• Москва, -2...-3 снег
    • $ 63,92 USD
    • 67,77 EUR

Коротко


Подробно

-->

"Если мы потеряем эту возможность, нам будет очень тяжело к ней вернуться"

Еврокомиссар Штефан Фюле рассказал Ъ о будущем договоре об ассоциации между Украиной и ЕС

Евросоюз не намерен признавать политзаключенными находящихся сейчас под следствием членов правительства Юлии Тимошенко. При этом в ЕС считают, что украинские власти пытаются решить их проблемы. Но даже это не отменяет одного из ключевых требований к Киеву — лидеры оппозиции должны иметь возможность участвовать в парламентских выборах 2012 года. В противном случае Брюссель готов заблокировать вступление в действие cоглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Об этом специальному корреспонденту "Ъ" СЕРГЕЮ СИДОРЕНКО в ходе VIII ежегодной встречи Yalta European Strategy рассказал комиссар Европейского союза по вопросам расширения и европейской политики соседства ШТЕФАН ФЮЛЕ.


— Что будет с переговорами по cоглашению об ассоциации (СА), если украинское руководство не выполнит ваших требований о декриминализации статей Уголовного кодекса, которая позволит решить проблему уголовных дел в отношении представителей оппозиции?

— Мы очень решительно настроены завершить переговоры по СА, потому что этот договор хорош для всех нас — и для Украины, и для ЕС. Но если решение проблем, о которых идет речь, не будет найдено, сделать это, возможно, будет сложно. Если мы парафируем это соглашение, то позже от нас будут ожидать, что мы его подпишем, а затем — ратифицируем. А с ратификацией могут возникнуть проблемы.

— Но временный договор, регулирующий создание зоны свободной торговли (ЗСТ), не требует ратификации. Он будет подписан?

— Мы предлагаем Украине не обычный договор о ЗСТ, а создание глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли. А это не только торговые отношения. Это означает, что мы фактически включаем Украину в общий рынок ЕС, который является одним из самых успешных проектов Евросоюза. Вы бы не стали предлагать эти возможности странам, у которых есть явные проблемы с соблюдением ваших основных ценностей, не так ли?

— Представители неправительственных организаций обратились к Евросоюзу с просьбой не упустить выпавший Украине шанс и подписать соглашение, даже несмотря на проблемы в стране.

— Да, я об этом знаю. Я, как и они, верю, что это соглашение полезно для обеих сторон. Украина является первопроходцем — вы первыми можете заключить с ЕС соглашение, экономическая часть которого выходит за рамки традиционного понятия о ЗСТ. В то же время это требует нового качества взаимоотношений Киева и Брюсселя. И здесь недостаточно ориентироваться на прагматический подход в переговорах по СА. Многое зависит и от того, как Украина обеспечивает независимость юстиции, верховенство права, свободу прессы и другие фундаментальные права и свободы.

— Однако эксперты полагают, что если сегодня ЕС не удержит Украину на своей орбите, заключив с ней договор, то завтра эта возможность может быть потеряна.

— Полностью согласен. Сегодня у Украины — исторический шанс. Вам осталось сделать один или два шага. И если сейчас вы не используете этот стратегический момент, у вас, похоже, будет немного возможностей вернуться на те же позиции (в переговорах с ЕС.— "Ъ"). Знаете, есть люди, которые говорят, что наши отношения развиваются по синусоиде, что у нас регулярные взлеты и падения. Но я вас уверяю — это не так. В этом случае не идет речь о циклическом развитии. Сегодня мы с вами близки к тому, чтобы перейти на совершенно новый уровень взаимоотношений. И я боюсь, что, если мы потеряем эту возможность, нам будет очень тяжело к ней вернуться.

— Если проблемы решатся, и СА все же будет подписано, войдет ли в него упоминание о перспективе членства Украины в Евросоюзе или о ст. 49 Европейского договора, гарантирующей такую перспективу?

— Не войдет. Я надеюсь, что этот факт не станет проблемой, которая окажется препятствием для подписания украинской стороной соглашения об ассоциации.

— Вы постоянно выделяете дело Юлии Тимошенко среди списка дел, возбужденных в отношении бывших украинских чиновников. В чем его особенность?

— Я никогда не говорил, что речь идет только о ней, есть и другие вопросы. А когда я в качестве примера ссылаюсь на дело Тимошенко, я всегда говорю, что это — доказательство существования проблем в Украине.

— Тем не менее ЕС требует от Украины решения проблемы именно с делом Тимошенко. Требование о декриминализации касается ее дела, и получается, что Валерий Иващенко, Юрий Луценко и другие могут остаться за решеткой, хотя их, так же как и Тимошенко, считают политическими заключенными.

— Нет, они не являются политическими заключенными. Мы не считаем никого из них таковыми.

— Почему?

— А на каких основаниях мы должны так считать? Я вижу четкое различие между проблемными случаями в Украине и политическими заключенными в Белоруссии, за которыми мы признаем такой статус. В Белоруссии их арест стал следствием того, что они выступали против диктатуры Лукашенко. А в Украине возникают вопросы о качестве законодательства и об уровне независимости судебной системы. В то же время мы видим, что ваша власть прилагает усилия для исправления существующих недостатков.

— Расскажите, какие вы видите действия Украины в этом направлении?

— Украинское руководство еще год назад предложило провести ряд реформ, в том числе Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов. Декриминализация экономических преступлений — только часть этого процесса, этим дело не ограничится. Так что мы видим, как Киев прилагает усилия для создания системы, которая станет намного ближе к европейским ценностям. В конкретном случае, в деле бывшего премьер-министра Тимошенко, мы получили заверения на наивысшем уровне, что украинская власть осознает сложность ситуации, ее подтекст, понимает неоднозначность обвинения экс-премьера по тем статьям, на которых основывается сегодня процесс по ее делу. Нас заверили, что Киев искренне заинтересован в решении этого вопроса. Я же отметил, что у Украины будут сложности, если бывшего премьер-министра и ее коллег посадят, основываясь на законодательстве, корни которого уходят в советскую судебную систему. К слову, если вы изучите законы стран--членов ЕС, то вряд ли найдете там статьи, подобные тем, по которым проходит Тимошенко.

— Правильно ли я понимаю, что дело Тимошенко беспокоит вас не в последнюю очередь в контексте приближающихся парламентских выборов в Украине?

— Наша позиция такова: политическая борьба ни в коем случае не должна проводиться с использованием Уголовного кодекса. Мы верим, что окончательное суждение по поводу того, что было не так и какова мера ответственности политика, должно обеспечиваться в результате выборов. Важно дать политикам возможность соревноваться друг с другом и убеждать избирателей, что они не только предлагают стране правильное будущее, но и правильно действовали в прошлом.

— Насколько пристально вы следите за делами рядовых украинских оппозиционеров, например Галины Швыдкой, пенсионерки, которая отсидела 10 суток за то, что отрезала ленточку от венка, возложенного главой государства к памятнику Шевченко, или участников "налогового Майдана"?

— Мы пытаемся воздержаться от комментариев и оценок отдельных случаев, но следим за тем, не являются ли они системной проблемой. Люди должны иметь право высказывать свое мнение. И совершенно необязательно их даже штрафовать, а тем более сажать на несколько дней в тюрьму за такие вещи. Знаете, в Европе вы вряд ли найдете основания для того, чтобы считать такие действия уголовно наказуемыми. Поэтому мы хотим таких изменений в судебной системе Украины, при которых не появлялись бы не только громкие дела, но и подобные случаи с обычными оппозиционерами, обычными людьми. Недопустимо, когда граждан Украины притесняют, злоупотребляя законом.

— В таком случае пройдет много лет, прежде чем мы сможем подписать соглашение об ассоциации — изменения в судебной системе, о которых вы говорите, требуют времени.

— А мы никогда не говорили, что условием подписания соглашения является выполнение Украиной всех обязательств на 120%. У нас нет папки из 23 или 145 страниц, где расписан четкий перечень технических требований, выполнение которых является условием для заключения договора. Мы должны увидеть намерения с вашей стороны! Конечно, мы пытаемся основываться на фактах, когда принимаем решение по Украине. Но вы должны понимать, что в этом случае речь идет все же о восприятии... Если вы посмотрите ежегодный отчет об Украине (см. "Ъ" от 18 марта), то увидите, что мы следим не только за активностью политиков, не только за действиями центральной власти. Мы также ведем дискуссии с гражданским обществом и пытаемся получать максимально объективную картину, насколько это возможно.

— В Украине говорят, что между Киевом и Москвой уже началась газовая война. Вы согласны с такой оценкой?

— Я не хотел бы употреблять термин "газовая война" в то время, когда мы пытаемся найти решение...

— То есть Евросоюз вовлечен в процесс принятия этого решения?

— Эта тема была одной из приоритетных на моих переговорах как с президентом Януковичем, так и с премьер-министром Азаровым и первым вице-премьером Клюевым. Еврокомиссар Гюнтер Эттингер, ответственный за энергетику, в октябре посетит Киев. У нас продолжается взаимодействие в сфере использования ГТС. После кризиса 2009 года мы установили параметры нашего сотрудничества в модернизации ГТС, предоставив Украине членство в Энергетическом сообществе. Оно приблизило Украину к ЕС, потому что ей было предложено привести свое законодательство в сфере энергетики в соответствие с европейским...

— ...но действия Украины в рамках имплементации законодательства ЕС — ликвидация НАК "Нафтогаз Украины" — являются одной из формальных причин пересмотра газового договора. Встанет ли Европа на сторону Украины в этом конфликте?

— Важность Украины в газовой сфере заключается в том, что Евросоюз сотрудничает с РФ. Я не вижу, как ваша страна сможет продолжать играть эту роль, если она превратится в поле битвы между Россией и ЕС.

Интервью взял Сергей Сидоренко


Тэги:

Обсудить: (3)

Газета "Коммерсантъ Украина" №148 от 20.09.2011, стр. 1