисты пяти крупнейших российских лабораторий,— обещают в УГМК.— Совместно с нашими специалистами они будут брать и анализировать пробы воды, воздуха и почвы, чтобы не допускать отклонений от естественного природного фона. Ежеквартально будут готовиться соответствующие отчеты, результаты мониторинга будут открыты, с ними сможет ознакомиться любой желающий. Ежегодно на систему мониторинга планируется направлять порядка 13-15 млн руб.".

Руководитель программы по экологической политике ТЭК WWF России Алексей Книжнов не так радикален, как жители Новохоперска, но и к завораживающим уговорам УГМК относится скептически: "Пока все рассуждения о вреде или его отсутствии носят теоретический характер. Заявлено, что разработка будет вестись шахтным способом. При такой технологии надо будет бороться с обводнением, чтобы шахты не были залиты водой, потребуются технологии осушения. В диаметре 10 км можно будет ожидать нарушение режима грунтовых вод. Выброса загрязняющих веществ в атмосферу избежать трудно".

Практика показывает, что в диаметре 30 км от мест добычи никеля растительность практически отсутствует или находится в угнетенном состоянии, напоминает эколог.

В качестве доказательства ценности экосистемы Хоперского заповедника в его музее корреспонденту "Денег" Анастасии Каримовой предъявили местную выхухоль

В качестве доказательства ценности экосистемы Хоперского заповедника в его музее корреспонденту "Денег" Анастасии Каримовой предъявили местную выхухоль

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Казаки-охранники


"Пусть только попробуют тут начать работы! Будет Куликовская битва",— предупреждает атаман культурно-национальной автономии Новохоперска Игорь Житенев.

Его слова подкреплены делом: казаки разбили три палатки посреди поля, на котором должна, по их словам, проводиться добыча никеля, дежурят в них круглосуточно, сменяя друг друга. "Мы не уйдем отсюда до тех пор, пока не отменят решения,— говорит атаман.— Готовы стоять здесь даже зимой". Неподалеку от палаток недавно был установлен крест. Впрочем, это уже второй — первый снесли. На установку съехалась тысяча казаков, несмотря на то, что местный батюшка отказался его освящать, как говорят, по просьбе местной администрации. В случае развития конфликта, по словам Житенева, в Новохоперск готовы приехать еще несколько тысяч представителей казачества. Стоящий по правую руку от Житенева казак кивает, поигрывая нагайкой.

Видимо, дежурить в палаточном лагере казакам придется довольно долго.

"Добыча руды начнется не ранее 2022 года и только после того, как государством будут утверждены запасы месторождения,— успокаивает пресс-служба Уральской горно-металлургической компании, которой принадлежит Медногорский медно-серный комбинат — обладатель лицензии на разработку месторождений в Новохоперской районе.— До этого момента — только поисковые, оценочные и геолого-разведочные работы. Строительство подземного рудника и обогатительной фабрики можно начинать не раньше 2018 года". Геолого-разведочные работы запланированы на следующий год.

На вопрос о том, каковы будут действия компании в случае силового развития конфликта, в пресс-службе УГМК ответили, что победителями конкурса компания стала на основании действующего федерального законодательства и далее будет действовать строго в рамках закона. "Законом предусмотрено, что на стадии подготовки проекта потребуется целый ряд согласований, в том числе на уровне руководства района и на уровне руководства субъекта,— сообщил представитель пресс-службы.— И в этой ситуации нельзя не считаться с общественным мнением, поскольку мы с должным пониманием и уважением относимся к позиции тех людей, которые защищают свое право проживать в комфортных для себя условиях. Надеемся, что до конца года все успокоится".

Хорошая экология родного Черноземья местным жителям дороже рабочих мест на горно-обогатительном комбинате

Хорошая экология родного Черноземья местным жителям дороже рабочих мест на горно-обогатительном комбинате

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Главное, что возмущает местных жителей в этой ситуации,— отсутствие публичных слушаний с участием населения.

"Должны были быть слушания, потом опрос населения и только после этого в Москве должны были давать распоряжения",— говорит координатор инициативной группы Нелли Рудченко.

В России власть готова пересматривать непопулярные решения под давлением протестующих, если это касается локальных проблем, говорит политолог Александр Кынев. Он вспоминает случаи, когда региональные власти отменяли строительство заводов,— например, так было в Рязанской области. Кынев вспоминает также отмену проекта переноса Черкизовского рынка в город Котельники, массовый протест против запрета на праворульные машины на Дальнем Востоке, кампанию против введения платной рыбалки.

"Именно локальные конфликты были основной частью протестной активности в стране в нулевые годы,— говорит Александр Кынев.— Но они почти никогда не переходили с локального уровня на федеральный. Как только проблема исчезала, все затихало, население успокаивалось".

Если недовольство приобретает массовый характер, власть заинтересована в том, чтобы купировать протест. Она идет на отмену, пересмотр проекта или серьезные уступки. "Никакому губернатору не нравится, когда регион попадает в скандальные сводки: это фактор нестабильности, который имеет, в частности, электоральные последствия",— считает политолог.

Так или иначе, опыт вроде пикалевского показывает, что социального протеста власть боится и вполне может прислушаться к населению — в отличие от политических протестов, когда на уступки идти не принято. Видимо, чувствуя это, активные жители Новохоперска проводят масштабный опрос населения, чтобы показать уровень неприятия разработки никеля. Продемонстрировать нагайку местные тоже считают нелишним.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №35 от 03.09.2012, стр. 20

Наглядно

Социальные сети

  • Следуйте за новостями