Коротко


Подробно

Принцу не прикажешь

Роберт Джонсон — о Кейт Миддлтон, первой представительнице среднего класса в семействе Виндзоров

Свадьба принца Уильяма, которая должна состояться 29 апреля, заставила весь мир задуматься о цене любви — теперь от нее зависит судьба древнейшей монархии*


Роберт Джобсон


* Полностью книга Роберта Джобсона "Уильям и Кейт. Love story", отрывки из которой мы публикуем, выходит в издательстве "РИПОЛ классик"

За все то время, что Кейт считалась близкой подругой Уильяма, она ни разу не сделала ни одного неверного шага. Она и ее родные стойко выдерживали нападки всех снобов, которые недвусмысленно давали понять, что монархия не нуждается в людях со стороны. Дочь бывшего пилота Майкла и бывшей привлекательной стюардессы Кэрол, а ныне состоятельных владельцев компании по пересылке товаров почтой, многим казалась простолюдинкой, недостойной того, чтобы выйти замуж за будущего короля. Некоторые даже сомневались в искренности ее чувств, утверждая, что для нее это брак по расчету; другие говорили, что она сама ничего не решает и что ею просто командуют. Ходили слухи, будто королева посоветовала ей найти себе работу и заняться чем-то полезным, вместо того чтобы преследовать сомнительную цель, дожидаясь, когда же Уильям заговорит о браке. (Взять будущую принцессу на работу хотели многие, от русских олигархов до ведущих модельеров. Но Кейт понимала, что ее тут же начнут обвинять в том, что она использует свои связи с Уильямом для получения материальной выгоды, и обвинения эти еще не раз осложнили бы ее жизнь в будущем. Пока Уильям не сделал ничего для официального оформления отношений, она находилась в неловком положении. Кейт не получала никаких налоговых льгот, которыми пользуются младшие члены королевской фамилии, а вместе с тем она была гораздо больше на виду у публики.) Кейт стойко держалась под градом критики, что неудивительно для девушки, которая в ответ на вопрос, думает ли она, что ей повезло встретиться с принцем, уверенно ответила: "Это ему повезло встретиться со мной".

Без права на ошибку


Бракосочетание принца Уильяма Артура Филиппа Луиса Уэльского и Кэтрин Элизабет Миддлтон имеет невероятно важное значение для современной истории британской монархии.

Этот союз закладывает новую традицию, ведь прямой наследник трона выбрал себе невесту вне своего социального круга и класса. Это брак по любви, отличающийся от брачных союзов прежних английских правителей, которые, как правило, заключались по соображениям династического или дипломатического характера. В отличие от погибшей матери Уильяма, Кейт даже не аристократка, а ведь принцессу Диану тем не менее тоже считали посторонней для королевской фамилии. Прибыв на церемонию в собор Святого Павла, она именовалась леди Диана Спенсер.

После гибели принцессы Дианы королевское семейство и в особенности семья принца Уэльского оказались открыто выставленными на всеобщее обозрение: все теперь считают своим долгом критиковать любые их действия. Уже два человека с титулом принца Уэльского совершили катастрофические ошибки в выборе невесты (король Эдуард VIII, отказавшийся от престола, чтобы жениться на американке Уоллис Симпсон, и принц Чарльз.— "О"). Новый удар такого рода может оказаться последним для монархии.

Естественно, что королева Елизавета проявила неподдельный интерес к роману своего внука с Кейт Миддлтон. Параллели между нынешним и предыдущим поколением слишком очевидны, чтобы их игнорировать. Когда об отношениях Уильяма и Кейт стало известно, ему было 23, а ей 24 года — примерно в таком же возрасте влюбились Чарльз и Камилла. Конечно, монарху не следует витать в облаках и фантазировать о несбывшемся, но иногда бывает так трудно удержаться от вопроса: "А что если?.." Что если бы Чарльз сделал правильный выбор в молодости? Но тут возникает и вполне законный вопрос: что если Уильям сделает неправильный выбор?

Одна из бывших фрейлин королевы дала мне понять, что королева намерена проследить за тем, чтобы и в жизни ее внука все сложилось удачно. Для нее относительная молодость принца является преимуществом, а не недостатком. "Королева считает, что брак Чарльза с Дианой не удался еще и потому, что ко времени женитьбы ему было 32 года и у него были вполне сформировавшиеся предпочтения",— сказала мне эта женщина.

Младший принц Гарри, будущая принцесса Кэтрин и мачеха Камилла Паркер-Боулз. Сейчас новая королевская семья выглядит очень современно

Младший принц Гарри, будущая принцесса Кэтрин и мачеха Камилла Паркер-Боулз. Сейчас новая королевская семья выглядит очень современно

Фото: AP

Впрочем, то время давно прошло. Внешний мир за стенами королевского дворца изменился до неузнаваемости. Но все же одно требование к принцам королевской крови — требование, сыгравшее решающую роль в жизни короля Эдуарда VIII и определившее судьбу Чарльза,— остается неизменным: обязанность найти себе подходящую невесту. Если Уильям хочет избежать скандалов, сопровождавших предыдущего принца Уэльского, он должен не только найти себе девушку по душе, но и убедиться в том, что она не имела порочащих ее связей; должен удостовериться, что она достойна уважения и подходит для общественной роли, а также для роли матери наследников — предпочтительно мальчиков, хотя это будет и не так уж важно, если при жизни Уильяма примут столь обсуждаемую поправку об отмене права старшего сына на наследование. Если по ошибкам его предшественников и можно судить о чем-то, так это о том, что жизненный путь принца не так легок, как кажется.

Стать своей


О том, что Уильям и Кейт близки, весь мир узнал в марте 2005 года, когда Уильям пригласил Кейт посетить Клостерс во время ежегодного лыжного паломничества туда принца Чарльза, незадолго до его свадьбы с Камиллой. На шумной и многолюдной вечеринке он открыто демонстрировал свои чувства к возлюбленной и однажды даже посадил ее к себе на колени. Там же присутствовал и его отец, который, казалось, воспринимал эту сцену как нечто само собой разумеющееся. Что касается Кейт, то во время этой поездки ей удалось показать окружающим, в том числе и отцу своего молодого человека, насколько далеко зашли их отношения. Она дружески беседовала с принцем Чарльзом в ресторане; в другой раз они увлеченно о чем-то говорили, поднимаясь на склон по канатной дороге.

Тогда же принца Чарльза впервые сфотографировали с девушкой его старшего сына. К тому времени ему и Камилле несколько раз представился случай познакомиться с девушкой поближе; оба они нашли ее милой и симпатичной. Она непринужденно вела себя с родными Уильяма, ей нравилась компания Гарри и его друзей. Стало ясно: Кейт — это всерьез и надолго.

23 июня 2005 года Уильям получил степень на глазах отца, приемной матери и дедушки с бабушкой, а также нескольких сотен гордых родителей других студентов. В пяти рядах от принца сидела молодая женщина в сексуальной короткой юбочке под мантией и в туфлях на высоких каблуках, которая уже прошла через церемонию за 80 выпускников до него. На сцену ее вызвали под именем Кэтрин Миддлтон. Получив свой диплом, она широко улыбнулась и вернулась на место, перекинувшись взглядом с Уильямом, который гордо улыбнулся ей в ответ.

"Сегодня особенный день, и я восхищен тем, что могу поделиться своей радостью со своими близкими, особенно с бабушкой, которая постаралась прийти, несмотря на не совсем подходящую погоду",— произнес он в своей речи, показавшейся немного суховатой и официальной. Более естественным казалось чувство заботы, с каким королева похлопала по плечу своего внука, а он поцеловал ее в обе щеки. И гораздо более естественной была улыбка на лице Кейт, когда она, по настоянию Уильяма, знакомила с королевой своих родителей — как будто для нее это было самым обычным занятием.

"Следите за развитием ситуации,— посоветовали мне заслуживающие внимания источники во дворце.— То, что Кейт несколько раз встречалась с ее величеством и ужинала с ней в частном порядке, не следует недооценивать. Ее величество осталась довольна Кейт. Кейт обладает непринужденной манерой поведения, а в обществе королевы это преимущество".

Вскоре редакторам газет было разослано предупреждение о недопустимости преследования Кейт, в котором говорилось о том, что некоторые фотографы постоянно переходят все границы, установленные Комиссией по жалобам на прессу. Уильям был намерен идти дальше. По вопросам неприкосновенности частной жизни его консультировал секретарь отца по связям с общественностью. Особенно Уильяма интересовало, как можно воспользоваться прецедентом монакской принцессы Каролины, которой удалось доказать вину фотографов в Страсбургском суде. В итоге после в германской печати было запрещено публиковать фотографии принцессы Каролины и ее детей. Мог ли Уильям добиться того же для своей любимой девушки? Он обсудил этот вопрос с Кейт и ее родными, а через несколько недель обратился к королевским юристам с просьбой предпринять какие-либо официальные шаги с целью обеспечить спокойствие Кейт.

Об этом говорили и на совещаниях в Скотленд-Ярде. Как оправдать миллионные затраты на расследование обстоятельств гибели принцессы Дианы и не обращать при этом внимания на реальную угрозу женщине, которую будущий король выбрал себе в близкие подруги? После консультаций с личными охранниками принца Уильяма офицеры из Скотленд-Ярда разработали ряд мер на случай "непредвиденных угроз". Любопытен сам факт такого обсуждения вопросов безопасности Кейт в то время, когда правительство издавало директиву сокращения расходов на безопасность членов королевского семейства.

Осветитель двора

Визитная карточка

Роберт Джобсон — журналист, автор книг о королевском семействе: "Диана. Тщательно охраняемый секрет", бестселлер от Sunday Times и New York Times, написанный в соавторстве с личным охранником принцессы Дианы; "Принцесса Уильяма" и "Война Гарри. Истинная история принца-солдата". Лауреат премии Scoop of the Year ("Сенсация года") за материал 2005 года о предстоящем бракосочетании принца Чарльза и Камиллы Паркер-Боулз. На протяжении 20 лет публикует новости о королевском семействе в изданиях The Sun, Daily Express, Evening Standard и News of the World. Регулярно выступает на телевидении в качестве официального комментатора новостей, посвященных королевскому семейству.

Инспектор Кен Уорф, бывший охранник принцессы Дианы, заявил, что принц Чарльз просто обязан выделить Кейт своих охранников, которые постоянно наблюдали бы за ней до тех пор, пока не будет объявлено о ее помолвке с Уильямом, после чего она уже перейдет на попечение Скотленд-Ярда.

Новый состав труппы


Когда принцы проходили военную подготовку, Кейт отметилась на Золотом кубке в Челтнеме. Подносить кубок победителю должна была Камилла.

Ко второму забегу Кейт появилась на балконе королевской ложи, где друг принца, лорд Вести, выставил закуски для Чарльза и Камиллы. Там же находились дочь Камиллы Лаура и ее тогдашний ухажер Гарри Лопес; кроме них в ложе были Том Паркер-Боулз и его жена Сара, Зак Голдсмит, Бен Элиот и Томас ван Страубензее, один из ближайших друзей Уильяма. Впервые за все время Кейт пригласили на такую исключительную встречу одну. Конечно, главной героиней оставалась Камилла, для которой это было официальное мероприятие, но она вовсе не смущалась присутствием рядом с собой другой, более молодой женщины, которая отвлекала часть внимания на себя. Даже напротив — похоже, что Камилле это нравилось. Если кто и понимал, какое волнение в тот момент испытывала Кейт, так только сама Камилла, у которой был большой опыт публичного присутствия рядом с членами королевского семейства без собственного четко определенного статуса.

Фотографии того дня продемонстрировали публике своего рода "новое" королевское семейство. Новое, свежее и на удивление привлекательное семейство, состоящее из более разнородных представителей, отражавших различные социальные реальности. Каждому здесь было что рассказать: у кого-то за плечами была история супружеской неверности и борьбы за счастье в браке; кто-то мог поведать о юношеской любви, другие — об утраченных, но позже вновь обретенных привилегиях. Это был как бы "новый состав труппы": любовница в роли жены, раздражительный принц в роли заботливого приемного отца, любящего мужа и, возможно, будущего свекра.

Вскоре после этого выяснилось, что Чарльз разрешил Уильяму и Кейт разделить комнату в Хайгроуве, где она уже стала регулярной гостьей. Конечно, требование "только не под моей крышей" выглядело бы странным со стороны человека, уличенного в адюльтере. И все же это был шаг, который Чарльз сделал навстречу Уильяму, признавая зрелость своего сына и серьезность его намерений. Королева также негласно признала их, когда выделила молодой паре романтический коттедж в поместье Балморал в горной Шотландии и приказала начать работы по его реконструкции стоимостью 80 тысяч фунтов стерлингов. Этот коттедж, которому уже 120 лет, находится в дальнем уголке королевского поместья, неподалеку от собственной резиденции Чарльза в Беркхолле,— это поместье чрезвычайно нравится как Чарльзу, так и Камилле, после свадьбы они даже выразили пожелание встречать там каждый Новый год. На протяжении долгого времени Балморал напоминал Чарльзу о разногласиях с Дианой. Ему нравилось гулять по лугам и лесам; лениво сидеть рядом с закинутой для вида удочкой; он мог часами наблюдать за тем, как течет река. Диана этого совсем не понимала. Она ненавидела скучную жизнь в такой, как ей казалось, "душной глуши". А вместе с Камиллой они гуляли по пустошам как обычная семейная пара — настоящие "мистер и миссис Уэльские". Возможно, отчасти симпатия Чарльза к Кейт объяснялась еще и тем, что в ней он нашел подходящую Уильяму пару для прогулок по шотландским холмам. Хотя счет оплатила королева, она, вероятно, не сделала бы этого без благословения отца Уильяма.

Комиссия по будущему


На 81-м году жизни королева убеждена, что все решения, определяющие судьбу монархии, уже давно приняты и ключевые игроки расставлены по местам, вплоть до будущей супруги Уильяма, которой, как известно, станет Кейт.

Один информант из дворца сказал мне: "Решения уже приняты, и процесс ухода королевы с публичной сцены уже запущен. Ей 80 лет, да и Филипп, хотя он тоже хорошо сохранился, уже давно старик. Секрет сохранения монархии, как считает сама королева, заключается в том, чтобы подготовить ее к переменам, но незаметно для окружающих".

Именно это сейчас и происходит — королева без лишнего шума отходит на задний план. Она осознает свое место в истории и понимает, что настало время приспосабливаться к духу времени, иначе монархия рискует просто распасться. В настоящий момент перед нами разворачивается нечто вроде передачи полномочий.

Будущее королевского семейства планируют старшие его члены вместе с кликой верных помощников и советников. Они встречаются дважды в год, в рамках так называемой Комиссии по будущему. В семье, где письмами обмениваются чаще, чем разговаривают друг с другом, где личные секретари братьев и сестер заранее согласуют телефонные звонки своих начальников, где каждая запись в дневнике должна быть подтверждена, "Комиссия по будущему" служит аналогом кухонных бесед, во время которых обсуждаются перспективы. Эту комиссию в начале 1990-х учредил лорд Эйрли, один из самых любимых советников королевы, занимавший тогда пост лорда-гофмейстера. Депутаты парламента вольны обсуждать достоинства и недостатки монархии, но именно комиссия, встречи которой проходят за закрытыми дверями, принимает решения, определяющие дальнейшую судьбу королевского семейства.

Как королева, так и принц Филипп определенно намерены что-то предпринять, чтобы модернизировать монархию. Кларенс-Хаус (Вестминстерская резиденция членов британской королевской семьи.— "О") сделал все возможное, чтобы скрыть информацию о том, что на Рождество 2005 года принц Уильям впервые принял участие в заседании "Комиссии по будущему". Пусть Чарльз с Камиллой и остаются следующими на очереди, но будущее монархии должны определять Уильям со своей невестой. Букингемский дворец, в настоящее время действительное и символическое сердце монархии, перестанет быть главной резиденцией монарха. Часть его будет передана королевской администрации, а часть открыта для посещений публики. Он превратится в своего рода живой музей и художественную галерею. Тем временем королева будет проводить большую часть времени в своем любимом Виндзорском замке — прогуливаться верхом по Большому парку, пока позволяет здоровье, и наслаждаться финалом своего царствования во дворце, который всегда считала своим домом.

То, что королева все больше времени проводит со своим любимым внуком,— вовсе не совпадение. А тот, казалось, стал гораздо больше внимания уделять королевским обязанностям. Его первый официальный визит в Новую Зеландию в 2005 году был просто обречен на успех. После этого принц прошел подготовку в Сэндхерсте (Королевская военная академия.— "О"), а это говорило о том, что он сам осознал, насколько она важна для будущего главнокомандующего вооруженными силами. Определенную значимость представляет и его пост президента Футбольной ассоциации. Не следует забывать и о том, что в свое время президентами Футбольной ассоциации были короли Георг V и Георг VI. Смысл его президентства очевиден: он не просто играет в поло, как отец, он еще и увлекается национальным видом спорта. Все это придает ему и королевскому семейству вообще налет современности.

Что касается Кейт Миддлтон, то лучшей представительницы среднего класса не найти. Она из того самого общественного слоя, из которого несколькими поколениями ранее выходили разве что любовницы королей и принцев. Но это вовсе не значит, что она не обладает качествами, достойными невесты принцы. У нее незапятнанное прошлое, она умеет держать себя на людях, она отличается сдержанностью и скромностью и вместе с тем способна на глубокое чувство, какое испытывала к своему избраннику задолго до того, как об их отношениях стало известно широкой публике.

Королевская семья испытывает необходимость в юношеской романтике, а не в подростковой бесшабашности. В лице симпатичной Кейт и рослого Уильяма она, возможно, обрела такую романтику.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Огонёк" №15 от 18.04.2011, стр. 48

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение