• Москва, +3...+5 солнце
    • $ 43,39 USD
    • 54,63 EUR

Коротко

Подробно

-->

Без мужской поддержки

Диана Вишнева отметила свое 15-летие

Гала балет

На сцене Мариинского театра состоялся бенефис Дианы Вишневой, которым балерина опровергла афоризм "Короля делает свита". Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Героиня вечера выступила в четырех контрастных номерах, все появились в ее репертуаре в последние годы, так что бенефис оказался своего рода отчетом о достижениях. Они впечатляют, но впечатлили бы больше, если бы были достойно поддержаны партнерами. Увы, с мужчинами Диане повезло лишь наполовину.

Премьер театра "Ла Скала" рослый красавец Роберто Болле в дуэте из "Дамы с камелиями" Джона Ноймайера выглядел сущим школьником, признающимся в недозволенной любви к учительнице. А так как это адажио лишено всякой недосказанности (Арман срывает платье с Маргариты, и, катаясь по полу, любовники вполне недвусмысленно занимаются сексом), робость кавалера и его ненадежность в поддержках составили изрядную проблему для балерины — актерскую в первую очередь. Диане, обезоруженной отсутствием домогательств, пришлось акцентировать внимание на болезненности своей героини — полуобморочное состояние чахоточной куртизанки убедительно объясняло недостаточный пыл ее любовника. И лишь те счастливцы, которые видели балерину в этом же дуэте с неистовым Марсело Гомесом, знали, какого экстатического танца лишилась публика бенефиса.

Второй, не менее откровенный любовный дуэт — финал "Парка" Анжелена Прельжокажа — оказался неполноценным опять-таки не по вине балерины. Мировая звезда Владимир Малахов, крестный отец Дианы в ее международной карьере (именно он, интендант берлинской Штаатсопер, в 2002 году сделал ее guest star), провел роль так, будто его герой занимался сексом неделю без передышки и сейчас находится в крайней степени истощения. Учитывая, что хореограф Прельжокаж активную роль в этом дуэте отдал даме, складывалось неловкое впечатление, что героиня своим сладострастием способна угробить партнера. Впечатление укрепилось после сцены с длительным поцелуем. Господин Малахов, соединившись губами с партнершей и разведя руки, отклонился на 90 градусов, зафиксировав балерину в горизонтальной поддержке. Из этого статичного положения он не сумел взять нужный форс для предстоящего вращения, отчего вместо упоенного кружения по сцене с развевающейся партнершей вышло весьма натужное проворачивание, не оставившее сомнений в тяготах любовной доли.

Фото: Валентин Барановский, Коммерсантъ

Достойным Дианы оказался лишь неугомонный афроамериканец Десмонд Ричардсон: пусть боевой поединок из "Поворотов любви" провели скорее два атлета, чем два любовника, их телесное совершенство искупило несколько избыточную акробатичность хореографии.

А самым значительным событием вечера стало его начало: в первом отделении Диана Вишнева исполнила балет Марты Грэм "Лабиринт". Впервые отечественная публика получила возможность познакомиться с творчеством ключевой фигуры американского модернизма ХХ века. "Лабиринт", поставленный в 1947 году на специально написанную музыку Джана Карло Менотти, относится к "греческому циклу". Из мифа о Минотавре Марта Грэм удалила все на ее взгляд лишнее, в том числе и Тезея. В ее трактовке Минотавр — это темные инстинкты, обитающие в каждом из нас. Поэтому в балете Ариадна борется не только с громадным полуобнаженным мужчиной с привязанными к голове рогами и руками, распяленными суковатой палкой,— она сражается с необъяснимой притягательностью этого чудовища.

64-летний "Лабиринт" оказался спектаклем, не подверженным времени. Оформленный Исаму Ногучи с японским лаконизмом, он столь же лаконичен в отборе выразительных жестов, поз, движений и взаимодействий и даже в статике сохраняет предельную экспрессивность. Для классической балерины сочетание самоанализа с монументализмом — испытание почти непреодолимое. Однако ни хрупкость, ни многолетняя привычка к выворотности, ни недостаточное владение техническими тонкостями системы modern не помешали Диане Вишневой передать всю значительность хореографии Грэм. И как раз в этом случае партнер ей помог — могучий бритоголовый Бен Шультц сообщил спектаклю ту необходимую степень условности и самоотдачи, без которой немыслимо возрождение балетов американской модернистки.

В трехчастном концерте танцевали коллеги Дианы Вишневой, балерины и первые танцовщики из лучших трупп. Но танцевали они такой убитый репертуар и так, мягко говоря, скромно, что лишь понизили художественную значимость бенефиса. Судя по всему, бенефициантке лучше не делить свои вечера ни с кем.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №114 от 25.06.2011, стр. 5

Наглядно

Социальные сети

  • Следуйте за новостями