• Москва, 0...-2 снег
    • $ 63,30 USD
    • 67,21 EUR

Коротко


Подробно

Курсовая разница

В этом году программы МВА окончили выпускники, которые учились в разгар кризиса. Как они оценивают свои бизнес-школы? "Секрет фирмы" и Headhunter.ru представляют топ-30 российских программ MBA. Правильность применения методики рейтинга подтвердила международная аудиторская компания.


Текст: Юлия Фуколова, Владислав Коваленко, Светлана Горбачева


Выпускник одной из российских программ MBA признался, что обучением в бизнес-школе доволен, потому что здесь он познакомился с женой. А главным минусом он считает отсутствие парковки, которую школа обещала открыть, но так и не открыла. Впрочем, другие обладатели степени МВА получили более богатый опыт. Мы опросили 1387 выпускников бизнес-школ Москвы и Санкт-Петербурга, получивших диплом MBA в 2009-2011 годах. И на основе их мнения о качестве обучения составили очередной рейтинг российских программ MBA.

Респонденты оценивали свои школы по 12 критериям (см. таблицу ниже) — преподавательский состав, важность приобретенных навыков и т. д. Кроме того, в рейтинге мы учитывали стоимость программ MBA, так как между ней и качеством обучения, по мнению выпускников, существует прямая связь. Вес всех критериев определяли сами респонденты.

В этом году список топ-30 программ MBA впервые возглавила Высшая школа маркетинга (ВШМ) ГУУ — в 2010 году она занимала второе место. Выпускники поставили ей наивысшие баллы сразу по нескольким критериям — преподавательский состав, практичность обучения, полезность установленных связей, рост зарплаты после обучения. "К нам стоит очередь из преподавателей, желающих у нас работать. И все с опытом в бизнесе — других и не рассматриваем. Сегодня треть преподавателей ВШМ — наши же выпускники,— рассказывает руководитель ВШМ ГУУ Александр Челенков.— Мы 15 лет выстраивали эту систему, и теперь она приносит свои плоды". Выпускник 2010 года Николай Мечтанов отметил, что школа предлагала много свежих кейсов из российской практики. Кроме того, на занятия приглашали действующих предпринимателей, в том числе выпускников ВШМ.

Второе место, отстав от лидера всего на несколько десятых балла, заняла Высшая школа бизнеса (ВШБ) МГУ. Эта школа стабильно входит в число лучших — в четырех из пяти наших рейтингов она занимала первое место. Самые сильные стороны ВШБ МГУ — скрупулезность отбора слушателей и требовательность преподавателей. По словам выпускников, школа организует "кастинг на высшем уровне". От студентов требуют выполнять домашние задания, а опоздавших не допускают на занятия. "Порядки в школе строгие, пересдача экзаменов и проектов — нормальное явление",— говорит выпускник 2011 года Евгений Лим. Нельзя сказать, что подобная требовательность уникальна, но в период кризиса многие бизнес-школы ослабили контроль над отбором студентов и учебной дисциплиной. Как следствие, просело качество обучения. А ВШБ удалось свой уровень сохранить.

Институт делового администрирования и бизнеса Финансового университета при Правительстве РФ (ИДАБ) сохранил за собой третье место в нашем рейтинге. Его выпускники отметили, что в школе сильный преподавательский состав и серьезный подход к отбору абитуриентов. С поступающими на MBA здесь беседуют по вопросам макроэкономики, а также проводят тестирование.

Неплохую динамику показал Международный институт менеджмента (МИМ) ЛИНК: в прошлом году школа занимала в общем рейтинге седьмое место, сейчас — четвертое, и, судя по всему, скоро составит конкуренцию лидерам. ЛИНК не похож на традиционную бизнес-школу — его слушатели почти не занимаются в аудиториях. Они самостоятельно осваивают учебные материалы, общаются в онлайн-конференциях, раз в месяц группа встречается на так называемых тьюториалах. На сегодняшний день ЛИНК открыл 86 учебных центров в России и СНГ, здесь работают 354 тьютора — менеджеры, которые прошли подготовку для работы со студентами.

По словам выпускников ЛИНК, теоретические знания они применяли на практике уже через две недели после начала обучения. "Мы не разбирали абстрактные кейсы, а выполняли работы на базе своей компании",— говорит заместитель гендиректора ИТ-компании "Софтбаланс" (Санкт-Петербург) Владимир Котов. Например, одно из заданий — рассчитать эластичность спроса для конкретного товара или услуги. Котов провел исследование для учебного центра своей компании. Используя изученные в ЛИНК математические модели, Владимир нашел оптимальную цену, при которой компания получит максимальную выгоду, а также рассчитал численность классов. В результате получил и зачет, и пользу для бизнеса.

91,8% выпускников российских MBA из 1357 опрошенных рекомендовали бы свою бизнес-школу знакомым


Разгул мертвечины


Минувший год не добавил оптимизма бизнес-школам. "Посткризисные реалии очень жесткие,— говорит президент Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), ректор Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС Сергей Мясоедов.— Ни в России, ни в других странах рынок бизнес-образования так и не восстановился". В российские бизнес-школы сегодня приходит в среднем на 20-30% меньше слушателей, чем в 2007-2008 годах. При этом стоимость MBA растет — за год многие школы подняли цену на 10-15%. Деньги у целевой аудитории есть, но люди не хотят их тратить на предлагаемые программы.

Далеко не все учебные заведения понимают, что нужно студентам в нынешних условиях. Например, предлагают устаревшие учебные материалы, что в период кризиса вызывает особое недовольство слушателей. "Мы рассматривали много кейсов, но они все неактуальные. Возникало ощущение мертвечины",— пожаловался свежеиспеченный выпускник MBA одной уважаемой бизнес-школы.

Нередко бизнес-школы используют такую уловку, как "переупаковка контента". Как объясняет президент Российской лиги MBA Юрий Тазов, многими школами руководят те же команды, что и 15-20 лет назад, они не имеют связи с реальным бизнесом. И вместо того чтобы создавать действительно новые программы, часто перетасовывают старые курсы, предлагая их в новой упаковке.

И все же лучшие бизнес-школы пытаются уловить тренд. Например, уходят от принципа обучения на основе отдельных дисциплин. "Студентов нашпиговывают знаниями по отдельным функциям менеджмента, таким как производство, финансы, персонал, маркетинг. Но обучение должно идти от реальных проблем, а не от концепций и инструментов",— считает декан ВШБ МГУ Олег Виханский (см. СФ N5/2011).

Кроме того, изменения в бизнесе происходят быстро, поэтому многие технологии управления уже устарели. "Стратегическое планирование в его классическом виде сейчас уходит на второй план. Стоит говорить об управлении неопределенностью, хаосом. Мы предложили нашим преподавателям сделать акцент на кейсы и проекты, не имеющие однозначно правильного решения. Это стимулирует слушателей мыслить нестандартно",— рассказывает Сергей Мясоедов.

По мнению Мясоедова, бизнес сможет больше доверять школам, если те будут заниматься applied research — прикладными исследованиями. "Слово "профессор" у нас в школе воспринимается скорее негативно,— соглашается ректор ИМИСП Сергей Мордовин.— Преподаватель обязан кроме глубокого знания своей дисциплины заниматься прикладными вещами, консалтингом, чтобы через полгода этот бизнес-опыт можно было изучать в аудитории". Подобный подход приносит и материальные выгоды. Так, ВШМ ГУУ, по словам Челенкова, не ощутила кризис: падение выручки от образовательных услуг школа компенсировала доходами от исследовательской работы. "Наш научно-образовательный центр уже четыре года по заказу Минобрнауки занимается исследованиями в области нанотехнологий. Например, готовим решения по проектированию нанопродуктовых кластеров. В прошлом году Институт маркетинга ГУУ выполнил контрактов на $2 млн, в результате родилась книга "Рынок нано". Над ней работали и наши выпускники, тем самым они окупили затраты на обу-чение",— рассказывает Челенков.

Наконец, бизнес-школы смогут лучше понимать бизнес, если будут развивать сегмент корпоративного обучения. Но пока это направление в зачаточном состоянии: в лучшем случае оно дает 10-20% выручки. Исключение — ИМИСП, где корпоративные клиенты приносят около 60% оборота, а к 2013 году школа планирует довести этот показатель до 75%. Конечно, приходится конкурировать с корпоративными университетами, но зато здесь "водятся" большие деньги. Так, Московская школа управления "Сколково" за минувший финансовый год (закончился в июне) заработала на открытых и корпоративных программах для топ-менеджеров более $14 млн, или в два раза больше, чем в 2010 году. Что же касается программ MBA, то "Сколково" пока не участвует в нашем рейтинге — у школы еще нет трех выпусков.

Раздел влияния


Падение спроса на MBA отчасти связано еще с одной проблемой — слишком уж разношерстная публика собирается в аудиториях. У людей разный опыт, одним нужны навыки, другим — философский взгляд на бизнес. В результате никто не получает полноценной отдачи от обучения. Это проблема многих учебных заведений. Так, Высшую школу менеджмента (ВШМ) НИУ ВШЭ (24-е место в этом году, 15-е — в прошлом) даже конкуренты называют одной из лучших бизнес-школ. Но если часть выпускников MBA обучением довольна, то другие разочарованы и ставят школе низкие баллы. "Половину из того, что мы изучали, можно без особого ущерба отбросить",— признался один из выпускников ВШМ.

В этом смысле с Executive MBA ситуация лучше: бизнес-школам удается расставить в этих программах правильные акценты, что подтверждает стабильный спрос со стороны слушателей (хотя EMBA дороже, чем MBA). Многие учебные заведения стараются грамотно разводить обе программы. Например, в ВШБ МГУ с этого года MBA и EMBA будут отличаться не только содержательно, но и в большей степени, чем раньше, по возрасту студентов. До сих пор на MBA набирали слушателей от 27 лет и старше, редко — 26 и 25 лет. Теперь же, по словам Олега Виханского, MBA будут позиционировать как программу для молодых людей от 25 лет и не старше 30, которые хотят делать карьеру. "Основное содержание программы MBA — формирование профессиональных навыков, которые позволят продвигаться по служебной лестнице,— рассказывает Виханский.— А на EMBA будем приглашать людей старше 30 лет, которые уже многого добились в жизни. Им важнее формирование видения, персональное развитие".

Но как ни пытаются бизнес-школы играть по рыночным правилам, они пока не могут добиться главного — чтобы российский бизнес признал степень MBA как знак качества менеджеров. Видимо, до этого момента нам придется пережить еще не один финансовый кризис.

80% опрошенных выпускников считают, что существует зависимость между стоимостью обучения и его качеством


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Независимые эксперты из международной аудиторской компании PricewaterhouseCoopers (PWC) ознакомились с рабочими документами и результатами исследования "Секрета фирмы" и подтвердили правильность использования нашей методики.


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение