• Москва, -1...+1 пасмурно
    • $ 56,49 USD
    • 69,25 EUR

Коротко

Подробно

-->

"Российский суд никогда не учитывает контекст"

Руководитель правозащитной ассоциации АГОРА ПАВЕЛ ЧИКОВ рассказал специальному корреспонденту "Ъ" ОЛЕГУ КАШИНУ о зарубежных аналогах российских экстремистских дел и о возможных перспективах 282-й статьи.


— Что нужно сделать с 282-й статьей: отменить или модернизировать?

— К этой проблеме есть два подхода. Первый — радикальный: статья 282 не нужна вообще. Если ее отменить, нацисты не повылезают изо всех щелей просто потому, что помимо этой статьи в УК есть, если не ошибаюсь, 13 составов преступления, в которых отягчающий мотив ненависти предусмотрен в той или иной форме. Кроме того, этот мотив как общеотягчающий зафиксирован и в общей части УК. Умеренный подход связан с вопросом применения этой статьи. Его сторонники считают, что статью нужно применять, когда речь идет только о призывах к насилию, а не просто hate speech. То есть для наказания недостаточно только призыва сжигать "неверных ментов" — должен быть общий контекст, располагающий к тому, что аудитория последует призыву. К этой позиции склоняется Европейский суд по правам человека.

— В других странах тоже есть свои настолько же спорные, как у нас, 282-е статьи?

— Показательная история случилась с мэром одной южной провинции Турции, которого посадили в тюрьму за интервью стамбульской газете. Журналист приехал к мэру как раз после очередного рейда террористов из Курдской рабочей партии, в результате которого погибли военнослужащие и мирные жители. На вопрос об отношении к активизации террористов мэр ответил, что с каждым случаются ошибки, а в принципе рабочая партия — ребята нормальные, просто они допустили некоторый перегиб. Интервью вышло, и мэра за него осудили. Дело дошло до ЕСПЧ, и ЕСПЧ сказал, что, учитывая положение мэра как публичной фигуры, его слова могли быть восприняты как руководство к действию, и именно на этом основании Европейский суд не нашел в приговоре турецкого суда нарушений свободы слова.

— В России все-таки ситуация немного другая.

— Да, когда Терентьев в замерзшем Сыктывкаре пишет про ментов, это, конечно, не призыв к действию. Но когда, например, во время постоянных убийств милиционеров в Дагестане какой-нибудь топовый кавказский блогер пишет "Давить ментов" — это действительно может вызвать насилие. Проблема российского правосудия в том, что российский суд никогда не учитывает контекст.

— Не разумнее тогда вообще отменить эту статью?

— Недавно я нашел очень важное решение Верховного суда США, датированное 1954 годом. Там осудили одного господина за призывы к свержению конституционного строя. Верховный же суд его оправдал, мотивировав это тем, что кроме призывов к свержению должно быть что-то еще, с помощью чего человек может это свержение осуществить. У него были только слова, поэтому приговор нарушает первую поправку, и его оправдали. В США прецедентное право, поэтому решение поставило точку в этом вопросе как минимум на 60 лет. Но это американская практика.

— Так нужно отменять статью или нет?

— Скажем так: в идеале этой статьи быть не должно вообще, но это может случиться только тогда, когда в судебной практике укоренится хотя бы тот умеренный подход, о котором я говорил.

— Но этого может вообще не случиться — с чего бы нашим судам вдруг меняться в лучшую сторону.

— Это вы зря, они меняются, в том числе и в лучшую сторону. В июне прошлого года вышло постановление пленума Верховного суда по экстремистским делам, по сути остановившее практику возбуждения дел по разжиганию ненависти к социальным группам, то есть все эти истории типа "социальная группа "работники Министерства культуры"" — они почти сошли на нет, единичные дела мы сейчас дожимаем. При этом постановление упростило возможность возбуждать дела об организации экстремистских сообществ. Раньше для этого было нужно решение Верховного суда, и потом, если следствие доказывало, что подозреваемый участвовал в экстремистском сообществе, получалось уже готовое дело по статье 282.2. Но первично было все равно решение Верховного суда — так было и с нацболами, и с исламистами, и с нацистами. С прошлого лета решение ВС уже не требуется, доказывать экстремизм сообщества теперь можно следственным путем.

— И уже есть такая практика?

— Сейчас есть два таких дела, опасность которых состоит в том, что они создают судебную практику, и если приговоры будут обвинительные, такая практика вполне может стать массовой. Это дело нацистской группы в Приморье и более впечатляющая история нижегородских антифашистов из "Антифа-РАШ", которых будут судить за "преступную деятельность по мотивам идеологической ненависти и вражды к представителям молодежных движений "Скинхеды — футбольные фанаты" и "Состоятельные граждане России"". Это очень опасная практика, ей нужно препятствовать.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №48 от 20.03.2012, стр. 4

Наглядно