• Москва, +19....+29 дождь
    • $ 67,05 USD
    • 74,38 EUR

Коротко

Подробно

-->

Прибыль делают чистой

Росфинмониторинг намерен бороться с отмыванием без оглядки

Росфинмониторинг передал в правительство пакет "антиотмывочных" поправок к законодательству, которые усложнят ряд традиционных операций бизнеса, связанных с уходом от налогов и валютного контроля, и значительно усилят возможность давления силовых структур на бизнес. Среди предлагаемых нововведений — отмена банковской тайны по решению суда, а для ФНС — без суда, право налоговых органов и банков определять "экономический смысл" операций физлиц и юрлиц, широкие возможности отказа банков от ведения счетов, жесткая уголовная ответственность за незаконный экспорт капитала. Вряд ли столь резкое ужесточение "антиотмывочного" законодательства обойдется без резких протестов бизнеса.


В пятницу вечером Минэкономики разместило на своем сайте в рамках процедуры оценки регулирующего воздействия (ОРВ) проект разработанного Росфинмониторингом федерального закона с правкой более десяти законов и кодексов РФ, посвященных преимущественно отмыванию преступно нажитых средств и наиболее популярным теневым схемам оптимизации налогообложения и экспорта капитала. Оба ведомства оставили публикацию без пояснений (ОРВ продлится до 31 августа). Исходя из текста законопроекта, это — финальная версия разрабатывающихся рабочей группой под руководством чиновников Росфинмониторинга "антиотмывочных" поправок, которые глава ведомства Юрий Чиханчин в конце марта 2012 года обсуждал на встрече с президентом Владимиром Путиным. В практике Белого дома ОРВ проводят после согласования проекта ведомствами, текст же предполагает принятие законопроекта Госдумой осенью-зимой и вступление его в силу с 2013 года.

Законопроект существенно шире мартовских наработок и содержит практически все инициативы Росфинмониторинга и ФНС, которые ранее встретили резкую критику, в том числе Госдумы и юристов,— от почти полной отмены банковской тайны для ФНС до ужесточения режима валютного контроля. Он, впрочем, не ограничивается банковской тематикой — разработка Росфинмониторинга, видимо, является целостным видением ведомства того, как в России следует бороться со всеми видами отмывания, в чем бы оно ни заключалось. Отчасти проект развивает идеи уже принятого закона "О национальной платежной системе", отчасти — пытается реализовать отвергнутые наработки рабочей группы по кодификации гражданского законодательства, отчасти — приводит "антиотмывочные" нормы закона в соответствие с требованиями ФАТФ и делает их близкими к внутренним нормам ЕС. Наконец, часть — правовые новеллы Росфинмониторинга, созданные по поручению президента.

Наиболее резкое предложение Росфинмониторинга — параллельное изменение закона о банкротстве и закона о регистрации юрлиц. Помимо технической правки законов проект предлагает обязательства назначенной ликвидационной комиссии или ликвидатора (в том числе из числа арбитражных управляющих) юрлица ликвидировать его за год с продлением срока максимум на шесть месяцев. Институты банкротства и ликвидации юрлиц предлагается связать, а также установить субсидиарную ответственность контролирующих лиц и менеджмента за долги юрлица, возникшие после объявления юрлица банкротом или ликвидируемым. Кроме этого, по умолчанию контролирующие лица объявляются виновными в банкротстве (и несут солидарную субсидиарную ответственность по обязательствам должника), пока не докажут суду обратное. На период, пока иск о такой ответственности рассматривает суд, банкротство может быть приостановлено. Кроме этой меры, которая может не только облегчить борьбу с однодневками, но и существенно изменить институт банкротства в РФ, предлагается внести в законодательство ответственность за передачу документов бухучета юрлица. Предлагаются ограничения на слияния и реорганизацию ликвидируемых компаний — это популярный способ ликвидации компаний и ухода от налогов. По КоАП предлагается штрафовать за несвоевременную ликвидацию юрлиц — но на смешную сумму до 5 тыс. руб.

Второе, не менее резкое предложение — предоставление ФНС права не учитывать в налоговой базе "операции, не имеющие очевидного экономического смысла" и фактически полная отмена для налоговых органов понятия банковской тайны. Кроме того, права проверки ФНС юрлиц предлагается расширить при любом уточнении уплачиваемых налогов в сторону уменьшения, при большинстве операций по НДС, предлагается законодательно обязать юрлица обосновывать получение ими любого убытка, а список лиц, обязанных отчитываться перед ФНС, расширяется на действующих в интересах третьих лиц (например, агентов). Юрлицо поправками де-факто предлагается обязать получать ежедневно (под угрозой приостановки всех операций) почтовые сообщения по адресу регистрации в ЕГРЮЛ. Формально эта мера также нацелена на однодневки, однако очевиден и ее коррупционный потенциал, и усложнение правил работы бизнеса. Отметим, отдельно предлагается полностью перевести на электронный способ общения с ФНС всех организаций с численностью персонала более 100 человек.

Приостановке операций по счетам и праву отказу банков от операций или ведения банковского счета посвящен отдельный блок правок. По существу, банки при любом подозрении о нарушении закона "Об отмывании" вправе отказать, руководствуясь критериями ЦБ, в ведении счета, заморозить средства на нем (исключение — платежи в бюджет), а при неполучении клиентом денег со счета — перевести их на счет нотариуса по месту регистрации клиента. Банки, как и ФНС, вправе (и по существу, обязаны) отказать клиенту в "операции, не имеющей очевидного экономического смысла", клиент обязан раскрывать им в ряде случаев своего "бенефициарного владельца" (понятие вносится в закон "Об отмывании").

Большинство сделок на сумму более 600 тыс. руб. с наличными подлежат контролю Росфинмониторинга через банки, кроме того, ведомство намерено проверять все операции с гражданами и юрлицами стран, внесенных в список ФАТФ, а также операции по перестрахованию на сумму выше 3 млн руб. и даже выплаты по страхованию жизни более чем на 2 млн руб. Аналогичные права и ограничения предлагается получить и профессиональным участникам рынка ценных бумаг.

Правки в закон "Об оперативно-розыскной деятельности" дают право следствию через суд снимать режим банковской тайны в отношении любого банковского счета — причем сотрудники банков несут ответственность за неразглашение факта интереса следствия к счетам. Блок административного и уголовного законодательства вообще существенно усиливается. Дополнительная уголовная ответственность вводится за налоговые и валютные преступления. Сейчас статья 174 УК РФ (легализация денежных средств) прямо устанавливает запрет на привлечение за отмывание денег обвиненных по "налоговым" и "валютным" статьям. Росфинмониторинг этот запрет предлагает снять. "В результате к обвинению в невозвращении валютной выручки или неуплате налогов могут присовокупить "антиотмывочную" статью,— говорит партнер юридической компании "Яковлев и партнеры" Игорь Дубов.— Конечно, в случае если легализация реально имела место". Предлагается, кстати, и немного ослабить ответственность по "легализационным" статьям УК, снизив предельный срок лишения свободы по ст. 174 до семи лет лишения свободы и переконфигурировав ответственность по статье 174.1 УК: в целом суды будут иметь больший "люфт" в назначении ответственности за такие преступления.

Отдельно предлагается ввести новую беспрецедентную статью в УК — 193.1, карающую перечисление средств за границу по подложным документам. При этом деянии в особо крупных размерах (свыше 30 млн руб.) суд вправе наказать виновных лишением свободы на срок от пяти до десяти лет. В КоАП вводятся статьи, карающие "техническую" часть менее крупных схем ухода от налогов. Так, непередачу бухгалтерских документов по КоАП предлагается карать штрафом до 100 тыс. руб., за непередачу ФНС данных о движении средств по зарубежным счетам — до 500 тыс. руб. Наконец, без объяснений в УК вводится предельный размер штрафа за взятки или коммерческий подкуп — в 500 млн руб. Отдельной новеллой является частичный возврат в УК понятия "контрабанды" в виде контрабанды денег (с ограничением свободы до четырех лет, причем к денежным средствам предлагается приравнять загадочные "внутренние и внешние ценные бумаги", в число которых входят, как следует из проекта, например, векселя), введение в таможенное законодательство понятия системы управления рисками (с одной из целей, сформулированной как противодействие "подрыву конкурентоспособности отечественного производителя") и прав "дознавателям таможенных органов".

В целом бизнес пока более всего беспокоят идеи Росфинмониторинга, связанные с банками: в них видят и плюсы и минусы. "С одной стороны, такая норма позволит банкирам более настойчиво требовать от клиента суть сделки и перевода,— говорит руководитель группы банковской практики "Пепеляев групп" Лидия Горшкова, обсуждая права банков на отказ от ведения счетов.— Однако с точки зрения рынка это несет значительные риски для гражданского оборота, например, постоянный риск задержки платежей от контрагента". Впрочем, практически все юристы и предприниматели ссылаются на то, что не знакомы с полным текстом проекта. Очевидно, что столь резкие изменения, которые затрагивают не только схемы теневого движения капитала, но и фундаментальные обычаи делового оборота в РФ, вызовут резкую критику: и менее жесткие инициативы ранее приводили к публичным затяжным скандалам бизнеса и власти с неочевидными последствиями. В любом случае предложения ведомства Юрия Чиханчина сейчас следует рассматривать как программу-максимум Росфинмониторинга.

Дмитрий Бутрин, Александра Баязитова


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №153 от 20.08.2012, стр. 1

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы