• Москва, +13....+25 дождь
    • $ 65,08 USD
    • 72,80 EUR

Коротко


Подробно

Страсбург снимает "Сторожевой контроль"

ЕСПЧ признал политический сыск нарушающим права человека

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вчера признал, что создание милицейской базы данных "Сторожевой контроль", с помощью которой в рамках борьбы с экстремизмом проводятся регистрация и наблюдение за общественно активными гражданами, а также их "профилактические" задержания, нарушает Европейскую конвенцию по правам человека. Незаконность системы политического сыска обжаловал в Страсбурге правозащитник Сергей Шимоволос — один из задержанных в Самаре накануне "Марша несогласных" 2007 года в ряду многочисленной группы оппозиционеров, наблюдателей и журналистов.


Вчера ЕСПЧ огласил решение по жалобе, которую в 2008 году направил против России председатель Нижегородского правозащитного союза Сергей Шимоволос. Он обратился в Страсбург после безуспешной попытки доказать в российских судах незаконность своего задержания 14 мая 2007 года сотрудниками транспортной милиции Самары ("Ъ" писал об этом 15 мая 2007 года). Господин Шимоволос прибыл в Самару в качестве одного из наблюдателей Московской Хельсинкской группы, чтобы провести независимое расследование задержаний организаторов предстоявшего 18 мая "Марша несогласных", который был приурочен к саммиту Россия--ЕС и встрече Владимира Путина с канцлером Германии Ангелой Меркель в 200 км от Самары. Тогда же были задержаны и другие наблюдатели, а также журналисты, в том числе "Ъ".

По версии правительства РФ, изложенной в опубликованном вчера на сайте ЕСПЧ решении, господин Шимоволос был арестован на 45 минут в профилактических целях для предотвращения "нарушения экстремистского характера" — милиция подозревала, что он мог провозить с собой экстремистскую литературу. При этом, как выяснил суд, у правозащитника не было с собой даже багажа, и "правительство не представило каких-либо фактов или информации, которая могла бы удовлетворить объективного наблюдателя в том, что подозрения "разумны", говорится в решении.

Фото: Денис Куриленко, Коммерсантъ

Как "отмечает с озабоченностью" ЕСПЧ, "подозрение, очевидно, было основано на простом факте, что заявитель был членом организации по правам человека". В итоге суд признал в действиях российских властей нарушение "права на свободу" предусмотренного Конвенцией по защите прав человека.

Одновременно ЕСПЧ признал нарушением права "на уважение частной жизни" регистрацию господина Шимоволоса и сбор информации о его передвижениях на поездах и самолетах в милицейской базе данных "Сторожевой контроль", где, по официальным данным, в 2007 году были размещены сведения на 3865 человек.

Как рассказал вчера "Ъ" господин Шимоволос в ходе одного из разбирательств в Нижегородском райсуде, где он оспаривал незаконность создания "системы политического сыска" под видом борьбы с экстремизмом, ему удалось ознакомиться с истребованными судом материалами "Сторожевого контроля". Оказалось, что в этой базе данных к потенциальным правонарушителям и экстремистам причислены не только скинхеды и националисты, но и другие общественно активные граждане — в частности, отдельные рубрики отведены правозащитникам и членам оппозиционных партий. Добиться в российском суде исключения из базы данных и ликвидации всех содержащихся в ней сведений на граждан, не признанных в судебном порядке лицами, причастными к экстремистской деятельности, правозащитнику не удалось: Нижегородский райсуд решил, что, "учитывая общественную деятельность заявителя, ГУВД имело право на внесение его в базу данных".

Однако ЕСПЧ вчера пришел к противоположному выводу, признав, что, собирая и храня данные о передвижениях правозащитника, российские власти вторглись в его личную жизнь. При этом сама база данных, как отметил ЕСПЧ, создавалась на основании ведомственного приказа МВД, который не был опубликован и не был доступен населению. "Граждане не могут знать, почему их регистрируют в базе данных, как долго хранится информация о них, что это за информация, как она собиралась и использовалась и кто ее контролирует. В результате способ и границы сбора информации и использовании информации из базы данных непонятны и непредсказуемы, что противоречит требованиям конвенции", говорится в пресс-релизе ЕСПЧ. В его решении также отмечается, что регистрация господина Шимоволоса в базе данных милиции позволяла ей регулярно допрашивать его о целях поездки, доходах и политических взглядах.

Фото: Василий Богатов, Коммерсантъ

Согласно решению ЕСПЧ, правительство РФ в ходе процесса утверждало, что создание базы данных о "потенциальных экстремистах" совместимо с национальным законодательством, в частности с законами о милиции, об оперативно-разыскной деятельности и о борьбе с экстремизмом, и преследует цель защиты национальной безопасности. Но ЕСПЧ признал, что законодательство РФ не указывает "с достаточной ясностью объем и порядок осуществления полномочий местных властей по сбору и хранению информации в базе данных по надзору за частной жизнью лиц". А правила тайного наблюдения не содержат "минимальных гарантий против злоупотреблений". "Чтобы избежать злоупотреблений, характер, масштабы и продолжительность возможных мер, основания, необходимые для их заказа, а также органы власти, уполномоченные разрешать, осуществлять и контролировать их" должны быть четко предусмотрены национальным законодательством, а не ведомственными приказами, считают в ЕСПЧ.

Впрочем, к ликвидации скандальной базы данных решение ЕСПЧ вряд ли приведет. Например, ЕСПЧ еще в 2009 году в решении по делу экс-главы Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова против России (по которому авторитетному бизнесмену была присуждена компенсация в размере €26 тыс.) указал, что действующий в России закон об оперативно-разыскной деятельности дает широкую почву для злоупотреблений. Однако выявленные в Страсбурге дефекты закона до сих пор не устранены.

Господин Шимоволос, в свою очередь, никаких компенсаций в своем иске не требовал. Несмотря на то что милиция уже исключила его из скандальной базы данных "за истечением срока постановки", вчера он заявил "Ъ", что намерен добиваться пересмотра проигранных им в российских судах дел и ликвидации незаконной системы оперативно-разыскных мероприятий. "За последние годы нам не удалось провести ни одного мероприятия и семинара Нижегородского правозащитного союза, так называемые профилактические действия милиции и ФСБ в отношении меня и моих коллег планомерно препятствуют нашей правозащитной деятельности",— заявил правозащитник.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург; Тамила Джоджуа


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение