Коротко


Подробно

За Олега Дерипаску вспомнили молодость

Адвокат предпринимателя рассказал про его отношения с Михаилом Черным

Сегодня в Высоком суде Лондона адвокат Олега Дерипаски Томас Бизли завершает свое выступление в ответ на требования Михаила Черного, претендующего на 20% ОАО "Русский алюминий" (после слияния — 13,2% ОК "Русал"). Томас Бизли рассказал английскому суду историю о том, как Владимир Путин победил российскую преступность и помог господину Дерипаске избавиться от "крыши", навязанной ему Михаилом Черным.


В Высоком суде Лондона выступил адвокат Олега Дерипаски Томас Бизли. В отличие от своего оппонента Марка Ховарда, представляющего интересы Михаила Черного (см. вчерашний "Ъ"), господин Бизли уложился практически в один день. Во многом это связано с тем, что Михаилу Черному предстоит доказать английскому суду легитимный характер своего делового партнерства с Олегом Дерипаской и факт невыполнения последним своих договорных обязательств. Позиция Олега Дерипаски же строится на том, что Михаил Черной не бизнесмен, а "лжец и преступник", создавший свое "предполагаемое богатство", опираясь на помощь многочисленных криминальных группировок, включая измайловскую ОПГ Антона Малевского и подольскую ОПГ Сергея Попова.

Адвокат рассказал суду, что господин Черной вырос в криминальном окружении в Узбекистане, занимался подпольным бизнесом, был авторитетным членом бандформирования в Ташкенте, вовлеченным в нелегальный бизнес вроде уличных лотерей. После того как Михаил Черной перебрался в Москву, он установил отношения с измайловской и подольской ОПГ и в итоге стал связующим звеном между преступным миром Узбекистана и Москвы. Господин Бизли напомнил, что в 1994 году Михаил Черной и Антон Малевский, используя поддельные паспорта, вместе со своими семьями бежали из России в Израиль на фоне скандала с фальшивыми авизо и подозрениями в мошенничестве.

Адвокат подчеркнул, что для состоятельного предпринимателя, вовлеченного в мировой бизнес, у Михаила Черного имеется слишком мало документальных подтверждений. Из показаний истца получается, что он "делал бизнес на рукопожатии" и был счастлив инвестировать миллионы долларов "без контроля и единой бумажки". Поскольку господин Черной не был номенклатурным работником, рассказал Томас Бизли, сомнительно, что он мог бы иметь множество налаженных контактов с руководителями металлургических предприятий в то время. Истец знал некоторых людей, например Шамиля Тарпищева (в то время тренер Бориса Ельцина по теннису), но, по словам адвоката, рассказ о многочисленных связях и влиятельности сильно преувеличен. Эти связи были, но в основном в криминальном мире, утверждает ответчик. В письменном варианте вступительной речи Томас Бизли перечисляет как минимум десять криминальных авторитетов и воров в законе, с которыми взаимодействовал Михаил Черной. Это Сергей Аксенов (Аксен, другой лидер измайловской ОПГ), Сергей Лалакин (Лучок, "авторитет" подольской ОПГ), Дмитрий Павлов (Толстяк, еще один лидер измайловской ОПГ, вместе с Аксеном возглавлявший ее после смерти Антона Малевского в 2001 году), Салим Абдувалиев (Салим, лидер узбекской ОПГ), Алимжан Тохтахунов (Тайванчик), Владимир Татаренков (Татарин, лидер саяногорской ОПГ), Анатолий Быков (Толян, лидер красноярской ОПГ), Вячеслав Иваньков (Япончик), Владимир Поляков (предположительно был вовлечен в изготовление фальшивых документов для Михаила Черного), Александр Бушаев (человек Антона Малевского).

Михаил Черной описывает Олега Дерипаску как бедного студента, которому "буквально нечего было есть" до тех пор, пока Михаил Черной "щедро не предложил ему сотрудничество". Адвокат возразил, что на самом деле к моменту их знакомства Олег Дерипаска был молодым предпринимателем, уже создавшим успешный структурированный бизнес в России и за рубежом. К моменту знакомства он уже был акционером Саяногорском (САЗ, более 10,63% к январю 1994 года), Новокузнецкого (НкАЗ) и Красноярского (КрАЗ) алюминиевого заводов. Олег Дерипаска отрицает, что они познакомились в октябре 1993 года на Лондонской бирже металлов: этого не могло быть, поскольку он выздоравливал после автомобильной аварии. Ответчик настаивает, что впервые случайно встретил господина Черного на обеде в Лондоне в мае 1994 года, куда его пригласил Вадим Яфясов (на тот момент помощник замминистра металлургии, убит летом 1995 года). Адвокат пояснил, что господин Дерипаска приехал в Англию исключительно с целью "улучшить свой английский язык".

В своих объяснениях Олег Дерипаска подчеркивает: утверждения Михаила Черного, что они уже при первой встрече договорились о деловом партнерстве 50:50, не соответствуют действительности. Ответчик признает, что Trans World Group (TWG) Дэвида и Саймона Рубенов помогла ему получить контроль над САЗом (с 1994 года компания ответчика Alinvest покупала для TWG акции САЗа), но отрицает роль Михаила Черного в этом, подчеркивая, что сотрудничал исключительно с братьями Рубен и Львом Черным.

Лондонский суд услышал, почему Олегу Дерипаске все же пришлось ввязаться в отношения "крыши" с Михаилом Черным и Антоном Малевским. После того как Олег Дерипаска 15 ноября 1994 года был избран генеральным директором завода, САЗ "постепенно превратился в успешное предприятие мирового уровня". После развала СССР закон и другие легальные механизмы системы не могли защитить бизнесменов в России от организованной преступности, считает ответчик, а "крыша" в 1990-е была неизбежной частью российского бизнеса. "Олег Дерипаска был юношей во главе огромного завода в Сибири, вдали от больших городов, где царила организованная преступность",— говорится в документе, представленном в суд. По словам адвоката, Олег Дерипаска был "очевидной мишенью" для преступников. Михаил Черной сказал Олегу Дерипаске о том, что они (с Антоном Малевским.— "Ъ") "крышуют" TWG и ему тоже стоит задуматься о своей безопасности и начать "платить долю", разоткровенничался Томас Бизли. К апрелю-маю 1995-го угрозы со стороны Михаила Черного и Антона Малевского участились, и ответчику пришлось принять "их предложение".

Олег Дерипаска утверждает, что платил "долю" с 1995 по 2001 год, при этом только с 1997 по 2001 год эти выплаты составили около $112,5 млн. К началу 2000-х, по мнению Олега Дерипаски, ситуация изменилась — политический и экономический климат в России менялся и улучшался: "Ставший премьер-министром во второй половине 1999 года Владимир Путин объявил войну с терроризмом и преступностью". После того как Владимир Путин стал президентом, позиции ОПГ в России существенно ослабли, утверждает ответчик, что дало ему возможность прекратить отношения "крыши". Встреча в лондонском отеле Lanesborough 10 марта 2001 года стала финальным аккордом для прекращения "навязанной опеки" Михаила Черного и Антона Малевского. Подписанные документы (соглашение N1 и дополнение N1) Олег Дерипаска называет "понятийками", закрепившими выплату "отступных". Кроме того, ответчик утверждает, что дополнение N1 касалось "выплаты отступных" господину Малевскому и неизвестным образом оказалось у Черного уже после смерти господина Малевского. По заявлению Олега Дерипаски, помимо $250 млн он выплатил еще около $173 млн другим ОПГ, а для TWG отступные обошлись в $410 млн.

Анастасия Горшкова


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение