Коротко


Подробно

Экзамен на коррупцию

ЕГЭ для бакалавров, который предлагает ввести министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, наверняка усилит коррупцию в вузах. Возможно, этот шаг задуман ради восстановления справедливости, поскольку школьный ЕГЭ фактически лишил вузы важной статьи дохода.


АННА ВАСИЛЬЕВА, НАТАЛЬЯ СЕРГЕЕВА


Десять лет прошло с момента введения школьного ЕГЭ, и уже можно подводить итоги. Одна из главных декларируемых целей достигнута: существенно снизилась коррупция при поступлении в вузы. Есть, правда, два побочных эффекта. Во-первых, этот сегмент коррупции в значительной степени сместился непосредственно в школу, и во-вторых, вузы восполнили, как сумели, выпадающие доходы от абитуриентов доходами уже от студентов. Ощущение несправедливости, впрочем, осталось. Предложение министра образования Андрея Фурсенко о введении ЕГЭ для бакалавров может эту несправедливость окончательно устранить.

Бедные, бедные вузы


Исследование интернет-библиотеки СМИ Public.Ru показало, что последние несколько лет первое место по количеству фактов коррупции, упомянутых в СМИ, безраздельно принадлежит школам. Коррупция в школах в связи с введением ЕГЭ выросла в 20-25 раз, и по итогам 2010 года, например, ее доля в общем количестве фактов взяточничества и злоупотреблений в образовательном сегменте составляла 43%. Вузы, конечно, со своими 37% отстают от школ не сильно, однако раньше с вузами были связаны почти все проявления коррупции, обнаруженные в сфере образования.

Нужно сказать, что, перетянув на себя "вступительный" сегмент коррупции, школа сильно его, так сказать, измельчила. Известно, что до тотального введения ЕГЭ взятка за поступление в московский вуз составляла от 300 тыс. до 1,5 млн руб. Выявленные многочисленные факты покупки ЕГЭ "под ключ" (то есть когда речь идет о взятке не за подсказки, не за репетиторство, а за правильные ответы на все вопросы экзамена) в 2011 году рисуют такой ценник: в столице — 50-70 тыс., в регионах — 8-20 тыс. руб. Максимальная стоимость успешно сданного ЕГЭ была зафиксирована в 2010 году: 150 тыс. руб.

Кроме того, школам достались коррупционные доходы от попадания в вуз через систему престижных предметных олимпиад. Здесь в последние несколько лет расклад был вполне под стать "старым" взяткам за поступление в университет: в 2009 году за "олимпийскую" победу платили от 450 тыс. до 550 тыс. руб, а в 2011-м — уже 600-650 тыс.

Считается, что именно с 2001 года (когда и был введен единый госэкзамен) коррупция в вузах сместилась в сторону учебного процесса, и сместилась так лихо, что стала практически тотальной. Действительно, студенты более ранней поры слышали о взятках (или сами их давали) при поступлении и про покупку дипломов, но платный зачет или экзамен был еще как-то в диковинку. Теперь все иначе.

Эксперты рисуют такую картину по России: текущий зачет может стоить от 150 до 500 руб., контрольная работа — от 500 до 1 тыс., семестровый зачет — 1-1,5 тыс., семестровый экзамен — 1,5-3 тыс., курсовая работа — 3-10 тыс., выпускной экзамен — 5-25 тыс. руб. Решение вопроса в деканате об отчислении или о допуске к сессии (в зависимости от остроты проблемы, в связи с успеваемостью или пропуском занятий) может обойтись в сумму от 10 тыс. до 30 тыс. руб. "Средний размер взятки при обучении в вузе сравнительно небольшой,— рассказывает президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков.— Эффект, как говорят в подобных случаях, достигается за счет "вала"". Самый большой объем взяток наблюдается на специальностях "юрист", "менеджер", "экономист". Пальму первенства по взяткам держат вузы Москвы, Санкт-Петербурга и республик Северного Кавказа. Причем на Северном Кавказе размер взятки превышает московские и питерские на 25-30%. В некоторых случаях — вдвое.

Студенты приводят более впечатляющие цифры. "Все зависит от сложности экзамена,— откровенничает студент СПбГУЭФ (ФИНЭК).— На прошлой сессии зачет по английскому стоил 15 тыс. руб., а по физкультуре — всего 4 тыс. У нас в университете можно платить за все: за вступительные баллы, за бюджетные места, досрочную сдачу сессии или сдачу постфактум, за зачеты, экзамены, уход в академический отпуск". По его словам, в среднем зачет обойдется в 7-15 тыс. руб., экзамен — в 13-35 тыс., сессия оптом — в 100-150 тыс., академический отпуск — в 7-15 тыс., перевод с коммерческой формы обучения на бюджетную — в 200 тыс., диплом бакалавра "без заходов в университет" стоит около 1,5 млн руб.

Коррупционные схемы во всех вузах примерно одинаковые. Преподаватели либо скромно предлагают вложить деньги в зачетку, либо нескромно пишут на доске номер банковского счета, куда нужно перевести деньги. Но в университетах, где взяточничество распространено больше всего, действуют настоящие коррупционные сети. Здесь есть "первая рука" — доверенный человек преподавателей и других сотрудников вуза. Им может быть аспирант, студент, лаборант, секретарь, другой преподаватель — этот человек назначает цену и "решает вопрос". Есть также разветвленная сеть посредников. Что интересно, бывают случаи, когда все деньги оседают у них в карманах, а преподаватель получает "спасибо" или бутылку коньяка. "Коррупция цветет у нас не из-за преподавателей, а из-за студентов с девизом по жизни "Все можно купить, все можно продать",— уверен студент одного из московских университетов.— Пальцем на них никто не покажет, быть таким совсем не зазорно, даже модно".

Взятка в законе


Коррупцию в вузах не задушишь, не убьешь — к этой мысли подводит несколько историй студентов-правдорубов. Студент МАТИ-РГТУ им. К. Э. Циолковского Илья Шумилин рассказывает, что очень радовался, когда ему удалось привлечь к ответственности преподавателя философских проблем естествознания Елену Луценко. Когда на зачете преподаватель и студент-отличник разошлись в философских позициях, Луценко заметила, что "с неправильным мировоззрением" тот без семисот рублей зачет не сдаст. Студент отказался, однако оставил в аудитории диктофон, который зафиксировал факты вымогательства денег у других студентов. Шумилин отправился с диктофоном в ОБЭП и вернулся на пересдачу уже с мечеными купюрами. Но когда, казалось, проблема была решена (Луценко приговорили к штрафу в 40 тыс. руб. и на три года лишили права заниматься преподаванием), администрация стала грозить принципиальному студенту отчислением и даже посоветовала другим студентам "не общаться с этим выскочкой". "Надеялись, что я прогнусь и уйду сам. Вообще-то тяжело учиться там, где тебя ненавидят преподаватели и презирают студенты",— рассказывает Шумилин.

"Меня отчислили сразу после того, как я просто написал ректору письмо, где указал на факты взяточничества",— говорит теперь уже бывший студент Московского государственного института радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА). Причиной отчисления стал непроставленный в зачетке экзамен, который ему фактически не позволили сдать — сотрудница деканата отказывалась выдавать экзаменационный лист. "Когда я догадался, что игра без правил "Ходите и сдавайте" затянулась, я попросил уточнить в письменном виде, чего от меня хотят,— уточняет молодой человек.— Письменно изложить свои абсурдные требования ко мне экзаменатор, кафедра и деканат отказались".

"Такие примеры вполне объясняют запуганность студентов,— рассказывает главный редактор ресурса Zastupnik.org Алексей Бутенко.— Все наши посетители связываются с нами исключительно по почте, и даже при этом всегда анонимно. Просят не поднимать шума, ограничиваются наводкой — боятся публичного осмеяния сверстниками или последующих проблем в деканате".

По официальным отчетам, за прошедший год в сфере образования и науки было возбуждено около 2 тыс. уголовных дел. Это, конечно, капля в море. "Мы этим занимаемся,— говорит один из сотрудников столичного УБЭПа,— но только на безрыбье, когда других дел совсем нет. Это довольно муторно, потому что студенты никогда не жалуются, приходится их же пугать уголовным делом за дачу взятки. Система всех устраивает, ну и мы довольствуемся одним делом за сессию на всю Москву".

Маловато будет


В середине февраля у высшей школы появился шанс обзавестись еще одной кормушкой: министр образования Андрей Фурсенко предложил подумать о ЕГЭ для бакалавров как о более объективной оценке, нежели итоговый госэкзамен, существующий сейчас в вузах.

Экспертное сообщество пришло в ужас. Казалось бы, даже не нужно объяснять, что идея универсальных тестов противоречит задачам высшего образования в принципе. "Вводить тестовый экзамен в качестве выпускного в системе высшего профессионального образования — значит полностью загубить всю систему,— негодует Сергей Комков.— Это приведет лишь к тому, что большую часть выпускников будут просто натаскивать". Он напомнил, что опыт школьного ЕГЭ показал массу возможностей схалтурить на этом экзамене. "В этом заинтересованы все, начиная от самих экзаменующихся и кончая руководителями высокого уровня,— отметил Комков.— Результаты ЕГЭ для бакалавров будут точно так же продавать и покупать, и коррупция в вузах вырастет многократно. Мы в ней просто погрязнем и создадим почву для ее усиления во всех сферах жизни".

Представители университетов, впрочем, отреагировали на предложение Фурсенко, как и положено, с пониманием. "Идея, конечно, требует доработки, но в целом вполне объяснима,— считает ректор СПбГУ Николай Кропачев.— Действующая система государственной итоговой аттестации далека от совершенства, она субъективна, в комиссии есть только один внешний эксперт — председатель комиссии ГАК".

Ректор одного из крупнейших университетов страны всерьез озабочен, к примеру, тем, что будет сложно достичь единства требований к результатам обучения. "В случае со школьным ЕГЭ несколько лет ушло на разработку приемлемых и непротиворечивых контрольно-измерительных материалов (КИМ),— напоминает Кропачев.— Но школа — это всего 11 выпускных предметов, а в вузах — сотни направлений обучения. Кто и в какие сроки, какой ценой подготовит КИМы по каждому из них?"

При этом Николай Кропачев уверен, что ЕГЭ по итогам бакалавриата большой прибавки коррупции не даст. "По крайней мере, не больше, чем любая итоговая аттестация сегодня",— полагает ректор СПбГУ.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение