• Москва, +11....+14 небольшой дождь
    • $ 63,16 USD
    • 70,88 EUR

Коротко


Подробно

Баррель крови

В Казахстане подавлены акции протеста рабочих нефтяных промыслов

В конце минувшей недели в казахстанском городе Жанаозен были жестко подавлены протесты нефтяников. По официальным данным, в столкновениях с полицией убиты 13 человек, 99 ранены. Горожане же ведут свой счет жертвам и говорят, что трупов — "от 30 до 70", а раненых — сотни. Ни одну из версий проверить невозможно. Но, как убедился побывавший на месте событий корреспондент "Ъ" ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ, власти сделали все, чтобы можно было поверить самым страшным слухам.


Бунт на праздник


— Мя-а-а-асо! — улыбаясь во весь белозубый рот, нараспев произнес человек в штатском.

Штатский стоял на крыльце управления внутренних дел Жанаозена, выделяясь на фоне одетых во все черное спецназовцев, и провожал взглядом вереницу проходивших мимо людей. Их лиц было не разглядеть. Они семенили на полусогнутых ногах, ссутулившись и заложив руки за голову,— кто мешкал, тут же получал от спецназовца пинок или крепкий тычок кулаком в бок.

Это была очередная партия задержанных за участие в пятничных беспорядках на центральной городской площади. Это их называли "мясом".

Запах мяса витал и в коридорах УВД, стены и полы которого местами были забрызганы кровью. На вопрос, почему на стенах кровь, сотрудник УВД с добродушным славянским лицом не моргнув глазом ответил:

— Барана зарезали. Праздник же был.

Праздник действительно был. В пятницу 16 декабря весь Казахстан пышно отмечал 20-летие независимости. Власти Жанаозена тоже не хотели ударить в грязь лицом. Распластанный посреди степи невзрачный и пыльный город нефтяников украсили цветными флагами. На центральной площади смонтировали огромную сцену, установили яркие юрты и новогоднюю ель.

Праздничную идиллию портили только нефтяники в одинаковых куртках, которые с мая не покидали площадь, требуя от властей повышающих коэффициентов к зарплате за вредные условия работы. Коэффициенты правительство вроде бы утвердило еще в 2009 году, только почему-то не стало применять. Протестующих увольняли, таскали по судам и запугивали. Но они не покидали насиженного — в прямом смысле слова — места, пока не наступил День независимости. В пятницу елка, юрты и нефтяники не смогли ужиться на одной городской площади.

Первый удар бастующих нефтяников приняло на себя здание нефтяной компании "Озенмунайгаз"

Первый удар бастующих нефтяников приняло на себя здание нефтяной компании "Озенмунайгаз"

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Насчет того, что произошло в этот день, есть несколько версий. Официальная гласит, что взбеленившиеся протестующие ни с того ни с сего принялись громить сцену и праздничные юрты. А потом, совсем осатанев, ринулись к зданию местного акимата (городской администрации), сминая полицейские кордоны и поджигая припаркованные автомобили.

— Представь себе: ты стоишь в оцеплении, а на тебя ломится озверевшая толпа,— описывал события сотрудник УВД, ни в какую не соглашавшийся назвать свое имя.— Ты стреляешь, сначала в воздух, а они все прут и прут. А у тебя за спиной акимат. То есть — власть! И отступить нельзя, потому что приказ. Да и свои потом не простят.

Акимат в итоге не уберегли. Здание выгорело дотла так же, как соседняя гостиница и офис нефтегазовой компании "Озенмунайгаз". Юрты и ель тоже не уцелели. Но и нападавшие понесли потери. Министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов вчера объявил, что погибло 13 человек, а еще 99 получили ранения различной степени тяжести.

— Это все люмпены. Работяги необразованные,— горячился прибывший в Жанаозен из Актау следователь, представившийся нам Женей.— Напились, обкурились и принялись все громить.

Следователь был расстроен тем, что на все это ему теперь приходится тратить свои законные выходные. Чуть позже образованный Женя вытащит из моей сумки блокнот с записанными в нем свидетельствами очевидцев и вместе с ним исчезнет в неизвестном направлении.

"Люди пачками валились"


Столкновения, сопровождавшиеся поджогом автомобилей, заставили власти ввести в Жанаозене чрезвычайное положение

Столкновения, сопровождавшиеся поджогом автомобилей, заставили власти ввести в Жанаозене чрезвычайное положение

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

У тех, кто протестовал в ту праздничную пятницу, другая версия событий. Точнее, версий несколько.

— Власти поставили на площади юрты и стали праздновать. Готовили и ели бешбармак. А потом кто-то из пировавших со словами "поешьте, голодные же" швырнул нефтяникам кости. Вот тут людей и прорвало,— рассказывает монтажник Куат.

Бурильщик Аманжос уверяет, что все началось из-за злополучных юрт:

— Нефтяники с самого начала предупреждали, что не надо ставить на площади юрты. Тем более что раньше их всегда устанавливали не на площади, а в стороне. Когда рабочие пытались помешать, их стала теснить полиция. В итоге у молодых не выдержали нервы, и началась потасовка. Потом подтянулся ОМОН и стал стрелять по толпе. Люди пачками валились, но не отступали. Шли и шли под пули.

Есть и третья версия. Согласно ей, в какой-то момент среди нефтяников, до того мирно стоявших здесь целых семь месяцев, появились задиристые молодые люди в черных куртках. Они якобы и начали громить сцену с аппаратурой и подожгли новогоднюю елку.

Расходятся с официальными сообщениями и облетевшие весь город слухи о погибших. Горожане говорят, что в пятницу от пуль погибло "то ли 30, то ли 70 человек". Но никак не 13.

Правда, проверить эти цифры, как, впрочем, и обнародованные властями, невозможно — по запекшимся кровавым кляксам на площади установить число убитых невозможно. А морг и городская больница Жанаозена охраняются спецназом так, словно это особо важные режимные объекты. У всех въездов, входов и выходов в медучреждения города дежурят десятки бойцов в полной боевой выкладке.

Впрочем, желающих попасть внутрь, чтобы узнать о судьбе родных или близких, намного больше. Вчера люди с раннего утра толпились у ворот и были до слез рады, если их после тщательного обыска впускали внутрь. И далеко не факт, что их там ждали хорошие новости.

"Главное — стабильность"


В воскресенье на опустевших улицах Жанаозена не осталось практически никого кроме омоновцев

В воскресенье на опустевших улицах Жанаозена не осталось практически никого кроме омоновцев

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Обыски стали теперь в Жанаозене обычным делом. Спецназовцы и военные досматривают прохожих и останавливают весь транспорт, кроме служебного.

На блокпосте у въезда в город казахский спецназ вчера работал с особым рвением. Там автоматчики остановили автобус и уложили на обочину ехавших в нем пассажиров. Им сначала наступали на голову сапогом, а уже потом задавали вопросы.

Самых неблагонадежных арестовывали. К последним полиция отнесла корреспондента и фотокорреспондента "Ъ", а также журналиста издания "Лента.ру" Илью Азара.

Нас задержали на центральной площади города — за нарушение указа президента Нурсултана Назарбаева о чрезвычайном положении в Жанаозене и доставили в городское УВД. "Мясом", впрочем, не называли. Следователь Женя лишь тщательно изучил содержимое ноутбуков, флешек и диктофонов и зачитал указ президента, где, кстати, ни слова не говорится о запрете фотосъемки.

Еще он с напарником прочел нам лекцию, из которой следовало усвоить, что за любыми беспорядками в мире всегда стоит Запад: сначала он привел к власти Ленина — чтобы развалить Россию, а потом привел к власти Горбачева — чтобы разрушить Советский Союз.

С этим знанием нас и отпустили на свободу. Мы снова оказались в городе, где не работает мобильная связь, нет интернета и спокойствия. Зато висят огромные баннеры с улыбающимся Нурсултаном Назарбаевым и лозунгами "Мир и стабильность — наше главное достояние".

Цена вопроса

Максим Юсин, обозреватель


Волнения в казахском Жанаозене (бывший Новый Узен) могут вызвать эффект домино во всех азиатских республиках бывшего СССР. Предпосылки к "бессмысленному и беспощадному" народному бунту есть везде — в Узбекистане, Туркмении, в других областях Казахстана, не говоря уже об обделенных природными ресурсами Киргизии и Таджикистане. И, если уж рвануло в Казахстане, который считается самой стабильной республикой азиатской части СНГ, чего тогда ждать от его более отсталых соседей?

Цена вопроса может оказаться высокой. Как и в арабских странах, переживших революции, народное недовольство попытаются использовать в своих целях исламские радикалы — они и так в последние годы усилили свои позиции в Средней Азии.

Под угрозой окажутся и оставшиеся в этих республиках русские, а также другие представители "нетитульных наций". В Казахстане их особенно много — 37% населения. И именно президента Назарбаева, проводившего в целом умеренную национальную политику, они считают главным защитником от казахских националистов и религиозных экстремистов.

При неблагоприятном развитии событий конфликт в Мангистауской (бывшая Мангышлакская) области вполне может перерасти в межэтнический. Подавляющее большинство восставших нефтяников — казахи. А на подавление бунта власти перебросили полицейские части из Караганды — самого "русского" из крупных городов Казахстана.

Как это не раз случалось в Средней Азии за последние 20 лет, в критические моменты местные лидеры опираются не на своих соплеменников, а на подразделения, укомплектованные славянами. Один из многих примеров — взятие Душанбе в 1992 году с помощью русских спецназовцев из Узбекистана, благодаря чему к власти пришел нынешний президент Таджикистана Эмомали Рахмон. И вот теперь помощь "русских силовиков" потребовалась Назарбаеву. Нетрудно предсказать реакцию казахских "патриотов", которые и так обвиняют президента в чрезмерном внимании к русскому языку и русской культуре. В их глазах картина проста: "понаехавшие славяне" поддерживают "коррумпированного диктатора", против которого восстали коренные жители.

И здесь цена вопроса — судьба миллионов русскоязычных жителей самой многонациональной республики Центральной Азии. Если Нурсултан Назарбаев не сумеет удержать ситуацию под контролем, если волнения перекинутся на другие области страны, первыми жертвами казахских радикалов могут стать живущие в республике русские, украинцы, татары.

И тогда новые потоки переселенцев хлынут из Казахстана в Россию. Больше им некуда бежать.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение