• Москва, +12...+25 ясно
    • $ 35.0786 USD
    • 47.1702 EUR

Коротко

Подробно

-->

«Франция выйдет из НАТО»

Марин Ле Пен рассказала “Ъ” о своей программе

Во Франции стартовала кампания по выдвижению кандидатов в президенты на выборах 2012 года. Лидер ультраправой партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, опережающая по популярности президента Никола Саркози, готовится к своему первому официальному визиту в Россию. О том, почему Франция должна выйти из НАТО, как Европе бороться с наплывом мигрантов и чем ее привлекает Владимир Путин, МАРИН ЛЕ ПЕН рассказала корреспонденту “Ъ” ЕЛЕНЕ ЧЕРНЕНКО.


— Чем ближе президентские выборы, тем выше ваш рейтинг. Как вы это объясняете?

— Мы дошли до некоей поворотной точки. Мы являемся свидетелями загнивания навязанной нам англосаксонской модели развития, основанной на принципах ультралиберализма и отказа от суверенитета наций. Французы начинают осознавать, насколько губительна политика открытых границ и массового притока мигрантов, попустительского отношения к вопросам безопасности, отказа от протекционистских мер в экономике и патриотического отношения к национальным производителям. Эта политика привела к плачевным результатам, но ни Союзу за народное движение (партия Никола Саркози.— “Ъ”), ни социалистам не под силу изменить что-то, так как они просто не в состоянии предложить стране альтернативный путь.

— А вам это под силу?

— Да, ведь мы единственная по-настоящему патриотическая партия. Мы считаем, что успех и процветание Франции возможны только при условии укрепления безопасности, сохранения национальной идентичности и патриотизма. «Национальный фронт» — единственная партия, придерживающаяся принципов политики генерала де Голля. Как и он, мы выступаем за независимую, сильную и влиятельную Францию. Францию, которая выстраивает политику, исходя из собственных стратегических интересов, а не желаний других стран, таких как США.

— А что будет, если Никола Саркози останется на второй срок?

— Не думаю, что это возможно. Мир на пороге мощных финансовых потрясений, особенно сильно это отразится на еврозоне. Многие экономисты сомневаются в том, что евро устоит, предрекая Европе кризис. Я не верю, что в таких условиях Саркози сможет далее управлять страной. Вывести Францию из кризиса сможет только возврат к финансовому суверенитету и собственной валюте. И мы именно за это и выступаем. При этом я искренне верю, что этот кризис открывает для Франции большие возможности, как бы парадоксально это ни звучало. И не только для Франции, но и для всей Европы. Европы свободных и суверенных наций, которую мы хотим построить. Кризис может дать толчок переменам во внутренней и внешней политике Франции, которой давно пора перестать подчиняться США и развернуться в сторону России. Я давно говорю, что нам необходимо развивать отношения с Москвой, а не с Вашингтоном, поскольку у нас с ней и в цивилизационном, и в стратегическом плане много общих интересов.

— Больше, чем с США?

— Конечно! Американская культура далека от французской и европейской, так исторически сложилось. Поэтому я не могу не переживать, когда вижу и чувствую, как наш президент по наводке американцев поворачивается к русским спиной. И не только он. С подачи американцев Россию демонизируют и французские СМИ. Политикам, выступающим за углубление отношений с Россией, приходится непросто, и нужно немало мужества, чтобы отстаивать эту ставшую уже почти неполиткорректной позицию.

— Такое действительно редко услышишь от европейского политика.

— Ну, я может быть и единственная во Франции, кто защищает Россию, но не единственная в Европе. При этом я считаю, что Россия недостаточно активно развивает отношения с теми европейскими политиками и игроками, которые, как и я, симпатизируют ей и готовы продвигать эту позицию вперед. Американцы в этом плане гораздо более активны, в этом вся проблема.

— Если вы станете президентом, Франция выйдет из НАТО?

— Да, я изначально была против участия Франции в альянсе. В этом смысле я полностью согласна с мнением генерала де Голля, который был против подчинения национальных интересов Франции любой другой иностранной силе. В том числе и такой силе, как США. При этом я убеждена, что европейские государства должны сотрудничать в области безопасности, но не вижу ни одной причины, почему Россия не может быть частью этого процесса. Европейским странам стоит совместно с Россией выработать план построения Европы будущего.

— А каким вы видите будущее Ливии, где при активном участии французских вооруженных сил произошла смена политического режима?

— Сомневаюсь, что у новых властей получится построить демократию. Я была против интервенции в Ливии, против вмешательства в ситуацию в Сирии и в Кот-д`Ивуаре. Я верю в дипломатию, особенно региональную. Проблематикой Ливии, Египта и Туниса должны заниматься их арабские или африканские соседи. В любом случае это лучше, чем интервенция западных стран. Не считаю, что НАТО и страны ЕС совершили нечто героическое в Ливии. Силы были абсолютно неравными, так что альянсу нечем гордиться. При этом я понимаю, что американцы преследуют свои интересы, продвигая все эти псевдодемократические революции по миру, но не понимаю, почему Европа им подчиняется, а Россия не защищает свои интересы на том же уровне, как США.

— Как правило, на Западе, в ЕС в том числе, к подобным действиям России относятся крайне настороженно.

— Да, это правда, ведь демонизация России поддерживается на уровне руководства ЕС, и происходит это с подачи США, пытающихся построить однополярный мир. Я верю в многополярный мир. Что касается ситуации в Северной Африке и на Ближнем Востоке, то сейчас сложно сказать, к чему все это приведет. Не исключено, что на смену светским диктаторам придет диктатура шариата. Но на Западе восточных диктаторов делят на хороших и плохих. Хорошие — это, например, Саудовская Аравия и Катар, а плохие — все те, кто не потакает нам во всем и не отдает нам свою нефть. Ведь все сверженные режимы были светскими диктатурами — Египет, Тунис, Ливия. И теперь во всех этих странах к власти рвутся радикальные исламисты. И им не нужна ни демократия, ни свобода. Для Европы крайне опасно иметь таких соседей.

— Чем это чревато?

— Не в последнюю очередь увеличением иммиграции в Европу. Боюсь, нам придется заплатить очень большую цену за эту авантюру Саркози. Хотя это была не столько его инициатива, он, к моему глубокому сожалению, пошел на поводу у американцев. Им-то ничего, а к нам из Туниса и Ливии уже прибыло 25 тыс. иммигрантов. При этом у нас почти 5 млн безработных, огромный внешний долг и дефицит бюджета. Социальная система еле выдерживает существующую нагрузку, однако мы упорно продолжаем принимать по 200 тыс. мигрантов в год, и это не считая нелегалов. Франция давно не справляется с этим наплывом приезжих ни в финансовом плане, ни в плане нашей идентичности, которая уже начала меняться в результате массовой иммиграции.

Очень точный прогноз дал в этом смысле Владимир Путин, который сказал, что Франция может превратиться в колонию своих бывших колоний. И это именно то, против чего я борюсь. Не из ненависти или ксенофобии, а из любви к своей стране. Я хочу, чтобы Франция оставалась Францией. За последние 30 лет мы уже приняли 10 млн человек, пора остановить это нашествие.

— Что именно вы предлагаете?

— Прежде всего надо урезать легальную иммиграцию до самого необходимого минимума. Потом надо сделать так, чтобы Франция перестала быть для мигрантов привлекательной страной. Ведь сейчас вы приезжаете во Францию и, даже будучи нелегалом, тут же получаете практически те же права, что и французы. Вам предоставляют пособие, социальное жилье, бесплатное образование и здравоохранение. Я убеждена, что, если мы не будем ничего предлагать мигрантам, они перестанут приезжать. Мы должны в первую очередь думать о своем народе. Правда, как только кто-то начинает критиковать миграционную политику властей, его тут же прозывают расистом. Я же считаю, что нельзя забывать о национальных интересах страны в угоду политкорректности. Уверена, что большинство французов думают также.

— Осталось только, чтобы они проголосовали за вас на выборах. В России с этим проще. Имя будущего президента РФ уже фактически определено. Власти называют это стабильностью, оппозиция — признаком отсутствия демократии. Как бы то ни было, но если вы станете президентом, то, скорее всего, будете иметь дело с Владимиром Путиным. Что вы думаете о нем?

— У нас во Франции тоже не идеальная демократия, и мы в этом плане не имеем права давать России уроки демократии. Но я признаю, и я этого не скрываю, что в некоторой степени восхищаюсь Владимиром Путиным. Он совершает ошибки, но кто их не совершает. Ситуация в России непростая, и нельзя ожидать, что все проблемы, появившиеся в результате распада СССР, решатся быстро, на это нужно время. Мне кажется, что у Владимира Путина есть характер и видение будущего, необходимые для того, чтобы обеспечить России то процветание, которое она заслуживает. А более активное сотрудничество с Францией и европейскими странами может ускорить этот процесс.

Тэги:

Обсудить: (0)

"Коммерсантъ" от 13.10.2011, 00:05

Наглядно