• Москва, -5...-10 снег
    • $ 64,15 USD
    • 68,47 EUR

Коротко


Подробно

"Прохорову 47, все в девках ходит, никого не родил, а лезет в президенты"

Геннадий Зюганов о соперниках на выборах

В рамках специального проекта "Коммерсантъ FM" "Кандидат 2012. Прямой разговор в прямом эфире" на вопросы политического обозревателя радио новостей Станислава Кучера ответил Геннадий Зюганов.


–– Здравствуйте, Геннадий Андреевич.

–– Добрый вечер.

–– Спасибо, что пришли к нам. Напоминаю всем, это проект "Кандидат 2012", в рамках которого четыре кандидата в президенты беседуют в студии в прямом эфире со мной, а я являюсь таким ретранслятором ваших вопросов, которые вы прислали в огромном количестве.

–– Пятый опять сбежал? И к вам не желает идти?

–– Вы знаете, пятый, насколько мне сообщали его помощники, думал какое-то время, но потом решил, что все-таки воздержится, потому что формальная причина такая: одним дашь, значит, надо другим будет…

–– Занят, работает… Не до выборов, не до выборов, занят.

–– Геннадий Андреевич, а вот вы пришли к нам, почему вы согласились, ведь наша аудитория, насколько вам известно, такая достаточно либеральная, мы с вами так полушутя-полусерьезно, вы меня все либералом называете, либералов не любите, наверное. Как вы относитесь к либералам и к аудитории "Коммерсантъ FM"?

–– Вообще, я рассматриваю всех, кто пришел на Поклонную и на проспект Сахарова, и на Болотную, и на Манежную, и на Пушкинскую, –– все это граждане нашей Российской Федерации, а я иду на выборы президента и хочу, чтобы меня рассматривали все граждане как вероятного кандидата, у которого прекрасная программа, очень сильная команда, и могли бы всем гражданам страны помочь выбраться из того тупика, куда загнали страну, и предлагаем совершенно реальные способы решения. Что касается либерализма, я вас не считаю до конца либералом, испорченным человеком.

Либерализм для России смертелен по одной простой причине: наши огромные просторы, многонациональный состав, не позволяют нам предложить те варианты, когда все должно быть брошено в лапы сильных мира сего, на полную так называемую свободу.


–– А именно так вы понимаете либерализм?

–– Ваша свобода уже упирается в мою свободу. Я не верю, что мы можем ввести свободный рынок при наших просторах и наших климатических условиях. Все вокруг Транссиба можно отпускать на 50 км влево-вправо, все остальное, если вы не введете коэффициенты, вы не освоите ни одного квадратного километра, угробите всю экономику.

–– Геннадий Андреевич, давайте так. Мы, естественно, обязательно поговорим о вашей программе, о том, что вы собираетесь предложить, что конкретно сделать для того, чтобы навести порядок в стране, как вы говорите. Но сначала я предлагаю построить наш разговор следующим образом: обсудим последние новости сегодняшнего дня, затем поговорим как раз о дне настоящем, вспомним прошлое…

–– А потом в конце сыграем в бильярд, вы мне задолжали пару партий, попробуем, посмотрим.

–– Давайте не переводить на личные отношения. По-моему, мы играли на золото партии, вы еще не все мне отдали, нет?

–– Да я не все нашел еще, понимаете. Я должен сначала с трудящимися, с хлеборобами, с рабочими, учителями, врачами…

–– Поделиться, да?

–– …а с либералами в последнюю очередь.

–– Во второй части поговорим обязательно об этом. Кстати, я пока для затравки замечу, что Геннадий Андреевич –– автор совершенно замечательной фразы, если я правильно вас процитирую: "Кто не научился в жизни играть на бильярде, в волейбол и преферанс, тот не обеспечил себе достойную старость", правильно?

–– Нет, кто не умеет играть в бильярд, в теннис, в волейбол и преферанс, тот полностью обокрал свою старость.

–– Это во время ельцинских времен вы теннис прибавили, наверное, раньше не было его... Итак, это статья Владимира Путина в "Российской газете" "Быть сильными, гарантии национальной безопасности для России", это пятая статья Путина. Вы их читали?

— Шестая.

— Вы все читали.

— Конечно, внимательно, самым тщательным образом. Но если вы собираетесь идти на выборы, вы должны предложить программу в 7-8 страниц, это все знают, чтобы можно было прочитать и определиться: это мне нравится, это годится, тут буду голосовать, тут не готов. Но это уже будет 130 страниц огромного текста, и думаю, из ста человек, если поймать на улице, в лучшем случае 1-2 и то не все прочитали статьи. Значит, это, скорее, такой пиаровский ход, когда пишется статья и потом вам на "Первом канале" полчаса будут рассказывать, что он там пишет, что он там делает. Стоит посмотреть только на Сердюкова со всеми его реформами, вам станет сразу ясно, что творит Сердюков с той же армией.

— На ваш взгляд, то, что Путин пообещал в этой статье, в частности поставить в войска более четырехсот межконтинентальных ракет, обеспечить оборону, перевести армию на профессиональную основу через какое-то время, все это реализуемо? Он сможет это сделать?

— За последние 2 года на нужды армии мы выделили 2 трлн руб., это колоссальные деньги, весь бюджет годовой это 11 трлн. 2 трлн, из них 400 млрд куда-то умыкнули, утащили. Мы подготовили материал, прокуратура согласилась, что надо расследовать и господин Путин не решился расследовать, куда делись 400 млрд. Это колоссальные деньги. И еще один пример. 90 млрд был выделено на ракетно-космическую технику, каждый второй старт взорвался и сгорел, 7 стартов за прошлый год взлетело в воздух или улетело не туда. Это 40 млрд руб. Если бы эти деньги вложили в электронику, приборостроение, робототехнику, у нас была бы своя элементная база и надежная ракетно-космическая техника. Она была самая надежная в мире, а сейчас превратилась в ненадежную. Вот так руководят военно-промышленным комплексом господин Медведев как главнокомандующий, Путин и Сердюков. Человек, который батальоном в жизни не командовал, вдруг взялся ракетно-космической техникой заниматься, он ничего в этом не смыслит.

— Итак, если коротко, ваша оценка статьи Путина. Это что, исключительно предвыборный пиар или там есть что-то дельное?

— Это да, особая форма засветиться в общественном мнении, снова всего понаобещать, море всего понаобещал абсолютно. В армии 23 трлн. Ну где вы были? За прошлый год, допустим, на гражданские аэродромы поставили всего 8 самолетов. А у Путина 10 авиационных заводов. В свое время наша промышленность авиационная производила 1500 летательных аппаратов в год, полторы тысячи. За прошлый год 8 гражданских самолетов поставили. Ровно 8 упали за год с неба, но упали с пассажирами.

— Когда вы с Путиным общаетесь… Да, вы же с ним общаетесь?

— Регулярно.

— Когда видели последний раз, Геннадий Андреевич? Крайний раз, как говорят парашютисты, дай Бог, не последний?

— Месяц назад.

— Месяц назад. Вы вот эти вопросы ему задаете?

— И не только. Обсуждали все вопросы.

— Как он вам отвечает? Вы задаете ему какой-нибудь вопрос: Владимир Владимирович, куда делись 400 млрд? Вы его спрашивали об этом?

— Спрашивал. Говорит, разберемся, посмотрим. Более того, мы подготовили же, кстати, Счетная палата: и Кармоков, и Степашин, подготовили итоги 10-летней приватизации, вот тех лихих 90-х, он же сам недавно Путин, выступая, сказал, были "лихие 90-е". И в этой статье так пишут, что армию тогда громили, уничтожали, растаскивали. Ну, говорю, давайте рассмотрим для начала: полиция, милиция подтвердила 53 тыс. уголовных преступлений в ходе этой уголовной приватизации. Что б вы думали? Его партия "Единая Россия" ни одного голоса не дала для рассмотрения этого вопроса в Госдуме. На словах одно, а на деле совершенно другое.

— Итак, в частности, к этой статье, посвященной оборонке, сегодняшней, вы предлагаете не относиться серьезно?

— Дело не в этом.

— Просто ваша оценка этой статьи?

— Безопасность — это главное, о чем должна болеть голова у каждого руководителя.

— Да. Но ваша оценка этой статьи?

— Я считаю, что это проект, под которым нет реальной финансово-экономической основы, раз. И второе, нет того курса, который бы обеспечил завтра выполнение этого материала, этих обещаний.

И третье, военно-промышленный комплекс в прошлом году, вы знаете, до сентября месяца не получил никаких заказов, он стоял вхолостую. А господин Сердюков взорвал вместе со своей командой тридцать с лишним военных складов, половину боеприпасов, в том числе и ракеты, которые для оперативно-тактического назначения. Возникает вопрос: если у тебя такой министр обороны, если у тебя взрываются каждый день склады, если твои министры не заказывают на ВПК технику, что вы можете обещать на ближайшие 10-15 лет, когда вы за эти 10 лет не отчитались?


Вот что вы можете обещать?

— К армии тоже еще вернемся, пока по новостям. Александр Волошин, в прошлом глава президентской администрации, предрек победу Путину — в первом туре 60% голосов. Всероссийский центр изучения общественного мнения предсказал уверенную победу Путину уже в первом туре, по словам гендиректора Валерия Федорова, рейтинг действующего премьер-министра достиг 58,6%. На втором месте Геннадий Зюганов — 14,8, на третьем Жириновский, ну и так далее. Как вы относитесь к этим прогнозам?

— Способы давления на граждан страны для того, чтобы компостировать их мозги. Есть другое еще. Выборы в Думу были 4 декабря, 4 декабря от Владивостока до Калининграда "Единая Россия" почти везде нам проиграла, она нигде во Владивостоке не набрала 30%. Весь Северо-Запад, включая Ленинград и остальные, тоже от 25% до 30%. Если посмотреть Москву, в Москве 3300 участков, на 500 участков мы ставили свои камеры и 5 человек направляли на контрольные участки, они победили только на 16, на остальных они проиграли. Результат общий. Общий результат "Единой России" во главе с Путиным, а за неделю до выборов они выдвинули его в качестве кандидата, они обращались вместе с Медведевым, получили в среднем 25-35%, за исключением черных зон, где все ссыпали в одну урну, но они даже от этого не отказались. То есть, чтобы получать 55-60% надо столько же приписать или уворовать.

— То есть вы считаете, по-прежнему, считаете, что результаты думских выборов были фальсифицированы…

— Я по-прежнему абсолютно уверен, если мы проконтролируем, то первый тур не решит эту проблему, а во втором туре ему собирать нечего, потому что те, кто за него голосуют, те пойдут в первом туре. Но они боятся жутко второго тура и все делают, чтобы продавить результат в первом туре.

— Ваш прогноз, будет два тура или один?

— Мы 300 тыс. наблюдателей сейчас собрали, выучили, подготовили, одновременно подписали соглашение, меня на выборах поддержали более 50 организаций — профсоюзы женские, студенческие, ветеранские, военно-патриотические.

Мы заключили соглашение по контролю над выборами с Жириновским, Мироновым, с "Лигой избирателей" в целом. Наша задача сейчас на каждый участок направить человека, не дать переписать протоколы в ЦИКах.


Я внес 9 законов. И если бы три сейчас рассмотрели, и мы поймали каждого за руку, но, обратите внимание: говорят о чем угодно, говорят о любом подписании, а три закона простейшие, их можно принять в одно заседание в трех чтениях и ни копейки не требуют расходов. Первый закон: комиссии составить на паритетных началах снизу доверху, 12 человек, пусть единоросс председатель, 3 зама от других партий, по 3 человека. Второе: ни одного наблюдателя, журналиста нельзя вытащить с избирательного участка. У нас каждого второго, третьего вытащили за ноги, с полицией причем, крышевала полиция, правоохранительная система. Это своего рода мафия, которая по сути дела не выборы проводит, а выдавливает нужный результат.

И третье: бюллетени высыпали на стол, все сидят рядом, не за углом где-то. Правильно Жириновский вчера на "Первом канале" показал: отгоняют подальше, а сами стоят тут и мухлюют. Каждый бюллетень подняли, первый –– за Иванова, Сидорова, Петрова…

–– Геннадий Андреевич, извините, что вас перебиваю, это отличная история, но законы эти не приняты, правильно?

–– Минуточку, еще не вечер. Еще две недели.

–– Вы думаете, успеют принять?

–– Если появится воля и желание проводить честные выборы, можно послезавтра собраться, к вечеру будут приняты законы, подписаны, и тут же сформируем комиссию на паритетных началах, никаких проблем пока нет. Но они этого жутко боятся.

–– С этим понятно. Все-таки скажите, пожалуйста, ваш прогноз: один или два тура?

–– Я считаю, что второй тур неизбежен, но для этого надо очень плотно поработать. У нас 23 февраля пройдут мощные манифестации, там три лозунга: "За честные выборы", "Реальную безопасность", "Сильную грамотную армию" и "Достойную жизнь всем гражданам".

Мы надеемся мобилизовать весь свой актив, и одновременно вижу, что сейчас многие люди, которые раньше отсиживались, были равнодушны, включились в эту очень сложную и ответственную работу. Страна желает честных выборов, и мы обязаны все сделать, чтобы 4 марта не позволили украсть те голоса, которые у нас утащили 4 декабря. У нас утащили примерно 10-12% голосов.

–– Сколько? 10-12%, на ваш взгляд, были украдены у вас, у Коммунистической партии?

–– Кстати, обворовывали всех. Меня поразило, что обобрали всех.

–– Геннадий Андреевич, смотрите, огромное количество вопросов от наших слушателей сводится к одному. Если вы так считаете, если вы по-прежнему считаете те выборы нелегитимными, почему вы не сдали свои депутатские мандаты?

–– Станислав, есть две позиции: все побросал, залез в кусты и там кукарекай, я не согласен с такой позицией.

–– Ну почему в кусты? Можно: вышел на поляну и там кукарекай. Вы ведь помните, как Жириновский вышел в Думе и сказал, что если я, Зюганов и Миронов выведем на улицу миллионы своих сторонников, то от вашей власти ничего не останется? Вы могли это сделать, почему вы этого не сделали?

–– Дайте, отвечу. Понимаешь ли, от страны может ничего не остаться, она и так на ладан дышит. Мы первые места занимаем по смертности, по убийствам, по авиационным авариям, по дорожным происшествиям. Еще не хватает одной Чечни посреди России, тогда, извините, страны недосчитаемся.

–– Геннадий Андреевич, вы считаете, что это чревато гражданской войной, если ваши сторонники выйдут на улицу?

–– Дело не в гражданской, но война-то идет страшная, на истребление. 20 лет, 15 млн человек не досчитались, 14,5 млн русских. Русские области вымирают в 2-3 раза быстрее. Неслучайно Жириновский говорит, я за бедных, я за русских. Хотя ни за русских, ни за бедных никогда толком не голосовал.

Вопрос в другом, мы скатываемся на обочину истории. Мы, по сути дела, выбываем из разряда первостепенных держав. Мы занимали первые три строчки по всем главным показателям. А мы сейчас занимаем по человеческому потенциалу, Путин пришел, мы были 12-е, а сейчас мы 71-е. Вдумайтесь только! Я вот сегодня проводил съезд по заботе о детях и здоровье, у нас детей 7 лет в два раза меньше, чем 18. Завтра будет некому кормить, работать и охранять этот огромный кусок земли.


Бросили бы все мандаты, бросили. По этому закону "Единая Россия" сегодня занимает первое место, им хватает 226 голосов, поэтому займут те же места другие, а вы будете кукарекать в кустах, и никто вас толком не услышит. Поэтому если вы, побросав все, собираетесь проводить дальше какие-то честные выборы, вы по крайней мере должны понимать, кто их будет принимать. Жулики, которые прошли под диктовку "Единой России", они и будут их принимать.

А если вот мы активно сейчас поборемся, кстати, у нас есть возможность и эти три закона провести и другие изменить. И я, выходя на президентские выборы, предложил ремонт политической системы, начиная с президентской власти в том виде, как она есть, и это беда. Поэтому мы будем бороться, используя и думскую трибуну, и программный продукт, и президентские выборы. В этом смысл политической нормальной борьбы.

–– Геннадий Андреевич, сейчас я хочу дать слово нашим слушателям, которые прислали огромное количество вопросов.

— Давай-давай.

— В развитие того, о чем мы с вами начали говорить. Вопрос от Николая: "В случае, если эти выборы будут такими же, как и думские, вы выведете народ на улицы или история повторится, как в 96-м году, и кроме разговоров о судах, так ничего и не сделаете для страны на этом этапе своей политической карьеры?"

— Вы знаете, мы с улицы ни разу не уходили, наши манифестации были самыми массовыми, мы провели тысячи акций против этих вороватых выборов, против роста цен, против этого насилия, которое сегодня творится на улицах, и так далее. У нас наиболее сильная и профессиональная в этом отношении команда.


Кстати, приглашаем, Николай, вас. У нас 23-го, в час дня, на Театральной площади будет мощный митинг. В нем участвует полсотни крупных политических организаций. Пожелаете выступить, приходите, мы никому не перекрываем каналы, даем право выступить. На последнем нашем митинге выступали представители 16 партий, в том числе, и справедливороссы, и жириновцы, и "Левый фронт", и Удальцов выступал, и многие другие. Кстати, мы объединили свои усилия, посылали своих лучших представителей, в том числе, и на Сахаровский проспект. Смолина 2 часа продержали, он ведь руководитель общества "Знание", один из лучших депутатов, автор закона "Образование для всех", так и не подпустили к микрофону – вот такая демократия в стане демократов. Кстати, в этом штабе мы продолжаем работать, у нас там работает Доровин, один из самых опытных бойцов, уличных борцов, и так далее. Поэтому будем активно работать, подключайтесь, упрекать проще всего.

— Геннадий Андреевич, я прямо слышу голос Николая, все-таки, ответьте на мой вопрос, Геннадий Андреевич, если выборы будут такими же, вы народ на улицы выведете?

— Мы уже вывели и не уводили народ. Кстати, 300 тысяч мы собрали для того, чтобы контролировать, мы на каждый участок прикрепили свою организацию, мы к каждому участку приписали полсотни наиболее активных деятелей, которые должны после закрытия участков бороться за то, чтобы дали копию протокола, и мы быстрее посчитаем, чем Чуров. Давайте поддерживайте и помогайте, а не отсиживайтесь.

— Геннадий Андреевич, вы понимаете, что вот этот вопрос, который задал Николай, который задают еще многие наши слушатели, он, на самом деле, ну, очень сложный, да. Вот мне приходилось лично слышать от представителей президентской администрации такую точку зрения, что, конечно же, ни Зюганов, ни Жириновский, ни Миронов не призовут народ выходить на улицы, потому что действительно будет очень опасно для страны, потому что это действительно может привести к массовым столкновениям, потому что их сторонников намного больше, чем сторонников, скажем так, оранжистов или демократов, либералов, называют по-разному. Вот вы мне серьезно совершенно ответьте, пожалуйста, вот вы же понимаете, что если действительно вы объединитесь с Жириновским, с Мироновым и захотите, грубо говоря, свалить этот режим, который вы в 90-е годы называли "бандой Ельцина", помните, "банду Ельцина под суд"?

–– Ну она так и была.

–– Но вы сейчас не говорите: "Банду Путина под суд!".

–– По крайней мере сейчас пытаются в рамках того же парламента, Думы, в рамках переговоров решать какие-то вопросы. Хотя у него есть своя, я бы так сказал, шайка, которая ворует голоса напропалую, тот же Меркушкин сидит в Мордовии.

–– Но банды Путина нет?

–– Нет-нет. Своя группа.

–– Нет, смотрите, у Ельцина была банда, вы говорили: "Банду Ельцина под суд!".

–– Там сплошная банда была, откровенная. Грабили все.

–– А Путина что?

–– Тут все-таки пытаются как-то облагообразить это дело. По крайней мере нет того пьяного разгула и того варварства, которое тогда было.

–– Вопрос все-таки: почему вы с Владимиром Вольфовичем и с Мироновым, если вы в любом случае считаете этот режим продолжением ельцинского, а вы не раз говорили, что так или иначе Путин есть порождение Ельцина и этот режим — порождение ельцинского режима, почему вы тогда не объедините ваши усилия с тем, чтобы этот режим конституционным образом, но убрать? Если все ваши сторонники выйдут на улицу, то, я думаю, что Жириновский прав, и этот режим долго не проживет.

–– Кстати, мы приглашали всех на последние манифестации. Приглашали и Миронова, и Жириновского. Миронов не появился, были его представители. Жириновский проводил свой митинг, но недавно подписал соглашение за то, чтобы в эфире иметь равновеликое представительство. Я полагаю, что сейчас ситуация вызревает качественно новая, и если власть будет нарушать законы, дальше продолжать напропалую воровать голоса, думаю, вся страна объединится против этого безобразия.

–– Иван, член КПРФ, кстати, из Хабаровска, вопрос.

–– Да, ему привет персональный. Иван, привет от меня.

–– Да вы не торопитесь, у него вопрос такой жесткий: не кажется ли вашему гостю, то есть вам, Геннадий Андреевич, что, обрушивая свой гнев на Сердюкова или Кудрина, не называя Путина, все равно что ругать топор в руках палача? Понимает ли наш гость, что в таком случае его поведение расценивается многими как трусость или оппортунизм? Вот такие слова, Иван, член КПРФ, из Хабаровска.

–– Ивану надо бы заглянуть хотя бы в список для голосования. Ни один наш депутат не голосовал за утверждение Путина премьером. Ни один. Хотя у нас немало деловых людей, для них проголосовать против Путина-премьера — это была большая и сложная задача. Ивану советую зайти на наш сайт, kprf.ru, и посмотреть мое выступление при отчете всех отчетов Путина. Оно не просто жесткое, я подвел итоги его 12-летнего правления, они просто ужасающи в этом отношении.

Много слов и нет конкретных дел, угроблены целые отрасли производства. И недоверие тому же Путину и его команде в лице его министров и служб высказывалось не однажды, и продолжаем мы эту линию, в том числе в ходе выборов. С другой стороны, я конструктивный человек: отвергая что-то, предлагаю. Я бы хотел попросить Ивана ознакомиться, мы 15-миллионым тиражом, вот, Станислав, вам подарю, подготовили мою программу: вывод страны из кризиса. Она есть в каждом поселке, в каждой деревне, городе, ознакомьтесь.


Ивану пора вместе со всеми родственниками и соседями готовиться к очередным выборам и двигаться, поддержать и проголосовать. Одних громких слов сегодня мало, нужна активная поддержка. Если он член КПРФ, поручено каждому привести с собой 20 человек на избирательный участок. Тогда это будет активный член КПРФ, а не болтун.

— Геннадий Андреевич, вернемся в историю. Смотрите, когда люди говорят об оппортунизме, вспоминая, 96-й год, и здесь, поскольку мы с вами знакомы примерно как раз с того времени, с 95-96, по сей день непонятно: выборы 96-го года президентские, как сейчас вы считаете, вы выиграли или проиграли?

— Станислав, то, о чем вы говорите, возникло в 2000-м году, спустя почти 4 года, в телепередаче, в которой участвовали Слиска и Жириновский. До этого ни одной статьи ни в одной газете не было о том, что Зюганов выиграл выборы. Почему? Потому что страна тогда развалилась ровно пополам. В первом туре разница между мной и Ельциным была в 3%. Я целую ночь убеждал Лебедя, который набрал 14%, отдать мне голоса, сформировать вместе сильное правительство. Он сказал "да". А утром включаю эфир, он стоит на ковре у Ельцина, отдал ему свои голоса, получил за это пост руководителя Совета безопасности. Я ему сказал: вас выгонят к осени. Его к октябрю и выгнали. Тогда Лебедь перетащил чашу весов в пользу Ельцина. Что касается проверки. Проверка показала: города-миллионники, их 20, Урал, Москва, Питер, север, Дальний Восток, сырьевые регионы, где были побогаче все, надеялись стать миллионерами, если растащат народную собственность, они голосовали за Ельцина, это твердо. За меня проголосовали от Тихого Дона до Тихого океана, их уже опалило — войны, сотни тысяч беженцев. Страна развалилась пополам. Можно было организовать войну между севером и югом и потерять окончательно Россию. Мы все взвешивали. Что касается судебной практики, невозможно было установить реальный результат. Рябова срочно отправили послом, а через полгода спалили все бюллетени. Считать было уже нечего.

— Ваша собственная точка зрения, вы выиграли те выборы?

— Я выиграл по всему югу. Ельцин выиграл в крупных городах, промышленных центрах, на севере, на Урале, на Дальнем Востоке.

— Давайте резюмируем. Вы просто не захотели развязывания гражданской войны…

— Ну, она была неизбежна при такой постановке. Что касается, как голосовали. За меня больше старшее поколение голосовало. Столкнуть молодежь, которую обнадежили, что они будут и та маленькая девочка, которая миллион выиграет, будут богатыми, и старшее поколение. Это было преступно. А с другой стороны вот на этих выборах, кто за нас голосовал?

За нас голосовали города почти все. В наукоградах вокруг Москвы, их 27, мы везде победили, на 5-7% оторвались от "Единой России". За меня проголосовало в 2 раза больше в МГУ, в Академии Наук, те, кто думает, читает, соображает и понимает, что происходит, голосуют за нас, как наиболее перспективную партию, способную к объединению широких социальных слоев, а не прикормкой олигархов и вороватого чиновничества.


Ситуация изменилась. Кстати, я надеюсь, что и на этих выборах Прохоров не сумеет обмануть молодое поколение, потому что разыгрывают тот же сценарий. В прошлый раз на левом фланге был Федоров, талантливый человек, царствие ему небесное, народное предприятие, справедливость, а на правом Лебедь — упал, отжался, приду — посажу. Сегодня та же картина: Прохоров, а слева Миронов наши многие лозунги озвучивает. Результат: растаскивают голоса и опять пытаются пропихнуть того же Путина, ничего за 15 лет нового не придумали.

— Вот смотрите, вопрос от Марины из Владимира: "Не считаете ли вы, Геннадий Андреевич, что на самом деле являетесь частью сценария, который разыгрывается подобно тому, который был в 96-м году? Вас намерено хотят вывести с Путиным во второй тур, чтобы затем, например, Прохоров отдал свои голоса тому же Путину? Прохоров или Миронов. Вы в этом спектакле участвуете сознательно, осознанно или неосознанно?".

— Ну так, что предлагает она?

— Она вопрос задает.

— Что предлагает? Сдать все в первом туре?

— Геннадий Андреевич, смотрите, я думаю, мне кажется, знаете, вопрос к чему сводится… Я думаю, что если вы на него прямо ответите, это будет вполне логичным, потому что многие ждут такого ответа. То есть вы не договаривались с Путиным, вы абсолютно осознанно делаете то, что делаете?

–– Я вас прошу, вы опытный политобозреватель, вот берите, берите вот эту нашу (звук разворачиваемой газеты)…

–– …газету "Правда"?

–– …кто, кого выбирать: позиция Зюганова, позиция Путина. Вот можно справа проголосовать. Они диаметрально противоположны, ничего общего нет. Он говорит, останется 13-процентный подоходный налог –– это полная чушь, потому что нельзя миллиардеру и полунищему учителю с библиотекарем платить одинаковый налог. Он говорит, не будем национализировать минерально-сырьевую базу. А я вот вас спрошу, а за счет чего вы будете ремонтировать сгнившие сети, которые лопаются каждый день? Он говорит, что он прибавит, можно купить квадратный метр, если сбавить 20%. Никогда вы не купите, когда средняя цена 50-70 тысяч рублей, а средняя зарплата –– 15-20 тысяч. У нас прямо противоположные программы. Поэтому никакого сценария нет, есть реальное желание исправить ситуацию. Но надо читать, и думать, и соображать.

–– Геннадий Андреевич, я после каждого вашего ответа буду резюмировать, чтобы мы могли потом это цитировать и прямо в нашем эфире давать.

–– Вы ведите передачу, резюмировать будете, когда я уйду. Сегодня мой час. Задавайте вопросы, у вас там их много.

–– Конечно. Итак, тогда еще раз повторяю вопрос: "У вас не было никаких договоренностей с Путиным относительно этих выборов?"

–– Это полная чушь, ну какие к черту договоренности? О чем договариваться можно сегодня? Ну о чем, вот скажите, о чем можно договариваться?

–– Все. Нет, вы ответили на вопрос, абсолютно. Геннадий Андреевич, считаете ли вы, что национализация может привести к гражданской войне? Если нет, то почему. Валерий из Нижнего Новгорода.

–– Ну, с какой стати, отчего она разыграется? Какие силы такие развяжут эту гражданскую войну? Ну, выгнали Гусинского, сидит где-то, Березовский с Абрамовичем судятся в Лондоне, Ходорковского посадили, что, война началась? С чего война начнется?

Мы 10 млн собрали подписей, 98 из 100 голосуют за национализацию минерально-сырьевой базы. Кто? Вся охрана олигархов проголосует за эту национализацию. Почему? Потому что тысячу лет осваивали, 10 тысяч рудников, а доход граждан страны в 400 раз меньше, чем у олигархии, которая захапала все недра, всю нефть, газ, весь алюминий, весь цинк, весь кобальт. Скажите, с какой стати? А с другой стороны, только у нас такое варварство. Нигде в мире этого нет. Ни в Норвегии, ни в Эмиратах. Еще, Станислав.

–– Да, я слушаю.

–– Вы на машине ездите?

–– Да.

–– Сколько бензин 95 стоит? 28,30, солярка тоже. Почему во всех остальных нефтедобывающих странах она дешевле? В Иране –– 3 рубля, в Саудовской Аравии –– 5, в Ливии –– рубль. Почему у нас 30 рублей? 500 млн тонн нефти добыли, по 3 тонны на человека, 250 за бугор продали, а свою экономику и вас всех душат невиданными ценами.

–– Как вы сделаете так, чтобы у нас бензин стоил как в Иране?

–– Очень просто. Если государство будет контролировать и будет нормальный рынок, у нас нет рынка, это бандитский базар. Вот и будет нормальная цена. 15-17 рублей.

–– Как именно будет протекать ваша национализация?

–– Кстати, это очень принципиальный вопрос. Во-первых, этот вопрос касается и нации, всех граждан. Им надо объяснить, что сносились все трубы, страна стоит на миллионе километров трубопроводов, 700 тысяч сгнили, что в стране сгнили провода, 2/3 турбогенераторов, что завтра начнутся сплошные аварии, и обилие иномарок пусть никого не успокаивает.

Чем вы будете ремонтировать? За счет чего и на какие средства? В Америке свою дыру не залатали, Германия не справляется с Францией с одним долгом Греции, а впереди еще Португалия, Италия, остальные. У нас нет ресурсов. Или мы начнем строить и развиваться, или дальше будем вымирать.

–– И все-таки, какую именно вы собираетесь национализировать промышленность, какие отрасли?

–– Первое, у нас –– это общенациональный референдум о национализации минерально-сырьевой базы, железнодорожных сетей, газопроводов, системы военно-промышленного комплекса и связей управления. Там могут быть различные формы собственности, но государство будет иметь контрольный пакет и определять систему ценообразования. Без этого мы ни с кем не можем конкурировать и ремонтировать страну.

Второй вопрос принципиальный. И в царское, и в советское время была монополия на спирто-водочную промышленность. Это дает 25-30 рублей живых денег, сейчас 80 копеек. Остальное все мафия забирает.

И третий очень вопрос: прогрессивный налог должен быть обязательно. Ну нравится Путину Германия, €30-70 тысяч получаешь в год и более, 35%. Здесь хотя бы 20-25% возьмете, в 2-3 раза будет больше, решите многие проблемы.

–– Геннадий Андреевич, после короткого выпуска новостей вы расскажете о том, как сделать, чтобы это все не превратилось в очередную кормушку для государственных людей.

–– Да нет, спокойно, спокойно, какую кормушку? Ну, если этим отдадите, будет кормушка.

— Геннадий Андреевич, очень много вопросов, я постараюсь их задавать в режиме блиц.

— Давайте, я буду плотно отвечать.

— Итак, что сделаете с Владимиром Путиным, когда станете президентом?

— Первое, проведу аудит. Никто не знает, что имеем, что разворовали, что растащили. Второе, проведу политическую реформу, восстановлю баланс властей в пользу сильного профессионального правительства и нормальной законодательной власти. Третье, верну, а может быть, это первое, все детям, что у них отняли и отобрали. И восстановлю нормальную судебную власть и правоохранительную систему.


Судьи на районном городском звене будут избираться, а не крышевать как сегодня. Это делает правоохранительная система. А потом каждый ответит за то, что он сделал и натворил, что ему неприкосновенность президентов и настоящих, и будущих. И сам покажу пример, что президент – должностное лицо, которое отвечает перед страной, а не скрывается за навязанным стране законом, при котором он не отвечает ни тогда, когда работает, ни после этого.

— Геннадий Андреевич, вы красиво, как профессиональный политик…

— Ответил я совершенно подробно.

— Ответьте, пожалуйста, на вопрос, что непосредственно с Владимиром Владимировичем Путиным сделаете?

— Я еще раз, я вам ответил. Вы хотите, чтобы я занимался не судебными делами, вот кого-то брал за бороду или за горло.

— Нет, просто я хочу понять, что после вашего прихода к власти будет. Кого вы будете расследовать, а кого не будете?

— Я говорю, каждый будет отвечать за свое содеянное.

— Каждый, с кого?

— Включая Зюганова. Будучи президентом. В противном случае, это беззаконие будет продолжаться дальше.

— Ну, а как вы будете определять, кто должен отвечать? Чью кредитную историю расследовать, а чью не расследовать?

— Проверки нам подскажут, сколько наворовали, кто воровал, зачем это сделал, чем прикрывался.

— Хорошо. Как вы обеспечите так, что при вас не будет коррупции? Как поборете нынешнюю?

— Главное условие, чтобы не было коррупции, должны показать пример первые лица государства. Если президент будет знать, что он ответит, и работая, будет отчитываться за свою работу. Если каждый министр, прежде чем будет назначен, пройдет собеседование двух комитетов Совета федерации и парламента, то никогда ни Сердюков, ни Фурсенко не попадут на эту должность.

Если каждый будет знать, что он будет декларировать не только свои доходы, но и расходы, кто занимает государственные должности, то, сколько веревочке не виться, все равно с него спросят.


Вот только эти три меры могут привести в чувство очень многих чиновников. С другой стороны, у меня команда сейчас работает такая, которая, первое, непричастна к воровской приватизации, никто. Второе, доказали, что они успешные люди. Третье, у нас из 81 списка на выборах 43 возглавляли крупные ученые и управленцы, у нас очень профессиональная команда.

–– Вы лично богатый человек?

–– Я очень богатый. Во-первых, у меня только за рубежом вышло 150 крупных работ. По моим учебникам учатся во Франции, а моя книга "Глобализация и судьбы человечества" переведена на все мировые языки. У меня у сына пять сыновей, у дочери два сына и девочка. Я восьмикратный дед, я уже перевыполнил все обязательства перед страной в этом отношении. Прохоров — 47 лет, все в девках ходит, детского смеха не слышал, никого не родил, лезет в президенты.


–– Геннадий Андреевич, мне кажется, у вас какая-то особая любовь к Прохорову, вы его упоминаете уже который раз. Миронова не вспоминаете, Жириновского не вспоминаете, а Прохорова прямо вспоминаете…

–– Еще ходит и учит нас, как жить и как работать…

–– Задел он вас как-то, задел, Геннадий Андреевич, все-таки.

–– Да нет, надо скромно вести себя. Партийку у него выдернули из-под ног за три недели. Меня сто раз допрашивали, 50 раз угрожали, запрещали, у нас партия… 30 тысяч только пришло молодых людей за последние пару лет. Посмотрите на их лица, что эта за команда.

–– Вот, кстати, насчет лиц молодых. Тут знаете, сколько вопросов. "Геннадий Андреевич, когда дадите дорогу молодым?" — один вопрос. Второй вопрос: "Где молодые лица?" Эдуард Морозов: "Когда уступите дорогу более молодым? КПРФ теряет из-за этого много потенциальных членов и голосов. Если станете президентом, выдвинете ли молодого вице-президента?"

–– Ты сейчас опять проговоришь мое время, у меня дорогое время.

–– А вы конкретно отвечайте, Геннадий Андреевич.

–– Вот Гордону на передачу я послал Юру Афонина, он же молодежный лидер. 10 лет работает с нами, 34 года. Секретарь ЦК, главный контролер, великолепно знает. Его не пустили на передачу. Шойгу пустили, Кургиняна пустили, а его не пустили.

–– Они, насколько я понимаю, хотели вас лично видеть.

–– Вот молодежная команда, посмотри, слева направо: все молодые, 40-45. Все главные посты в партии занимают сегодня. Новиков — главный идеолог, 40 с небольшим. Тайсаев –– национальная политика, 40 лет. И так далее. Посмотрите, Калашников — классный руководитель. Это совершенно молодежная команда. Кумин, деловой человек, возглавляет у меня штаб по выборной кампании, 35 лет. Совершенно молодая команда.

–– Еще вопрос от наших слушателей. Наверное, вас он удивит, но вы знаете, поскольку количество этих людей увеличивается, я думаю, нужно ответить, они тоже избиратели.

–– Давайте.

–– Вопрос от человека под ником Демон: "Как вы относитесь к геям?"

–– Слушай, я в этой области не специалист. Это Жириновскому задавайте вопрос, он во всем разбирается.

— То есть вы не относитесь к геям, понятно, никак. Хорошо. Ваше отношение к Богу?

— У меня серьезное отношение. Я считаю, есть четыре опоры в душе у человека — это вера, надежда, любовь и мудрость — мать их, Софья. И если этих четырех опор нет, человек превращается в зверя или в ничто. У меня вера — более широкое понятие.

Я верю в страну, в народ, в трудовые мозоли, в талант, верю в Россию, как уникальную державу на планете. Я, может быть, один из немногих, кто изучал Библию, я был поражен, когда моральный кодекс строителей коммунизма положил рядом с Нагорной проповедью Иисуса Христа, вдруг увидел, что мы списали полностью с Нагорной проповеди. Но Нагорная проповедь написана лучше.


И больше всего меня потрясло, что главный лозунг коммунизма я нашел в послании Павла Фессалоникийцам: кто не работает, то и не ест. Я когда мирил в Чечне враждующие кланы, мне старик принес Коран в переводе Крачковского, говорит: "Сынок, я вижу, ты нам добра хочешь, не изучишь эту книгу — не сумеешь помирить". Я ночами изучал и должен сказать, что в них заложена мудрость тысячелетий, опыт поколений, национальный дух и характер и многое другое. К вере надо относиться всерьез.

— Ваше отношение, вы уже упомянули Чечню, сказали, что мирили там кланы, ваши отношение, спрашивает Пахом: "Добрый день, Геннадий Андреевич, как вы относитесь к деятельности Рамзана Кадырова? Имеет ли право человек, который воевал против федеральных сил, занимать государственную должность? Если вы станете президентом, каковы будут ваши кадровые назначения в Чечне и вообще политика на Кавказе?".

— У нас у руководства нет политики на Кавказе. Кавказ — самый сложный инструмент, регион, который есть в мире. Там каждое новое ущелье, новый язык, традиции, вера, обычаи. Я был везде, 6 раз на Эльбрус поднимался, прошел на Домбае все маршруты.

Чечня — особый регион, особая ситуация. Эту проблему нельзя вот просто так с наскока обсудить. Надо все сделать для того, чтобы там мир был. И в этом отношении надо помогать и Рамзану Кадырову и так далее, но там надо сбалансировать все и вся. В противном случае все время будет кровоточить. Потому что если взять в целом на Кавказе 10 молодых людей, у 8 нет работы. И если остановить в горах, в одном кармане будут патроны, во втором наркотики.


У власти нет ни одного разумного решения этой ситуации. С другой стороны Северный Кавказ — это Ростов, Краснодар, Ставрополье, 25 миллионов отборного хлеба, весь продовольственный хлеб — это 22 млн. Если взять Кавминводскую группу и Сочи, это 450 курортов и санаториев, без которых мы потеряем всю здравницу. Кавказ — это особый мир. А между Каспием и Черным морем живет 20 млн человек. Там надо работать, а не болтать.

— Так вот, поэтому конкретный вопрос задает человек, то есть Рамзана Кадырова, если вы будете президентом… Вы не будете проводить кадровых перестановок?

— Я буду проводить политику, которая будет служить национальным государственным интересам России, миру и дружбе на Кавказе. Если вы приедете на Кавказ, вы должны знать три заповеди. Там три главных ценности: надочарная цепь, седины стариков и могилы предков. Если будете на это опираться, будет и мир и нормальная работа.

— Попробую еще раз, кадровые перестановки будете делать?

— Я вам ответил. Пошли дальше.

— Но я не понял.

— Вы не поняли, жаль. Придется вас мне отправить на Кавказ, вы там поездите, тогда многое поймете. Следующий вопрос.

— Геннадий Андреевич, секундочку.

— Тратите время зря.

— Секундочку. Я хозяин в этой студии, поэтому я задаю вопросы. Вы будете делать кадровые перестановки или нет? Если я неправильно понял, вы поясните тогда.

— Я введу выборность органов власти, будет исполнительная подконтрольна законодательной. Все будет нормально. Вперед, дальше.

— Хорошо, дальше. Геннадий Андреевич, вы в ваши 66 лет… 66?

— Ну, дальше.

— Человек спрашивает, Алексей.

— Да, Алексею скажи, правильно Алексей говорит, но мужчина возраста не имеет, это самочувствие.

— Хорошо. Так как вам удается поддерживать такую физическую форму?

— А… (Смеется) Ничего лучше русской бани человечество не придумало…

— Вы что, оттуда не выходите что ли все-таки?

— Я встаю в 5, 40 минут делаю гимнастику, у меня сто видов цветов растет. У меня пасека 30 семей. Я два часа утром обязательно работаю. В 7 уезжаю на работу. Ложусь после 12-ти. Читаю 200 страниц в день. Живу 20 лет в детском саду: у меня младшему внуку Ивану 4 года, старшему 24. Вот в саду и школе будете жить и будете все время молодой.

— Алексей, я вам скажу, что вы чуть-чуть ошиблись, где-то на полтора года примерно.

— На один год ошибся. Ничего он не ошибся. Но хочу Алексею добавить: вот когда говорят молодые, кто распродал всю страну под диктовку американцев? Чубайс –– 30 с небольшим было. Кто дефолт обрушил? Кириенко –– 36 было. Кто, собственно, ваши все карманы вывернул? Гайдар –– 35 было. Кто вытащил мир, от фашизма спас? Сталин, Рузвельт и Черчилль. Черчиллю было под 70, Сталину с Рузвельтом примерно по 65, моего возраста были. Кто вытащил Китай? 73-летний Дэн Сяопин, который после того, как дважды был сослан, создал команду, которая провела классные реформы. Кто Сингапур превратил в рай? Человек, которому сегодня под 80, но который сумел провести суперклассные реформы.

Не возраст определяет в данном случае. Сегодня нужны не молодые и прыткие, а нужны умные, стойкие, грамотные и очень профессиональные люди. Из кризиса выводят грамотные люди, а не "отрыги".


–– Вопрос Егора из Новосибирска: "Вы будете менять название партии?"

–– Название партии –– Коммунистическая, в переводе на русский язык –– общественная, коллективистская. Мы вообще коллективники по природе.

–– Название будете менять, Геннадий Андреевич?

–– Спроси его, почему "Московский комсомолец" или "Комсомольская правда"? Название партии –– это вопрос ко всем членам партии.

–– То есть правильно я понимаю, что по аналогии с "Московским комсомольцем" в Коммунистической партии мало чего коммунистического?

–– Не об этом речь. Понимаете, партию меняет не человек. Название партии меняет эпоха, ситуация, обстановка. В кризисных условиях кто это затевает, тот теряет все, и свои организации, и поддержку, и опору, и многое другое.

–– То есть, сейчас вам стратегически, так цинично политическим языком, выгодно оставаться коммунистической партией?

–– Стратегически вытащить страну из того дерьма, куда ее засунули. На нее накатывается новая волна кризиса, если упустим время, потом будет поздно. Потом придется вводить чрезвычайщину, но ее некому вводить. Если вводит человек, которому не доверяет полстраны, эта чрезвычайщина обязательно закончится поножовщиной.

–– Светлана спрашивает: "Геннадий Андреевич, все-таки, как вы ответите той части скептиков, которая считает, что вы сами не желаете становиться президентом?" Вы хотите быть президентом, Геннадий Андреевич?

–– Ну, полная чепуха.

–– Геннадий Андреевич, вы хотите быть президентом?

–– Я еще раз хочу сказать, я не хочу, я предложил команду, 80 человек опубликовано, зачитайте мой состав команды. Там представители семи партий. Я предложил правительство народного доверия и способ выбраться. Я предложил варианты решения, она спрашивает, вы хотите или не хотите! Я вам предложил, каким образом можно решить все задачи. А вы меня спрашиваете. Глупый абсолютно вопрос.

–– Геннадий Андреевич, ну, слушайте.

–– Глупый вопрос.

–– Я давно привык, что не бывает глупых вопросов, бывают неумные ответы.

–– Нет, я прошу прощения, по-моему, сейчас, к сожалению, много глупых вопросов.

–– Геннадий Андреевич, мне кажется, что за этим вопросом вот что стоит: люди хотят увидеть вас, да, хотят понять, что вы за человек в этом смысле –– боец или не боец, грубо говоря. Это нормальное явление, когда человек хочет стать медиаменеджером, хозяином радиостанции, хочет стать ведущим, журналистом, и так далее. Когда человек-политик хочет стать президентом, это абсолютно нормально. Они хотят услышать, вы хотите стать президентом или вы, типа, вынуждены? Вот надо страну спасать, надо выручать. Вы хотите быть президентом Российской Федерации, Геннадий Андреевич Зюганов?

–– Я хочу быть президентом страны, а не кооператива. Я хочу быть руководителем команды, а не клана. Я хочу иметь министров, которые управлять будут, а не очередной иметь кооператив собутыльников и соклашников. Я хочу, чтобы страной управляли профессиональные люди, но тот, кто собирается идти на выборы, обязан уже посмотреть, прочитать и определяться. Уже голосовали сердцем, пора голосовать мозгами и личной ответственностью перед детьми и внуками.


–– Александра спрашивает из Москвы: что вы будете делать, если все-таки Путин победит не в первом, так во втором туре, просто спокойно продолжите работать в Думе и наблюдать за тем, как –– тут уж я добавлю, как компания одноклассников –– продолжит творить все, о чем вы сейчас говорили?

–– Я буду бороться за победу. Моя команда на этих выборах. Поэтому приглашаю вот тех, кто задает вопрос "если?", без "если" поднимайтесь, собирайте свой клан, всех родственников, друзей и дружно идите голосовать за нашу команду. Тогда мы с вами изменим ситуацию к лучшему. Ельцин не с неба свалился. Кстати, был моим соседом, надо мной жил. Я более пьяного руководителя в своей жизни не видел, я всем ходил и говорил, не голосуйте, вы потом себя проклянете. А теперь никто не признается. Вот сейчас надо работать на то, чтобы мы с вами победили на выборах, а не задавать "если да кабы".

— Геннадий Андреевич, благодарю вас от своего имени и от имени наших радиослушателей за то, что согласились остаться еще на 10 минут. Сразу перейду к вопросам от наших слушателей. "Уважаемый Геннадий Андреевич, — спрашивает Александр из Екатеринбурга, – не пора ли вам отказаться от сталинско-бериевско-путинского наследия, – вот так он интересно в одну цепочку обращает все это, – и поддержать создание крупной социал-демократической партии, объединившись со всеми вменяемыми левыми силами? Вы получите дополнительные миллионы сторонников, тем более что реально ваша программа не коммунистическая?"

— Хочу прямо сказать, КПСС не была партией, это была система государственно-политического управления. Мы отличаемся во многом от КПСС, мы за разнообразные формы собственности, но отдаем приоритет коллективным формам хозяйства, и так далее. Мы за свободные честные выборы и открытое политическое соперничество. Мы за свободу слова и свободу и достоинство личности, пожалуйста, исповедуй любую веру, и так далее. У нас сегодня треть партии верующих. Наша партия современная, левая партия, она впитала в себя и заключила соглашение с 10 профсоюзами: женскими, студенческими, ветеранскими, писательскими. У меня в партии работает…Кто возглавлял список? Нобелевский лауреат, он не член КПРФ, адмирал Комоедов, он не член КПРФ, Светлана Савицкая, дважды герой, она не член КПРФ. Союз коммунистов и беспартийных честных порядочных людей. Сейчас надо собираться и идти всем дружно на эти выборы и слушать всякую туфту, которую будут нести ближайшие 10 дней. И тогда будет действительно левоцентристская политика в стране. Я был инициатором этой политики после дефолта, когда уговаривал Примакова пойти руководителем правительства, Маслюкова и Геращенко. Вот тогда мы проводили действительно лево-центристскую политику, социальноориентированную и направленную на нужды трудящихся и развитие производства.

— Какие конкретно меры вы собираетесь предпринять для поддержки и развития среднего и мелкого бизнеса?

— Кстати, он позарез нужен. Позарез нужен. У меня и специальное обращение к ним есть. Говорят, вот придет – что-то отнимет. Я говорю, покажите мне хоть одного человека, чтобы я отнял. Говорят, вот придет – посадит. Я говорю, покажите, кого я посадил. Я много лет руководил силовыми ведомствами, и так далее. Политика должна быть предельно ясной и четкой, направленной на созидание и развитие производства. А без малого и среднего бизнеса…

— Ну, конкретные меры по поддержке малого и среднего бизнеса? Налоги, что?

— Первое и главное, их обложили налогами, которые вообще, если ты производишь современную продукцию и особенно наукоемкую, тебя можно на три года освобождать от налогов. Что касается, разве можно рассчитать свой бизнес-план, если каждый январь-месяц на 15% повышают коммуналку и энергоносители. Разве можно быть конкурентным в среднем бизнесе и в малом, если сегодня киловатт в час дороже, чем в Европе, в Америке? Газ у нас стал дороже, чем Америке, у них на 10% сбавили. Надо в целом всю цепочку эту…

Человек освоил, у него несколько магазинов, реальное производство, а его сейчас заново обкладывает со всех сторон государственный рэкет, и не может даже свой магазин выкупить по нормальной цене. У меня возглавляет это направление один из лучших бизнесменов Сапко, он сейчас председатель комитета по промышленности в Госдуме. Приглашаю в наш совет по малому и среднему бизнесу, мы все ваши предложения приняли, которые можно реализовать в ближайшее время.

–– Геннадий Андреевич, вопрос, который я задаю всем кандидатам: за что вы готовы умереть?

–– Вообще за державу. Признаюсь честно, мне жутко за страну обидно. Я родом с Орловщины, у нас в деревне почти все мужики полегли, защищая державу. У меня в роду все воевали, все служили, я три года в Германии в спецразведке служил и так далее. И здесь вот взяли, пришли и псу под хвост тысячелетнюю державу растаскивают, разворовывают. Ведь никому не будет счастья в такой стране завтра.

Я клялся Красному знамени победы и остался верен. Меня много раз преследовали, наказывали, меня больше тысячи раз судили. И я верен своей державе, за державу готов голову сложить. Но буду все делать для того, чтобы восторжествовал в нашей державе мир и достойная жизнь.

–– Владимир спрашивает: если будут выборы — слово выборы он ставит в кавычки — в один тур, покинет ли фракция КПРФ Думу? Если выйдут все партии, Дума будет нелегитимной. Возможен такой вариант?

–– Вот давайте, поддержите нас. Изберете, я дал слово, что 1 декабря этого года проведу полноценные выборы в Думу, но до этого отремонтируем полностью законодательство, примем эти девять законов, которые внесли, выборы будут абсолютно прозрачные, честные и равноправные для всех партий и движений.

–– Геннадий Андреевич, есть ли что-либо, о чем я вас не спросил и что бы вы очень хотели сказать нашим слушателям?

–– Хотел бы сказать, что вообще у нас резерва времени не осталось. Можно сколько угодно рассуждать, но советский запас съеден, мировой финансово-экономический кризис продолжается, Америка не залатала триллионами свои финансовые бреши. Европа тоже корчится.

Из 200 стран, которые провалились в яму кризиса, только 12 прибавляли. У нас не осталось времени для длинных дебатов и разговоров, нам надо исправлять ситуацию 4 марта. Приходите, поддерживайте. Вместе попробуем вытащить страну из того тупика и дерьма, куда ее затолкали. Вот это главная сегодня задача для всех, кто думаете о своих детях, внуках и о нормальной, достойной жизни.

–– И напоследок. "Коммерсантъ FM" проводил голосование на вопрос: готовы ли вы в знак протеста голосовать за КПРФ? Вот у нас на сегодняшний момент примерно больше половины проголосовавших, 234 голоса, говорят, что из соображений протеста голосовать не готовы, но 126 голосов, это достаточно серьезная цифра, говорят, что они готовы в знак протеста голосовать за КПРФ.

–– Скажи первым, кто не готов, потом будут кусать локти, но будет поздно. Потому что выбора есть два: если нравится, что происходит — от Прохорова до Путина, если не нравится, голосуйте за нашу команду. Наша команда профессиональнее, совестливее, умнее, сильнее, и она ответственнее, поэтому надо делать выбор, иначе будет поздно.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение