Коротко


Подробно

Революционный ситчик

Ивановский агитационный текстиль на гастролях в Москве

Выставка дизайн

В Музее современной истории России проходит выставка "100% Иваново. Агитационные ткани и эскизы текстильных рисунков 1920-х--1930-х годов из собраний музеев Москвы и Иваново", сделанная в рамках программы "Первая публикация" Благотворительного фонда Владимира Потанина. Рассказывает АННА ТОЛСТОВА.


Не то чтобы ивановские ситчики в трактор и лампочку Ильича были совсем уж открытием: имеются кое-какие исследования, что-то мелькает на выставках. Однако тема все еще мало изучена, и даже термин "агитационный текстиль", придуманный по аналогии с "агитационным фарфором", пока не получил академического признания. В общем, неудивительно, что именно Ивановский государственный историко-краеведческий музей им. Д. Г. Бурылина со своим текстильным подразделением "Музей ивановского ситца" в прошлом году победил в конкурсе "Первая публикация", благодаря которому музеи России получают шанс изучить и опубликовать свои уникальные коллекции на таком уровне, какого местными музейными силами не достичь, а фонд Потанина получает роскошные издания работы Евгения Корнеева, выигрывающие призы на всевозможных книжных конкурсах. С прошлого года потанинский фонд не ограничивается книгами и позволяет музеям-победителям сделать в Москве полноценную выставку. Дизайном первой, "Небеса Кенозерья" в Научно-реставрационном центре имени Грабаря, занимался архитектор, художник и куратор Юрий Аввакумов, к нему обратились и на этот раз.

Юрий Аввакумов переосмыслил старорежимный мотив ситчика в горошек в авангардно-космическом духе: выстроенные плавными дугами белые стенды-паспарту прорезаются круглыми окошками-иллюминаторами, в которые вставлены лоскутки с идеологически выдержанными орнаментами. Ситец, сатин, бумазея, фланель или кисея фасонная — за горошинами иллюминаторов открывается величественная панорама мифической советской вселенной. Где дымят трубами заводы и фабрики, высятся башенные краны и линии электропередачи, тракторы и молотилки бороздят пшеничные поля, крейсеры и парусники — моря, а цеппелины и самолетики-этажерки — небеса, с которых сияют пятиконечные звезды, шестеренки, наковальни, трансмиссии, серпы и молоты. Наш паровоз вперед летит, за ним — мотогонщики, за ними — красноармейцы на лыжах, следом маршируют пионеры с барабанами, а в хвосте (если ткань предназначалась для республик Средней Азии) плетется караван верблюдов. И буржуазные цветочки, на которые оказались так падки несознательные советские женщины, расцветают тут не просто так, а чтобы Сергей Логинов мог зашифровать в лепестках и листках лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!".

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Век агитационного текстиля был краток: на выставке представлены образцы 1923-1934 годов (большинство — из Ивановского краеведческого музея, но есть и несколько экземпляров из Исторического музея). В 1933-м газета "Правда" опубликовала печально знаменитый фельетон "Спереди трактор, сзади комбайн", где иваново-вознесенских художников-текстильщиков называли не просто "кучкой халтурщиков, которая, прикрываясь псевдореволюционной фразой, пачкала материю", но, что еще хуже, "классовыми врагами". А на выставке 1934-го "Брак в производстве" наряду с действительно бракованными тканями уже экспонировались агитационные. Но, пока на протяжении всего "агитационного" десятилетия в Москве шли дискуссии о том, быть ли новому социалистическому орнаменту, каким ему быть, беспредметным или тематическим, и не является ли замена мещанских розочек пролетарскими паровозами банальным приспособленчеством, иваново-вознесенские художники стахановскими темпами внедряли в производство наглядную агитацию. Кто во что горазд: из вороха ивановских ситцев можно извлечь и вхутемасовский радикализм, и нечто куда более традиционное. По эскизам Сергея Бурылина, начавшего работать еще до революции, порхают самолеты, заблудившиеся в розах, и тракторы, заблудившиеся в звездах. У Андрея Голубева текстильщицы за станком, нарисованные по заветам ОСТа и отпечатанные в благородном пурпурном, из Византии пришедшем тоне, строятся бесконечными рядами, словно бы иллюстрируя размышления Зигфрида Кракауэра об "орнаменте масс". А с Владимиром Масловым, похоже, и вовсе приключилось стилистическое раздвоение личности. У него в ситце "Спорт" 1927 года прыгуны с трамплина, лыжники, волейболисты, велосипедисты, конькобежцы и теннисисты, упражняющиеся в одном поле изображения, как на каком-то чудесном универсальном стадионе, застывают в конструктивистских ракурсах а-ля Дейнека. А в его же сатине декоративном, "Индустриализация деревни" 1925 года, сцены уборки урожая, идиллической слащавостью предвосхищающие "Кубанских казаков", отделены друг от друга фруктово-цветочными картушами такого пышного барокко, будто эту тряпочку спроектировали в мастерской Рубенса.

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Экспозицию тканей и эскизов к ним предваряет краткий исторический раздел: фотографии легендарных иваново-вознесенских стачек, виды нового индустриального Иваново-Вознесенска (в 1932-м его переименовали в Иваново), застроенного по проектам конструктивистов и неоклассика Ивана Фомина, и ранние советские плакаты, не только бумажные, но и текстильные, выполненные в техниках аппликации и росписи по ткани. В годы НЭПа и первых пятилеток небольшой и грязный в дореволюционном прошлом городишко с колодцами и дощатыми нужниками во дворах превратился в "Красный Манчестер": вокруг текстильных фабрик-гигантов возник город солнца с дворцами культуры, домами-коммунами, фабриками-кухнями, образцовыми рабочими поселками, водопроводом, канализацией и другими приметами социалистического быта. И пусть газета "Правда" писала о том, что нельзя "превращать честного трудящегося в передвижную картинную галерею", тут становится очевидно, что появление фабричных труб и циркулярных пил на занавесках, простынях и юбках честных трудящихся было так же естественно и органично, как и появление ямочно-гребенчатого орнамента в керамике срубной культуры.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение