Коротко


Подробно

Прогноз как глобальная угроза

Елена Котова — о том, почему ведущие экономики мира трепещут перед Standard & Poor’s, Moody’s и Fitch

Сегодня самые горячие новости в мире — это сообщения кредитных рейтинговых агентств. Их прогнозы в период кризиса сродни приговору не только корпорациям, но и целым странам. На прошлой неделе, например, в очередной раз просели котировки европейских бирж — негативный прогноз был выставлен Германии, Нидерландам и Люксембургу. Впечатление такое, что именно от рейтинговых сводок зависит благополучие мировой экономики. Так ли это, разбирался "Огонек"


Елена Котова, экономист, писатель


"Наконец-то в Европе появятся правила регулирования деятельности рейтинговых агентств",— уже в четвертый раз за последние полтора месяца обещает газете Financial Times председатель Европейской организации регулирования рынка ценных бумаг (ESMA) Стевен Майор

Заявления удивляют: ведь кредитные рейтинговые агентства (КРА) регулируются в Европе с 2003 года. При этом их не тысячи и не сотни: общеевропейских КРА всего-то 14. Национальные КРА регулируются и вовсе своими странами, к тому же погоды не делают. На мировой рынок, как известно, влияет мнение не более чем дюжины агентств, из которых лишь вердикты "большой тройки" — Standard & Poor's, Moody's и Fitch — носят характер не подлежащих обжалованию приговоров. Так вот, акценты в заявлениях Майора постепенно смещаются: в последнем интервью он особенно упирал на необходимость детального обследования европейскими регуляторами именно "большой тройки". Выходит, европейские политики еженедельно напоминают о своей решимости посадить на короткий поводок этих независимых сторожевых псов финансовой системы?

Десятилетие "желтых карточек"


1 декабря 2001 года энергетический гигант Enron объявил в Техасе о своем банкротстве. Когда, наконец, по-настоящему копнули его отчетность, выявилось систематическое масштабное мошенничество. Особое возмущение у Комиссии по ценным бумагам США (SEC) вызвало то, что всего за 4 дня до банкротства у Enron были приличные рейтинги "большой тройки". Заподозрили сговор, но обнаружили его несколько в ином месте: оказалось, что аудитор Enron — Arthur Andersen, компания из "большой пятерки" лучших аудиторов мира с безупречной репутацией — на пару с клиентом много лет подряд химичил с отчетностью. Неслыханный скандал! Не выдержав судебных исков, Arthur Andersen умер вместе с Enron, а "большая тройка" КРА отделалась лишь "желтой карточкой" за то, что они сами не докопались до приписок. Те в ответ спешно закрепили в практике работы "принцип китайской стены" между собственным анализом клиента и работой его аудитора, но до конца от подозрений в возможных сговорах с клиентами так и не отмылись.

В том же 2001-м лопнул и "пузырь" dot.com: еще весной предыдущего года все показатели прибыли на капитал целого сектора — интернет-компаний и венчурных фирм, инвестировавших в технологические старт-апы,— поражали воображение, но едва рынок виртуального бизнеса насытился, рейтинги всех ценных бумаг, имевших хоть какое-то отношение к dot.com, посыпались. Потери финансового рынка — паевых и пенсионных фондов, страховых компаний — составили тогда около триллиона долларов. Сгорели сбережения на старость Патрика, моего соседа по Вашингтону, который горевал у нас на кухне, что выбирал, куда вложиться, лишь по двум параметрам — доходу и рейтингу.

Такое случалось и раньше: рейтинги растут в периоды роста, когда бизнесы превращают все кредиты в прибыльные активы, и падают при первых появлениях признаков болезни, сметая и больных, и здоровых. Но масштаб и скорость сначала образования "пузыря" dot.com, а затем его взрыва легли новым подозрением на "сторожевых псов": а не торгуют ли они инсайдами, подсказками, какие ценные бумаги покупать, а от каких избавляться?

И вот 15 сентября 2008 года обанкротился Lehman Brothers. Это банкротство затмило и скандал с Enron и "пузырь" dot.com. Оно вошло в историю как рубеж, превративший коллапс ипотечного рынка США в мировой экономический кризис. В сущности, американский ипотечный "пузырь" лопнул в точности так же, как и "пузырь" dot.com. Экономический рост нулевых породил небывалый спрос на недвижимость в огромной Америке, ее банки не успевали выдавать кредиты. Огромное количество ценных бумаг, производных от ипотечных долгов, вращалось на рынках всех стран. КРА никогда не присваивали им высшие рейтинги, честно предупреждая о рисках, но их высокая доходность искушала. Когда же рынок недвижимости Штатов перегрелся и пошли первые неплатежи по ипотечным кредитам, стали рушиться рейтинги всех ценных бумаг, производных от ипотечных.

КРА исправно снижали рейтинги всем финансовым компаниям, занимавшимся спекуляциями с ними, погибла не только известная Fannie Mae, но и много других. Немало "токсичных", отравленных ипотечных бумаг, а также акций компаний — ипотечных игроков держал и Lehman Brothers. С лета 2008-го КРА стали снижать рейтинги и ему, превращая его активы в "мусорные бумажки". Но в отличие от прочих смертных Lehman был четвертым по величине банком США, системным для всей мировой банковско-финансовой системы. Падение рейтинга, сброс рынком его акций усиливали панику: никто уже не мог сказать, кому можно давать деньги, а кому нет, раз уж сам Lehman Brothers заваливается набок. Придя утром 15 сентября на работу и узнав, что в 1:45 ночи Lehman подал на банкротство, мы только горестно переглянулись с коллегами: мировая финансовая система погружается в кому, а мир — в кризис.

В этот раз КРА обвинили в том, что они способствовали падению Lehman. "КРА действуют проциклично",— вынесли приговор аналитики. В отличие от недоказанных подозрений в сговорах и торговле инсайдами это сущая правда. Но может ли быть по-иному? Вряд ли. КРА никогда не брали обязательств, что заемщик или ценная бумага, оцененные ими как почти не имеющие рисков, то есть ААА, таковыми останутся навсегда. И уж тем более никогда они не призывали ни покупать, ни продавать ценные бумаги и акции в соответствии с их рейтингами. Они стояли и стоят на том, что оценивают кредитные риски в каждый данный момент, а не предсказывают будущее.

Три коматозных года


"Как это "не предсказывают", когда они просто навязывают нам это будущее?!" — вот что возмущает весь мир. Финансовый рынок — это кровь и лимфа мировой экономики. Он дает возможность всему организму жить, и он же разносит по нему токсины и заразу. В свежеиспеченных рыночных экономиках стран Восточной Европы системными банками являются "дочки" Paribas и Societe Generale, Unicredit, Raiffeisen Bank и Deutsche Bank. Как только снизились рейтинги данных банков, ухудшились макроэкономические показатели этих стран. Их собственные рейтинги поползли вниз, кредит — и именно в кризис — стал менее доступным и более дорогим. Ухудшились макроэкономические показатели во всей Европе. Италия, Испания, Португалия, Ирландия, не говоря уже о Греции, из-за удорожания денег утратили возможность оплачивать старые долги за счет новых. Возник системный долговой кризис стран еврозоны.

А что же КРА? Их работа — продолжать сообщать миру свои независимые мнения. Только ленивые не судятся с ними, не обвиняют в нанесении ущерба. В 2010 году Комиссия по ценным бумагам США подала на S&P в суд по "делу Lehman Brothers". Это принесло S&P большие убытки, финансовые и репутационные, его собственные котировки на рынке упали.

Летом же 2011 года в конгрессе США сцепились республиканцы и демократы и два месяца не могли решить, выделять ли Обаме бюджетные средства на обслуживание долга, достигшего 14,3 трлн долларов и превысившего ВВП страны. Страна оказалась на грани технического дефолта. И тут S&P отличился: взял да и снизил рейтинг Америке с ААА до АА.

"Понижение рейтинга отражает наше мнение, что в только что принятом конгрессом и администрацией плане фискальной консолидации нет того, что требуется для стабилизации среднесрочной динамики госдолга",— так мудрено был сформулирован приговор. Цена его — больше чем 100 млрд в год дополнительных расходов на обслуживание госдолга. "Кредитоспособность Америки стала лишь еще одной жертвой провального лидерства Обамы в экономике,— заявил Митт Ромни, нынешний кандидат республиканцев в президенты.— Снижение рейтинга — это индикатор экономического упадка, оскорбление и унижение всей страны". Политики США завопили, что S&P занимается грязными манипуляциями. Президента Обаму призывали сесть за стол переговоров с руководством компании и лично, раскрыв все карты, доказать здоровье финансов нации. Все кончилось отставкой главы S&P к концу 2011 года, а само агентство обвинили в ошибках, допущенных при снижении рейтинга США. Отстаивал ли S&P свое право на независимое мнение, обязанность честно информировать рынок о кредитных рисках или решил отомстить американским властям за Lehman — вряд ли кто-то решится утверждать категорично.

К концу 2011-го на рынке, за исключением МВФ, Всемирного банка, Европейского инвестиционного банка и отдельных стран, вроде Германии и Японии, почти не осталось стран, банков, финансовых инструментов с высшими рейтингами. Мир выживает в коматозном состоянии.

А в январе 2012-го приключилась новая напасть: вся "большая тройка" КРА понизила суверенные рейтинги Италии, Испании, Кипра и Португалии, а неугомонный S&P от себя лично понизил рейтинги еще и Австрии, Мальты, Словакии, Словении и даже Франции — одного из двух столпов ЕС! Как после этого не сетовать, что КРА лишают будущего целые нации, если тут же снизились рейтинги всех банков в странах Балтии, потому что "дочки" австрийских банков составляют костяк их банковских систем?

Когда власти США пинали S&P за Lehman Brothers, когда S&P унизил народ Америки, Европа молчала, а тут немецкие парламентарии заявили, что понижение рейтингов — это "прицельная атака на Европу со стороны американского рейтингового агентства", что они (то есть Штаты) "объявили нам валютную войну" и их цель — разрушить еврозону. С тех пор Европа повторяет, что нерегулируемому беспределу "сторожевых псов" надо положить конец.

Подозрения и прозрения


S&P, Fitch и Moody's — огромные корпорации, которые более 100 лет растили свои методики и свои репутации. Fitch со штаб-квартирой в Нью-Йорке и Лондоне — с 1913 года, Moody's, расположившийся в Бостоне,— с 1909-го и Standard & Poor's, обитающий на Уолл-стрит, конкурируют за клиентов друг с другом и прочими достойными агентствами (как, например, Рейтинговое агентство Японии или китайское КРА "Дагонг"). К ним ходят с разъяснениями первые лица корпораций и банков мира, с ними встречаются министры финансов. Даже Обаму призывали пойти к S&P на поклон. Законы ведомственных интересов, интриг, скрытых сговоров и политических разменов в мире отменить невозможно. Участвуют ли в них КРА? Вряд ли стоит думать, что они безгрешнее прочих. Что же касается их мантры о том, что нет ничего дороже репутации, достаточно вспомнить кончину Arthur Andersen, он ведь тоже своей репутацией гордился. Вопрос в том, что делать с этими подозрениями. Можно найти ошибку у S&P и отправить в отставку его президента, но мало что от этого изменится.

Верный принципу "маленьких шагов в верном направлении" Европарламент обсуждает шаги небесполезные, но совсем уж мизерные, касающиеся в основном КРА "районного масштаба". Следить за конфликтом интересов, не разрешая КРА присваивать рейтинги клиентам, чьими акциями они владеют, и наоборот. Требовать раскрытия применяемых методик и моделей, которые и так не тайна, вопрос в тонкостях их применения: финансовые инструменты все более усложняются, активы компаний, банков и центробанков представляют их сложную смесь. Ошибка в третьей цифре после запятой в расчете влечет крохотное искажение в оценке риска одного из инструментов, в смеси же эта ошибка умножается. Намерена Европа и приблизить другие достойные агентства к группе избранных, расширить конкуренцию. Конкуренция — это всегда хорошо, вопрос, чьими рейтингами будет руководствоваться рынок. Наконец, комиссия Европарламента по КРА обязалась разработать шкалу сравнимости рейтингов всех агентств. Звучит, конечно, серьезно.

Все это микропруденциальный надзор. Главный грех КРА в том, что они, как уже было сказано, процикличны по своей природе, усиливая веру рынка то в светлое будущее, то в неизбежный апокалипсис. Но их оценки — это не метеопрогноз, а термометр, вещь в принципе не обязательная при лечении болезней. И уж точно никто не заставляет врачей принимать решения в зависимости от его показаний.

Не КРА виновны в том, что конгресс США больше месяца не мог решить, выделять ли деньги на обслуживание госдолга или объявлять дефолт. Не КРА заставляют Европейский стабфонд занимать все больше средств, чтобы поддерживать страны еврозоны, в результате чего, кстати, снизился и рейтинг самого стабфонда. Что важнее для политиков — лечение болезней, поиск виновных или починка термометров,— вопрос досужий, ведь и в России в чиновничьих кругах обсуждают, возможно ли создание крупного и мощного "нашего", российского кредитного агентства, чтобы не быть так уж зависимыми от КРА Запада, которые, конечно же, то и дело понижают самые разные российские рейтинги не без тайного умысла. Действительно, взять и понизить этим летом рейтинги Росбанку, "Дельтакредиту" и еще нескольким только на том основании, что они входят в группу "Сосьете Женераль", а рейтинг "дочки" не может быть выше рейтинга "мамы". Это ли не беспредел?

* * *


Казалось бы, кризис прошел все мыслимые и немыслимые стадии. На кого только не показывали пальцем за это время. Уже захватывали Уолл-стрит, уже год судят по заявлениям органов надзора Англии, США и Японии 16 крупнейших банков мира, включая Bank of America, Barclays, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, HSBC, JPMorgan Chase, UBS. Их обвиняют в том, что они манипулировали ставкой ЛИБОР — основной ставкой межбанковского рынка,— чтобы приукрасить свои балансы, показав на них поменьше расходов на привлечение средств. Уже заламывали руки финансисты от отчаяния, что теперь и еще одному термометру — ЛИБОРу — верить нельзя. Так что КРА — не единственные, кого обвиняют во всех смертных грехах.

Но кризис упорно не хочет отступать, сырьевые цены ползут вниз, появляются прогнозы "залогового кризиса", то есть обесценения обеспечения кредитных портфелей банков. Кого после КРА начнут обвинять в пособничестве кризису? Сырьевые или фондовые биржи? А может, аудиторские компании? Делайте ваши ставки, господа!

Рейтинговые агентства постоянно отслеживают финансовое состояние более сотни государств. Государства недовольны "слежкой", которая в последние месяцы приносит только плохие вести: кредитная надежность грандов мировой экономики падает, а их долги растут. Однако и без учета рейтингов признаки кризиса налицо: в гору пошли и безработица, и инфляция

Рейтинговые агентства постоянно отслеживают финансовое состояние более сотни государств. Государства недовольны "слежкой", которая в последние месяцы приносит только плохие вести: кредитная надежность грандов мировой экономики падает, а их долги растут. Однако и без учета рейтингов признаки кризиса налицо: в гору пошли и безработица, и инфляция


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение